Flag Counter

Киберигра без правил. Почему США пугают «цифровым апокалипсисом»

Иногда кажется, что американцы совершенно не могут жить без фобий и сами делают все для того, чтобы поддерживать их в своем массовом сознании. Вот и сейчас одной из самых популярных тем дискуссий в масс-медиа и в экспертном сообществе США, похоже, становится возможность кибервойны с Россией — этакого «цифрового Армагеддона», который непременно должен произойти по вине коварных русских.

Россия по-прежнему наделена в США статусом «обычного подозреваемого», ей сходу приписывают любую хакерскую атаку. В Америке доверяют выводам своих спецслужб о якобы вмешательстве Москвы с помощью компьютерных технологий в ход президентских выборов в 2016 году и не на шутку опасаются кибернападения на стратегически важные элементы инфраструктуры.

Разговоры об этом, по сути, не умолкают более пяти лет и усилились после начала специальной военной операции России на Украине. Администрация Джо Байдена сразу же предположила, что Москва готовит «враждебные акции в киберпространстве» в ответ на санкции Вашингтона, и посоветовала всем своим ведомствам покрепче «закрыть цифровые двери». Позже, однако, заместителю помощника президента по национальной безопасности Энн Нюбергер пришлось признать, что у США «нет конкретной разведывательной информации о конкретном запланированном нападении» со стороны России. Впрочем, американские власти нашли и для этого объяснение: Россия якобы сосредоточила все ресурсы на Украине, и ей сейчас не до Соединенных Штатов.

Тем не менее в последние дни тема кибервойны между двумя странами зазвучала вновь. Правда, произошло это не в результате каких-то действий Москвы, а после того как глава Киберкомандования Вооруженных сил США, руководитель Агентства национальной безопасности (АНБ) генерал Пол Накасоне рассказал в интервью британскому телеканалу Sky News, что американские спецслужбы, пытаясь поддержать Украину, осуществили против России «ряд операций по всему спектру — наступательных, оборонительных, информационных».

Реакция Москвы была предсказуемой. Спецпредставитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности Андрей Крутских порекомендовал Соединенным Штатам не провоцировать Россию на ответные меры — «отпор, безусловно, последует, будет твердым и решительным». «Однако итог этой «заварушки» может оказаться катастрофическим, ведь в прямом киберстолкновении государств не будет победителей», — предупредил дипломат.

Насколько известно, еще на встрече в Женеве в июне 2021 года состоялся откровенный разговор об этом между президентами двух стран — Владимиром Путиным и Джо Байденом. Судя по всему, после чего стороны решили не пересекать определенные красные линии, чтобы не доводить дело до прямого столкновения в киберпространстве. Сегодняшние заявления выглядят скорее как некая периодическая проверка на прочность системы киберзащиты друг друга — как самолеты, приближаясь к чужим воздушным границам, проверяют надежность системы ПВО вероятного противника.

Тем не менее совсем скидывать со счетов вероятность такого столкновения, как мне кажется, не стоит. Желающих попугать своих соотечественников «цифровым апокалипсисом» в Америке немало.

Отражать кибернападение не готовы

Базирующийся в Лондоне Международный институт стратегических исследований в своем прошлогоднем докладе сделал вывод о том, что Соединенные Штаты обладают «более развитыми, чем у любой другой страны, возможностями» для осуществления наступательных киберопераций. Пожалуй, самая известная из них — это внедрение вируса Stuxnet в компьютерные программы на ядерных объектах Ирана в 2007–2010 годах. После чего Тегеран обвинил Вашингтон в развязывании кибервойны.

Казалось бы, чего американцам при таких возможностях (в кибервойсках численность 6 тыс. человек под командованием генерала Накасоне) опасаться столкновений в киберпространстве и всерьез рассуждать о «кибернетическом 9/11»? Старший советник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Гленн Герстелл, который ранее занимал высокий пост в АНБ, считает, что главная причина заключается в неспособности США отразить подобное нападение. «Наши вооруженные силы действительно обладают великолепными возможностями и могут осуществить ответные наступательные кибероперации, но как страна мы не готовы защитить себя», — заявил он в интервью британской газете The Guardian.

По мнению Герстелла, «частный сектор не подготовлен к нападению». Требуются административные меры, которые будут обязательными для всех учреждений и объектов инфраструктуры, имеющих стратегическое значение, — от дорог, мостов и туннелей до банков, больниц и крупных публичных компаний, отметил специалист.

Администрация Байдена не сидит сложа руки: в прошлом году президент подписал указ об усилении мер кибербезопасности и защите правительственных компьютерных сетей. В начале нынешнего года американские федеральные ведомства, включая Агентство по обеспечению инфраструктурной и кибербезопасности, ФБР и АНБ, подготовили для всех организаций рекомендации по защите от хакеров. Однако разговоры о разработке общенациональных стандартов в этой области не только для государственных, но и частных структур пока остаются лишь разговорами.

Нормы для кибероружия

В то же время спецслужбы США (мол, чтобы поддержать Украину) разработали различные варианты наступательных киберопераций против России, которые были представлены Байдену. Как стало известно телекомпании NBC, в их числе — организация выведения из строя стратегически важных объектов инфраструктуры, нарушения работы каналов связи и линий электропередачи, диверсий на железных дорогах. «Вы можете сделать все: можете замедлить движение поездов, а можете сделать так, что они сойдут с рельсов», — сказал один из собеседников телекомпании.

Как сообщили источники NBC, большинство потенциальных операций направлено «на подрыв, а не на разрушение» — в результате этих действий не должны гибнуть люди, — и поэтому США считают, что их нельзя назвать актом агрессии. Вашингтон не будет признавать их публично и крайне опасается эскалации киберконфликта, который может перерасти в настоящее военное столкновение. Мнения внутри администрации Байдена относительно этих предложений разделились, и окончательного решения принято так пока и не было.

«Все, что мы можем сделать им, они могут сделать нам», — признал один из собеседников NBC. «Соединенные Штаты не ведут войну с Россией», — добавил другой. Пресс-секретарь Белого дома Карин Жан-Пьер, в свою очередь, заявила, что США не считают, будто проведение наступательных киберопераций, о которых говорил генерал Накасоне, противоречит заявлениям Байдена о нежелании вступать в прямую конфронтацию с Москвой.

«Чего совсем уж не хотелось бы видеть, так это действий США и России в киберпространстве по принципу «око за око» в целях взаимного уничтожения критически важной инфраструктуры», — сказал NBC эксперт по кибербезопасности из консультационной фирмы Silverado Policy Accelerator Дмитрий Альперович. «Цифровое 11 сентября маловероятно», но поведение сторон вызывает тревогу, считает его коллега Джон Кофрансеско из компании Fortress Information Security. Поэтому, подчеркнул он, надо относиться к кибероружию так же, как мы относимся к обычному оружию. Иными словами, разработать в этой области систему международных норм и соглашений.

Не переступить порог

О необходимости подготовки таких договоренностей неоднократно говорил и спецпредставитель российского президента Андрей Крутских, возглавляющий в МИД РФ Департамент международной информационной безопасности. По его словам, «ставки слишком высоки, чтобы полагаться на игру без правил».

После прошлогодней встречи Путина и Байдена в Женеве стороны учредили совместную группу по проблемам безопасности в сфере информационно-коммуникационных технологий в формате «Кремль — Белый дом», которая позволила им обменяться списками объектов критически важной информационной инфраструктуры. В феврале Россия направила США предложения о начале разработки мер защиты этих объектов, планировалась очная встреча экспертов, но из-за событий на Украине контакты были приостановлены. Российско-американские отношения находятся в глубоком кризисе, выхода из которого пока не видно. Соответствующая работа ведется только в ООН, в частности в Рабочей группе открытого состава по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности.

Кибербезопасность уже стала неотъемлемой частью национальной и международной стратегической безопасности. И если завтра в Москве и Вашингтоне (или какой-либо другой стране) будут в том или ином виде приняты на вооружение доктрины киберсдерживания по аналогии с ядерными, то удивлять это никого не должно.