Flag Counter

Бумеранг вернулся. Металлурги больше не будут «нахлобучивать» государство

Буквально сегодня (14 июня) на канале вышел материал о том, как ливийский бумеранг возвращается и бьёт по США:

Вот и металлургам тоже достается. Сейчас они фактически возвращают то, что отобрали у внутренних потребителей за последние несколько лет, задирая цены на внутреннем рынке до уровня экспортных. Хотя, даже экспортными их назвать сложно.

Например, в январе средняя цена горячекатаного рулона на внутреннем рынке составляла 77 тысяч рублей за тонну, арматура — около 70 тысяч рублей за тонну. Вместе с этим первая позиция на базисе FOB в Китае равнялась в пересчете на рубле 55,7 тыс. за тонну, а вторая на базисе FOB в Турции 55,5 тыс. за тонну. А в конце февраля разница доходила и вовсе до 40% и 32% соответственно

Однако металлурги продавали на европейский рынок и держали внутренние цены сопоставимыми с котировками в Евросоюзе, заявляя, что это и есть самые настоящие рыночные отношения. Правда, надо бы было им тогда и цену за электроэнергию поставить как в Европе

Как бы то ни было, сейчас ситуация поменялась с ног на голову

Бенефициар НЛМК Владимир Лисин

Сейчас стоимость металлургической продукции на внутреннем рынке опустилась на 40% по сравнению с началом года. Так, горячекатаный прокат стоит около 46 тысяч рублей за тонну, арматура — чуть более 40 тысяч рублей.

В общем, на внутреннем рынке настала самая настоящая конкуренция, когда компании снижают цены, пытаясь сбыть как можно больше физического объема продукции. Плюс свою роль сыграло новое правило правительства. Сейчас максимальная наценка на металлургическую продукцию для внутреннего рынка должна составлять не более 10-12% от себестоимости.

Впрочем, и при таких ценах металлурги не работают в убыток, а даже получают неплохую прибыль. Можно сказать, что на внутреннем рынке наконец-то наступила нормальная ситуация, когда выгоду получают абсолютно все его участники: и производители, и прямые потребители, и население, и государство. Нет никакого перекоса ни в одну сторону.

Более того, низкие цены на металлургическую продукцию являются хорошим драйвером развития отечественного машиностроения и иных металлоёмких производств.

С чем есть проблемы — так это с экспортом. В значительной степени он прекращен. Все эти годы металлурги выстраивали отношения, как правило, с европейскими покупателями. Расчет был очевиден, поскольку самые высокие цены на продукцию обеспечивает именно Евросоюз, что позволяло предприятиям отрасли получать сверхприбыли и, к сожалению, выводить их в большей степени в кипрские офшоры.

Впрочем, нынешняя ситуация прекрасно показывает, что никакого не то, что политического, а даже геоэкономического чутья у металлургов не было. Они любят подчеркивать, что являются профессионалами своего дела и понимают в специфике сектора куда больше, чем даже государство. Однако на деле все оказалось иначе. Гонясь за сверхприбылью, металлурги не обеспечили себе диверсификацию экспорта, не смогли гарантировать защищенность внешних поставок, не придавали абсолютно никакого значения геополитическому фактору.

В результате вместо того, чтобы сейчас уже работать по отлаженным азиатским, ближневосточным и латиноамериканским направлениям, они вынуждены сокращать производство, спешно пытаясь хоть как-то переориентировать экспорт. Правда, сделать это быстро не так то и просто. Точнее, физические объемы направить в тот же Китай можно, однако есть огромное количество проблем. Во-первых, это цена. Чтобы войти на новый рынок необходимо давать существенный дисконт, который достигает 250$ за тонну сляба. Во-вторых, не отлажены логистические маршруты, в результате чего за логистику приходится переплачивать.

По итогу при курсе рубля ниже 63 за доллар металлурги получают убытки от экспорта в ЮВА. Дошло, кстати говоря, до того, что они чуть ли не стали просить правительство искусственно ослабить рубль. Смешно, конечно. Когда металлурги получали сверхприбыли, они почему-то не просили государство обложить их дополнительными налогами.

Сейчас производство металлургической продукции в стране сокращается естественным образом. В зависимости от предприятия на 20-40%. Хорошего, конечно, ничего в этом нет. Но для экономики выгоднее, когда продукция низкого передела идет на внутренний рынок по более низкой цене, нежели производятся большие объемы, а отпускные цены высокие. Даже если и экспорт находится на приличном уровне. По крайней мере, сейчас уж точно в валютной выручке наше государство особо не нуждается.

Хотя и правительство тоже сейчас не должно сидеть сложа руки. Металлурги — конечно, те еще дельцы, обижаться на кого-либо и злорадствовать — не дело государства. Правительство должно помочь компаниям переориентировать экспорт на азиатское направление, решив проблемы с логистикой и финансовой инфраструктурой. Ну а о снижении налоговой нагрузки или же об искусственном ослаблении рубля речи, конечно, идти не может.


Top