Flag Counter

Каким будет новый мир, который построит Россия

Это должен быть мир естественный, человечный, традиционный; мир, в котором люди не потребляют, а возделывают свой сад; мир, в котором имеют смысл слова любовь, дружба, добро, зло, правда, ложь, честь, достоинство, предательство…

То, что мир прежним не будет, понятно стало уже в 2020-м, когда на мир обрушилась пресловутая пандемия, под прикрытием которой Демпартия США свергла Трампа, а сама либеральная демократия стала стремительно обращаться в либеральную диктатуру с соответствующей звериной цензурой, «министерством правды» в лице новых идеологических центров и прочими неизбежными атрибутами.

Собственно, и сам наш 2022-й в этом смысле стал лишь ответом на 2020-й. А спецоперация оказалась единственно возможной ему альтернативой.

Нынешний Давосский форум г-на Шваба закономерно проходит без России. А вот выступление президента Путина в Давосе-2021 вспоминают сегодня мало, а зря. Именно там было много о происходящем сегодня разъяснено.

Еще год назад было зафиксировано, что по итогам 30 лет в ряде развитых стран доходы более половины граждан в реальном выражении стагнировали. А вот стоимость услуг образования, здравоохранения увеличилась ни больше ни меньше, а втрое. При этом реальная прибыль крупных компаний доставалась всего одному проценту населения. Речь идет по большому счету о нескольких сотнях банкирских и близких им семей, представителей биг-фармы, биг-цифры, прочих транснациональных корпораций, современных хозяев «заводов, газет, пароходов», их ближайшего обслуживающего персонала, да еще, быть может, партийных бонз, поставляющих хозяевам мира топ-менеджеров, исполняющих обязанности президентов и премьер-министров стран «свободного мира». Итак, против семи миллиардов – один процент, в руках которого сосредоточена вся власть, все деньги и львиный процент мирового ВВП.

«Абсолютно ясно, что мир не может идти по пути построения экономики, работающей на миллион человек или даже на «золотой миллиард». Это просто деструктивная позиция. Такая модель по определению неустойчива», – заключил тогда Путин. Но мало кто на Западе обратил внимание на это предупреждение. В 2020 году «избранный процент» предпринял беспрецедентную попытку захватить мир, отправив все поголовье «отверженных» в вечный локдаун. Попытка была засчитана, но не удалась в полной мере. В связи с чем на наших глазах начинает разворачиваться вторая часть представления – с обезьяньей оспой. В Бельгии уже объявлен первый в Европе карантин.

Наше 24 февраля 2022 года и стало «часом Зет», который объявил начало восстания против современного мира. Итак, прежним мир больше не будет. Это уже точно. Не будет отката ни к 2020-му, ни к 2019 году. Но каким же мир будет? Вот самый насущный, интересный, интригующий и интересующий нас вопрос! Поскольку и решать это в первую очередь будут те, кто дерзает сей явно неудавшийся мир менять. То есть решать будем мы – Россия. И, конечно, прежде чем явиться воочию, это новое должно оформиться, созреть в нашем собственном сознании. Мы должны этот новый чаемый нами мир представить, должны его увидеть внутренним оком, должны захотеть до него дотронуться. Должны, если угодно, научиться мечтать. Каким же мы хотим видеть его, этот новый желанный нам мир?

То, что предлагалось нам до сих пор – это мир, рожденный в Женеве Кальвина, берущий начало в кальвинистской «Доктрине предопределения». В парадигме которой (постепенно, с ростом могущества Англии и США, ставшей всемирной) горстка избранных противостоит толпам отверженных. Это сегодняшний мир плавильного котла, в котором перемалываются уже не только нации и народы, но и само человеческое – мужское, женское, а в конечном счете и человеческая личность, превращаемая из богоподобной целостности в нарубленную на дискретный фарш «нолей-единиц» смесь белка и цифры.

Следовательно, мир, который мы хотим видеть, должен быть чем-то абсолютно ему противоположным. Это должен быть мир, в котором сохранен человек как богоподобная целостность. Личность – не как самозамкнутый индивид, заключенный в одиночной камере своего эго, барахтающийся в клоаке своих мелких страстей и уже даже не способный понять, кто он – мужчина, женщина, транс, собака, растение, сороконожка или 666 пришельцев с планеты Нибиру… Но личность, как прежде всего вертикальное существо, растущее от земли, крови и почвы, и устремленное к небу, духу, звезде идеала. Личность, находящая себя в связи с себе подобными – семьей, нацией, друзьями, народом, Богом.

Второе, непосредственно отсюда следующее: это должен быть мир естественный, человечный, традиционный; мир, в котором люди не потребляют, а возделывают свой сад; мир, в котором имеют смысл слова любовь, дружба, добро, зло, правда, ложь, честь, достоинство, предательство… Мир, в котором все эти и подобные им слова складываются в естественную иерархию смыслов. Иерархию, в которой гармонично сосуществуют ноги, ходящие по земле, брюхо, требующее пищи, ум, устремленный к познанию космоса, и, наконец, сердце, в котором все стихии человеческого мира слагаются в некую полновесную сумму, из которой следует столь же полновесный вывод.

Прошу прощения, что приходится говорить столь простые, даже банальные вещи, но наш сегодняшний мир, кружащийся в наводнениях и водоворотах избыточной информации, и правда утратил всякое понятие об основаниях. Так что объяснение самых основополагающих вещей становится делом самым необходимым. Как вопрошал поэт: «Где мудрость, которую мы потеряли в знаниях? Где знания, которые мы потеряли в сведениях?».

Итак, наш новый мир – это мир по-настоящему человечный, в котором человек (а не либеральная пародия на него) занимает центральное место. И, конечно, это мир в хорошем смысле иерархичный. Постольку, поскольку вообще иерархична по своей природе всякая мораль, этика, культура, знание, мудрость. Еще раз подчеркнем: не современный либеральный мир «избранных» и «отверженных», в котором всеобще признанной оказывается единственная иерархия денег. Но мир, в котором признанными и явленными становятся естественные человеческие иерархии низкого и высокого, хорошего и дурного, подвига и предательства. Утвердить эти иерархии в нашем мире, в котором все смещено, смешано и перевернуто, не так-то легко. И в этом нам должна будет помочь наша великая русская культура.

Третье. Новый мир должен быть миром культуроцентричным. Не экономоцентричным, как наш сегодняшний мир, придуманный марксистами и либералами, но – культуроцентричным. Поскольку только в культуроцентричном мире и возможны подлинные ценности. Только культуроцентричный мир берет курс от «массового общества», в котором человек обращается в стадо (либеральная демократия), а мир, соответственно – в загон для скота. В культуроцентричном мире «массовое общество» вновь становится обществом, связанным естественными узами почвы, крови, семьи, родины, культурных и духовных ценностей, обращается в общество-семью, облагороженную высокими смыслами.

Культуроцентричным был мир Российской империи. Двумя вершинами его были православие и монархия – симфония царской и церковной власти. Их духовный союз указывал, как на звезду идеала, на Богочеловека и Троицу, от которых и выстраивалась вся нисходящая иерархия ценностей. Это была очень высокая иерархия, и человек не смог удержаться на ее высоте.

Но и Советская империя, как это не покажется кому-то странным, при всем своем модернизме и довлеющем марксизме, была тем не менее миром культуроцентричным. Во всяком случае, с 1937 года, когда Сталин утвердил в культурном центре империи фигуру Пушкина. Иррациональная ненависть сегодняшних либералов к 1937 году объясняется, думается, не только тем, что в это время была уничтожена вся троцкистско-ленинская верхушка большевиков (настоящими потомками, детьми и внуками которых наши либералы и являются), но и тем, что именно тогда были утверждены новые, немарксистские основания новой Империи. Истинные либералы инстинктивно чувствуют это всеми фибрами своей души – и отторгают их.

Итак, новая постбольшевистская и постлиберальная Россия снова должна стать культуроцентричным миром. В стране должна быть выращена новая культурная элита, которая будет не только глубоко понимать, но и всячески сохранять и охранять от нападок священный канон традиционной культуры. Как самое дорогое и важное наследие, от сохранения которого зависит и сбережение народа, и бытие государства, и новые научные открытия и прорывы в космос, и состояние экономики.

Вот несколько главных ингредиентов, на которых должен строиться наш новый светлый мир: Человек, Культура, Новая элита, Этическая иерархия ценностей. Ну и, конечно, новая воинская аристократия, которую, будем надеяться, создаст нам наша военная спецоперация.

Такой мир будет жизнеспособен. Такой мир создаст не только здоровую атмосферу, в которой начнется бурный рост русского гения, но и будет сверхинтересен для всего окружающего нас мира – и Востока, и Запада. Вот это и станет нашим посланием миру. Нашей новой идеологией, которую мы можем предъявить всем.