Flag Counter

Через психодраму на Украине Запад пытается преодолеть кризис собственной идентичности


Саммит лидеров стран G7 в Брюсселе, март 2022 года

Западные политики и СМИ используют ситуацию вокруг Украины для преодоления кризиса собственной идентичности, подменяя необходимость разрешения конфликта легкомысленными лозунгами и опасными заблуждениями. Об этом заявил в статье для агентства Bloomberg индийский писатель и журналист Панкаж Мишра.

Как отмечает автор, еще несколько месяцев назад отношения между США и ЕС осложняли множественные противоречия, а внутриполитическая ситуация как в странах Европы, так и в Соединенных Штатах свидетельствовала о кризисе западной идентичности.

«Германия, ведущая страна Европы, углубляла взаимовыгодные отношения с Россией. Польша все глубже погружалась в автократию, навлекая на себя карательные меры со стороны своих партнеров по ЕС. Великобританией руководил и продолжает руководить лживый премьер-министр. В Соединенных Штатах, пострадавших от эры Дональда Трампа, неумелого руководства в период пандемии и фиаско в Афганистане, обсуждалась вероятность начала гражданской войны. Президент Франции Эммануэль Макрон заявлял о „смерти мозга“ НАТО», — напоминает журналист.

Однако, как только Россия инициировала проведение военной спецоперации на Украине, западные политики и журналисты поспешили заявить, что такие раны на теле западного мира чудесным образом рассосались, продолжает Мишра. По его словам, истеблишмент и СМИ, восхваляя «западное единство» и обновление «свободного мира», тратили столько же времени на восстановление самооценки Запада, сколько на поиск способов преодоления украинского кризиса.

«Теперь, убедившись в собственной риторике о силе западной коалиции, американские политики и комментаторы наперебой твердят о смене режима в Москве и фатальном ослаблении России, не обращая внимания на то, как подобные фантазии о верховной власти сработали в Ираке, Афганистане и Ливии», — указывает Мишра.

Тем временем спустя три месяца после начала войны те же самые деятели, по всей видимости, не приблизились к определению реалистичных способов достижения компромисса с Москвой, продолжает он. По словам автора, США и ЕС стоят перед предельно ясной дилеммой: коллективный Запад может и далее усиливать санкционное давление на Москву, приближая перспективу прямой военной конфронтации, или наконец предложить Украине и России стимулы для достижения решения путем переговоров.

«Первую альтернативу едва ли можно назвать идеальной», — констатирует Мишра. Он призывает западных политиков признать факт невозможности прекращения отношений с Россией — как минимум из-за зависимости их стран от экспорта российских энергоресурсов и продовольствия. «Кроме того, все более явная военная конфронтация с государством, обладающим ядерным оружием, противоречит здравому смыслу», — добавляет журналист.

«Что мы действительно получаем, так это психодраму — о крошечном, но влиятельном меньшинстве политиков и журналистов, которые пытаются разрешить кризис идентичности Запада путем риторического преувеличения его воли и ресурсов против Москвы», — констатирует Мишра. Вместе с тем он указывает, что от былой «западной идентичности» не осталось и следа. Так, за четыре года своего пребывания у власти президент США Дональд Трамп разрушил представления о Западе как о «свободном, демократическом и рациональном». Рост евроскептицизма и правых настроений привел к аналогичным последствиям в Европе.

«Нет необходимости говорить о том, что старые представления — о едином Западе, обладающем колоссальной силой, престижем или стойкостью, — не соотносятся сегодня с теми глубокими противоречиями, которые сохраняются внутри коалиции западных стран, внутриполитической раздробленностью и разъяренным от действий властей населением», — заявляет автор.

По его словам, западные политики по-прежнему воспринимают себя как «гегемонов» этого мира, полностью игнорируя факт возвышения Китая или восстановления России в качестве сверхдержавы. «Столкнувшись с такими соперниками, западный истеблишмент, естественно, попытался укрыться в легкой уверенности и лозунгах своей молодости. Но мир и стабильность будут зависеть от того, сможет ли сегодняшний раздробленный Запад найти менее коварные способы взаимодействия с остальными», — резюмирует автор.


Top