Flag Counter

Арабский мир—США: в поисках новой политики

Совершенно ясно, что отношения США со странами Персидского залива и другими арабскими государствами, которых они считают “стратегическими партнерами”, являются напряженными в течение последнего времени. И источники такой напряженности хорошо известны. Главной в настоящее время является так называемый украинский кризис, искусственно вызванный США, которые вложили весь свой дипломатический, политический, экономический и военный вес, вербуя антироссийских союзников в Европе и Азии.

Однако позиции в Персидском заливе и арабских странах идут вразрез с ожиданиями США. Это относится к их позициям по резолюциям Совета Безопасности ООН и Генеральной Ассамблеи, а также к мнениям, выраженным арабскими официальными лицами и арабскими СМИ. На более серьезном уровне арабы отказались втягиваться в энергетическую войну, которую США, используя Европу, не двусмысленно объявили России. На самом деле арабы больше сочувствуют России по этому поводу и не видят оправдания нарушению закона спроса и предложения на энергетическом рынке или увеличению добычи нефти вне рамок правил и квот, согласованных странами ОПЕК.

Кроме того, Иран является постоянным источником американо-арабского резкого спора, в котором Вашингтон демонстративно пренебрегает элементарными интересами стран Залива. В то время как США в данный момент стремятся возобновить ядерное соглашение с Тегераном, страны Персидского залива в первую очередь воспринимают Иран как самую главную угрозу, которую они активно афишируют на всех переговорах с Вашингтоном, демонстративно «не слышащим» арабскую точку зрения.

Личный и идеологический фактор, отмечает саудовская Arab News, также входит в уравнение напряженности: Байден и его администрация, по сути, являются третьим сроком президентства Обамы. Следует напомнить, что арабы Залива именно Барака Обаму и его администрацию обвиняют до сих пор в предательстве их интересов после подписания Вашингтоном Совместного всеобъемлющего плана действий с Ираном.

Как всегда в таких случаях, есть противоречивые точки зрения на ухудшение американо-саудовских отношений. Но даже в Вашингтоне чиновники и интеллектуалы имеют разные взгляды на причины такой напряженности. Многие американские дипломаты, служившие в Персидском заливе, приписывают возникшую проблему “недоразумению” между Атлантикой и Заливом. Они склонны ссылаться на культурные различия или глубокие исторические корни в этом контексте и предлагают диалог в качестве решения ради возвращения дружеских отношений между двумя странами.

Другая группа экспертов в Вашингтоне рассматривает проблему с точки зрения своих непосредственных интересов. В контексте российско-американской конфронтации и усиления глобальной поляризации, которая привела мир к порогу новой холодной войны с горячими элементами в сердце Европы, они считают, что нет другого выбора, кроме как обратиться за помощью к историческим партнерам США, которые могут оказывать широкое влияние культурными средствами или использовать свои «энергетические рычаги».

Америка приобрела много глобальных и стратегических преимуществ в мире, которые появились после окончания холодной войны, когда США стали единственной сверхдержавой и глобальным регулятором. И чтобы сохранить эти преимущества, нынешняя администрация Байдена, по мнению таких экспертов, не может позволить себе отталкивать своих традиционных друзей в мире, где идет ожесточенная конфронтация по всем направлениям и во всех регионах.

Третья тенденция подходит к вопросу с противоположной стороны. Сторонники этой теории считают, что новое «либеральное солнце» США поднимается над миром, который Вашингтон по своему усмотрению четко разделил между демократами и авторитарными режимами. В этом мире разразилась грандиозная битва между двумя сторонами, которая разворачивается наиболее заметно на украинской территории, где Вашингтон постоянно подливает масла в огонь украинской трагедии и предпочитает вести свою прокси-войну против России до последнего украинского солдата. Они вопреки здравому смыслу продолжают ожесточенно утверждать, что тот, кто не стоит рядом с Вашингтоном в этой грандиозной битве, тот ренегат и заклятый враг США.

Все три точки зрения упускают из виду три важных факта: во-первых, США и их международный статус изменились, а вернее резко понизились. Во-вторых, арабские страны в Персидском заливе и в других местах, особенно за последнее время, резко изменились и они стали сами заботиться о своих интересах, в первую очередь о военной защите. И, в-третьих, мир изменился и продолжает постоянно изменяться, переходя от однополярного, где безраздельно в качестве жандарма господствовали США, к многополярному, где ответственность за судьбы мира взяли на себя другие державы, в первую очередь Россия и Китай.

В результате влияние США и Западного альянса в целом снизилось за последние два десятилетия. Дело в том, что бесспорная универсальная гегемония Америки длилась не более десяти лет. Это было в 1990-х годах, когда Вашингтон управлял миром с осознанием своей силы и могущества, с которыми он вмешивался военным путем на Ближнем Востоке и в Европе, а затем ушел. Однако с начала этого века и через четыре администрации — Джорджа Буша-младшего, Барака Обамы, Дональда Трампа и Джо Байдена — США потеряли из виду глобальный баланс сил и свою мудрость, дальновидность в том, как они использовали собственную власть и относились к своим союзникам.

Теперь, после десятилетия революций, потрясений, гражданской войны, террористического насилия и анархии, Арабскому миру и странам Персидского залива, наконец, удалось взять курс на радикальные реформы, решительно изменив экономические, социальные и политические реалии в национальных государствах этого региона. Вполне естественно, что такие изменения должны потребовать процесса пересмотра геополитических интересов, переоценки стратегических угроз, друзей и союзников.

Эти процессы, в свою очередь, тесно взаимосвязаны с отношениями соответствующих стран в глобальной среде, которая также резко изменилась в результате трансформации правил игры в ходе холодной войны. Все это привело к упадку в Западном лагере из-за Brexit в Европе и связанных с этим событий в США, резкому уменьшению их роли в Арабском мире и, прежде всего, в регионе Персидского залива, а также захватывающему подъему России и Китая на мировой арене.

Одним из основных последствий всех этих изменений вместе взятых была так называемая новая арабская политика и трудные поиски концепции национальной безопасности. Позорное бегство США из Афганистана и их отступление из Сирии и Ирака явно сыграли свою роль в этом отношении, как и прямые атаки на жизненно важные цели в Заливе. Также нельзя было игнорировать результаты американских экспериментов по “демократизации” в регионе. Как известно, кризис в Афганистане завершился распадом государства, бегством политического руководства в Кабул и передачей власти талибам, которые теперь правят страной точно так же, как и раньше.

Эксперимент США в Ираке был также плачевен, что в итоге привело к параличу правительства. Иракское государство ныне не в состоянии выполнять свои защитные, развивающие функции и долгое время после выборов не может выбрать главу государства или кабинет министров для управления страной. Американская миссия по модернизации за рубежом полностью проигнорировала свой опыт и то, сколько времени потребовалось, чтобы созреть, а также тот факт, что даже США все еще пытаются развиваться через два столетия после их создания.

Нынешняя администрация Байдена в Вашингтоне не проявила ни малейшего интереса к реформе, проводимой в Персидском заливе и других арабских странах. Он мало знает об усилиях по диверсификации источников дохода и ассимиляции женщин, религиозно-этнических меньшинств в национальных институциональных структурах. США подходят к миру, в том числе к странам Персидского залива, через призму глобализации, исходя из распространения определенных только Западом моральных и материальных систем ценностей.

Запад одновременно действует как глобальный гегемон и поэтому продвигает только ему выгодные такие геостратегические цели, как ограничение и осада возникающих конкурентов — России и Китая. Однако наступивший XXI век диктует совершенно иные правила игры на мировой арене, которых США не знают и не могут положить их в основу своей политики. Именно поэтому влияние и господство Соединенных Штатов неуклонно уменьшается.