Flag Counter

«Российский форпост» в осаде: Приднестровье попало в полную зависимость от Молдовы

Специальная военная операция России на Украине привела к необратимым изменениям в Восточной Европе. Некоторые страны стремятся извлечь максимальную выгоду из сложившейся ситуации. Так, впервые за всë время существования приднестровского анклава он оказался полностью зависимым от Кишинева.

Блокада черноморских портов и закрытие киевским режимом границы с Приднестровьем создали тотальную зависимость Тирасполя от Республики Молдова. Пока власти и жители региона ищут способы выжить, молдавская сторона изучает возможности для закрепления контроля над непризнанной республикой.

Некурортный роман

В разгар боевых действий на Украине спикер молдавского парламента Игорь Гросу с апломбом констатировал: «Молдова наконец-то полностью контролирует весь приднестровский импорт и экспорт, впервые за все тридцать лет существования нашей страны». Эти его слова емко описывают уникальную ситуацию, в которой оказался пророссийский анклав с началом специальной военной операции.

Вплоть до 24 февраля регион активно проводил торговые операции, используя как молдавские, так и украинские логистические возможности. При этом последние пользовались большим спросом за счет наличия менее чем в ста километрах одного из крупнейших черноморских портов — Одесского, а также развитой и разветвленной сети автомобильных и железных дорог.

Отношения Тирасполя и Киева при этом все последние годы были довольно теплыми. То обстоятельство, что в Приднестровье находятся российские военные, а местные жители в подавляющем большинстве симпатизируют России, не мешало приднестровским и украинским элитам заниматься совместными бизнес-проектами, в том числе используя уникальные особенности и возможности серой зоны региона.

Между руководством непризнанной республики и киевскими политическими и силовыми структурами выстроились настолько крепкие связи, что даже после возврата Крыма в состав РФ и обособления народных республик Донбасса, они не претерпели особых изменений. Более того, многие украинские эксперты рассматривали соседний де-факто независимый регион Молдовы как пример одного из возможных сценариев урегулирования конфликта на юго-востоке Украины.

Конец любви

После 24 февраля всë изменилось. Киевский режим резко оборвал основные транспортные коммуникации с Приднестровьем, перекрыл въезд на свою территорию жителям непризнанной республики, отгородился бетонными блоками на участках пересечения границы и взорвал железнодорожный мост в Кучурганах. Местные жители говорят, что разрыв связей скорее косметический: российский газ продолжает поступать, как и украинский интернет, — доступ населения к глобальной сети обеспечивают мощности Украины.

Однако довольно скоро новый характер отношений сказался на поставках товаров первой необходимости, раньше прибывавших через порты Одесской области. Соль, сахар, молочные продукты, масло, гречка, другие крупы в приднестровских продовольственных магазинах начали нормировать при продаже. Местные фермеры столкнулись с нехваткой удобрений, семян, горюче-смазочных материалов, ветеринарных препаратов и так далее.

Впервые за всë время своего существования регион оказался прибит обратно к Молдове, и Тирасполю с Кишиневом пришлось заново знакомиться и придумывать вместе, как выживать в новой геополитической обстановке.

Блокада

Кооперация проходит со скрипом. Тираспольская администрация уже третий месяц бьет в набат — молдавская таможня задерживает или просто блокирует поставку тех или иных видов товаров. «Приднестровские поставщики медикаментов в основном ориентируются на производителей стран СНГ. Многие из этих препаратов не зарегистрированы в Молдове и блокируются на ее границах», — заявили в правительстве непризнанной республики. Согласно документу, Приднестровье оказалось в настоящей осаде.

«Впервые с момента провозглашения независимости республики, все товарные потоки поступают на левый берег Днестра через Молдову, настаивающую на соблюдении своего таможенного законодательства, что приводит к многочисленным коллизиям», — отмечает приднестровская сторона.

Разрыв традиционных логистических цепочек привел к тому, что более 90% экспорта из региона (металлы, электроэнергия, текстильные изделия и материалы, продовольственная продукция) пришлись на Евросоюз, включая недружественные по отношению к России страны, и Молдову. Ключевое же предприятие региона — Молдавский металлургический завод (ММЗ) в городе Рыбница — и вовсе теперь может получать сырье для работы только с одобрения Кишинева.

Между тем именно ММЗ наряду с Молдавской ГРЭС в Кучурганах обеспечивает Приднестровью приток иностранной валюты, необходимый для закупок в Евросоюзе и странах Ближнего Востока практически всей номенклатуры обывательской потребительской корзины и сырья для промышленности.

Обращения приднестровцев в международные инстанции и к аккредитованным в Молдове дипмиссиям не работают. Коллективный Запад рассматривает регион исключительно сквозь призму украинских событий и считает находящиеся на его территории российские войска — военной угрозой как Украине, так и Молдове.

Объект изучения

В кишиневских кабинетах к ситуации относятся прозаичнее. Все тридцать лет, финансировавшийся открыто Россией и скрытно — Украиной, Тирасполь старательно избегал налаживания тесных рабочих контактов с правым берегом Днестра и тормозил процесс реинтеграции анклава в состав Республики Молдова.

В новых обстоятельствах молдавская власть получила уникальную возможность изучить за счет ставшей открытой всей структуры импорта и экспорта, чем живет отколовшийся регион, и использовать эти знания для сохранения контроля над Приднестровьем и после завершения конфликта на территории Украины.

«Душить до смерти» непризнанную республику при этом не в интересах Кишинева. С одной стороны, это окончательно испортит отношения с Россией и лишит Молдову российского газа. С другой — в этом случае молдаване останутся без дешевого электричества, вырабатываемого МГРЭС.

В то же время и возвращаться к старой системе отношений Кишиневу не хотелось бы. «Оставляя страну без энергоресурсов и дестабилизируя ситуацию здесь, мы не поможем никому: ни Молдове, ни Украине, ни нашим партнерам на Западе», — прокомментировала ситуацию президент Молдовы Майя Санду в одном из недавних интервью.


Top