Flag Counter

Битва за Арктику: чем грозит вступление Швеции и Финляндии в НАТО

Эпопея с вхождением Швеции и Финляндии в НАТО длится уже несколько месяцев и очень далека от своего завершения. Логическим его назвать сложно, поскольку само решение Стокгольма и Хельсинки о присоединении к альянсу, на первый взгляд, полностью противоречит здравому смыслу.

Наиболее отчетливо это видно по диалогу с Турцией, которая противится расширению блока. В Анкаре, в отличие от столиц скандинавских государств, очень чутко уловили движение тектонических плит истории и стремятся укрепить свою самостоятельность и независимость, выторговывая у США — главного выгодоприобретателя в данной ситуации — различные плюшки: от поставок истребителей до очередной операции против курдов, на этот раз в Сирии. Напомним, аналогичные действия турецких войск в Ираке в демократическом мире предпочли не заметить. А речь, между прочим, едва ли не о последних союзниках Вашингтона в регионе. Начавшаяся же во вторник операция была анонсирована еще в конце мая, и в Госдепе даже успели пожурить Турцию, но, как известно, собака лает — ветер носит.

Турция осознает, что изменения, продолжавшиеся в мире на протяжении последних лет и ставшие необратимыми в последние несколько месяцев, требуют от государств оперативной свободы, если, конечно, они не хотят остаться ни с чем в новой системе международных отношений, обретающей очертания на наших глазах.

Швеция и Финляндия же, напротив, вознамерились взвалить на себя бремя «форпоста демократии» у границ России и связать себя узами североатлантического братства и вассальных обязательств перед США. При этом с точки зрения безопасности они как минимум ничего не приобретают, как максимум — рискуют что-то потерять. Москва не представляла для них никакой угрозы, а теперь из относительно нейтральных по отношению к России стран они становятся членами враждебного для нее альянса. При этом в учениях НАТО они принимали участие и раньше, так что нейтралитет их был весьма условным.

Любой нормальный человек в такой ситуации, вероятно, подумал бы, что это сулит им какие-то выгоды хотя бы в экономическом плане, но, по всей видимости, скандинавские правительства испытывают острый кадровый голод этих самых нормальных людей. Если Финляндия и раньше тратила два процента ВВП на оборону (именно столько США требуют от своих союзников), то Швеции придется раскошелиться. В прошлом году на военные нужды там потратили всего 1,3 процента ВВП, так что расходы на эту статью придется увеличить в полтора раза. А ведь такие требования — наследие относительно расслабленных для НАТО лет после распада СССР, когда военный бюджет альянса постепенно сокращался. Теперь же под предлогом «российской угрозы» Вашингтон с легкостью вынудит своих союзников расщедриться на более значимые суммы.

На фоне кризиса такие затраты больно ударят по бюджетам стран и, как следствие, по населению. Но мнение народа по вопросу присоединения к альянсу никого не волнует. Еще в конце апреля глава шведского МИД Анн Линде заботливо предупредила сограждан: никакого референдума не будет. Дескать, такой важный вопрос включает в себя секретные данные, которые простым шведам знать не положено. В общем, перефразируя известное высказывание, демократия — это вам не фрикадельки кушать.

И если для Стокгольма и Хельсинки вступление в блок сулит тяготы и лишения взамен на сомнительные выгоды, то Вашингтон благодаря этому укрепляет свои позиции в Арктике. После вхождения Швеции и Финляндии в НАТО, единственным членом Арктического совета, не состоящим в Североатлантическом альянсе, останется Россия.

Арктика с высокой долей вероятности станет одной из ключевых арен противостояния в XXI веке. И речь не только и не столько о прямой военной угрозе, сколько об экономике. Шестой пакет санкций против Москвы, предусматривающий частичное ограничение на поставки нефти, едва ли поспособствует снижению цен на топливо, которые уже бьют рекорды. В этой связи очень показательным видится заявление американского президента Джо Байдена, который на следующий день признался, что на самом деле Запад готов закупать российскую нефть, но по цене ниже рыночной (и, вероятно, ощутимо выше той, которая была до этих шести пакетов ограничений).

Рост стоимости черного золота делает арктические запасы еще более привлекательными, а их разработку — более рентабельной. При этом скачок в очередной раз убеждает, что заявления о скором переходе на зеленую энергетику, который предрекали экологи, политики и селебрити разных мастей, оказались чересчур поспешными.

Важность региона играет новыми красками и в свете глобальных проблем с логистикой. Климатические изменения делают судоходство в Арктике более доступным, поэтому Северный морской путь потенциально может стать одной из важнейших артерий мировой торговли: он практически вдвое короче маршрутов через Суэцкий канал или вокруг мыса Доброй Надежды. С интересом к его развитию относятся и неарктические азиатские страны, в первую очередь Китай и Индия. При этом Россия видит в СМП исторически принадлежащий ей маршрут, а Запад настаивает на его изъятии из национальной юрисдикции.

Однако ресурсная база Арктики и право на использование ее транспортных возможностей лишь первые, очевидные уже сейчас, в 2020-х, причины противостояния России и Запада. В условиях роста взаимных претензий север становится полноценной ареной для конфронтации, поэтому за возможность усилить свои позиции на этом направлении США готовы заплатить очень дорого.


Top