Flag Counter

Азиатская война — когда ожидать?

В настоящее время всё наше с вами внимание приковано к той битве, что ведёт Россия с Западом, и это вполне естественно. Специальная военная операция, санкции и контрсанкционная борьба, всё более отчётливое размежевание мира, атака на долларовый «становой хребет» — занимают весь топ информационной повестки, как в нашей стране, так и почти во всём мире.

Нас не могут не волновать, в первую очередь, процессы очищения российского общества, его переформатирование, перестройка в экономической и политической сферах, реформы и изменения в армии.

Через призму идущей войны с Западом мы смотрим на происходящее во всех уголках мира, и во многом это оправданный подход. Ведь почти все мировые процессы напрямую или опосредованно находятся под влиянием начатого нами исторического слома, и Азия тут не исключение.

То, что будет происходить в этой части света, гарантированно было бы невозможно без определённых, далеко не публичных наших с Китаем состыковок и взаимодействия. Значительный пласт российско-китайских отношений лежит в непубличной сфере, уровень и качество реального сотрудничества там неприятным образом огорошил бы наших заокеанских заклятых партнёров.

Вообще, надо понимать китайский менталитет, в котором особое место занимает скрытность, так необходимая в их понимании для торговли или войны и выработанная десятками веков. Любой китайский чиновник высокого уровня никогда в публичном докладе не обрисовывает реальность. Он всегда или преподносит ту реальность, к которой надо стремиться, или некую вместореальность, с ложными слабостями и противоречиями.

Это касается любых сфер российско-китайских отношений, не исключая и экономику. Такая пелена секретности во многом китайская инициатива, весьма нами поддерживаемая. Зачем кому-то раньше времени знать, что костяк мировых стран объединился, дабы обнулить общемировой долларовый колониальный налог на них, низвергнув доллар с его пьедестала? В этой канве, можно не сомневаться, и все действия Китая по окончательному воссоединению со своей неотъемлемой частью, как краеугольному событию, меняющему все вектора, были со всех магистральных сторон оговорены нашими лидерами.

Вся логика внутрикитайских процессов последние десять лет была нацелена на определённые действия с Тайванем. Приход Си Цзиньпина к власти, с его основополагающими лозунгами «великого возрождения ЕДИНОЙ китайской нации», задавал для этих политических действий однозначное направление на полное воссоединение.

Усиление товарища Си, как лидера, усиливало и это направление. С помощью антикоррупционного инструментария «борьбы с мухами и тиграми», американоцентричные «комсомольские тигры», вставлявшие этому процессу палки в колёса, планомерно зачищались. Так расширялось поле манёвра для достижения цели. Под это магистральное политическое направление, с учётом именно его специфики, создавался китайский военно-морской флот и армия, где всё затачивалось на выполнение именно такой задачи.

20-й съезд КПК в ноябре этого года окончательно решит вопрос с властью – будет ли Си Цзиньпинь занимать пост Генерального секретаря партии и Верховного лидера КНР. Июль-август – окончание местных выборов для выявления потенциальных кандидатов в новые члены ЦК. Время поджимает для активных действий со стороны «армейского клана товарища Си», так необходимых перед подобным внутриполитическим центральным событием. Для кардинального смещения внутриполитической риторики и повестки, для перехвата всех рычагов у условного проамериканского комсомольского лобби.

Но даже если Китай пройдёт эту точку без бифуркации, то общее направление его действий и напряжение вокруг проблемы «другого Китая» никуда не денутся. Это хорошо заметно на фоне проводимой Россией СВО, в сторону которой мировая повестка зашкаливала, но никоим образом не перебила существующего англосаксонского вектора о «сопернике номер один», нуждающегося в немедленном усмирении.

Действия администрации вашингтонских демократов нацелены на такую синергию с тайваньскими демократами, ныне прибывающими у власти, что возможно сепаратистское законодательное отторжение Тайваня, с закреплением в островной конституции. Что не преминут провернуть, если хватит сил, до следующих тайваньских выборов 2024-го года. Это критично сужает Китаю поле для манёвров.

Глобальное англосаксонское руководство в военно-политическом плане уже предприняло основательные шаги в подготовке к такому противостоянию с Поднебесной. В публичных заявлениях, всё более «скованные одной цепью» украинского конфликта, страны НАТО заявили о своём «азиатском интересе» и проекции собственной военной составляющей в Азию.

Английские элиты спроектировали и сцементировали AUKUS. Американцы возродили «Четырехсторонний диалог по безопасности», организовав саммит QUAD и личную встречу лидеров этих государств (Австралия, Индия, США, Япония). Пригласив всех в Вашингтон параллельно 76-й сессии Генассамблеи ООН, можно сказать, затмив её.

Самое слабое звено в этом эфемерном объединении QUAD – Индия. Эта страна не отвергает те бонусы, что сыплются на неё в результате такой естественной многовекторности, но ни в коем случае не позволит втянуть себя в воронку неизбежного конфликта.

Создание AUKUS с его ярко выраженным военным характером даже вызвало определенное облегчение в Индии. «Теперь объединение QUAD может сосредоточиться на других аспектах сотрудничества и поддержать репутацию не слишком военного союза» – звучит фоном в высшем индийском руководстве и является хорошим маркером.

Другие страны региона, такие как Индонезия, Филиппины и Вьетнам, усиленно окучиваются с обеих сторон. Мы видим тут у Поднебесной и Запада серьёзное перетягивание каната, англосаксы подогревают территориальные споры этих стран с Китаем, «расчёсывая» больные места. Многое играет роль, включая личностные качества лидеров этих стран.

Пока явно перетянуть всех из них на свою сторону у активных на этом направлении американцев не получается, даже наоборот. Поэтому турне американского президента было сосредоточено на самых близких союзниках – Южной Корее и Японии. По перечисленным выше китайским соседям челночную дипломатию осуществляют не такие маститые, как Байден, функционеры. Но при разгорании тайваньского конфликта для этой тройки пойдёт неизбежная лавинообразная активизация всех процессов. Любые действия получат несоотносимую с мирным временем остроту.

При должном «расчёсывании наболевшего», резко обострятся все территориальные претензии, что-то ещё из конфликтного вылезет на белый свет, и остаётся некоторая вероятность хоть кого-то, но втянуть. Ведь боевые действия будут идти «у них под боком», в «их водах», тут возможна и невольная вовлечённость и широкое поле для излюбленных англосаксонских провокаций.

Ввергнуты могут быть другие страны, но Корея, взявшая в последние годы курс на расширение собственной суверенизации, постарается ни в коем случае не вляпаться в эту войну. При чрезмерной вовлечённости, через воронку этой проблематики её затянет в войну с собственной северной частью, что превратится в катастрофу для всего Корейского полуострова. Нам же ещё в новом миропорядке воссоединять эту страну в единую Корею, дабы уж совсем всё не усложнилось.

Ни Британия, ни Австралия, ни тем более США, непосредственно в этот конфликт постараются не втянутся и крайне маловероятно, что втянутся. Недаром на положительное байденовское «Да» о военном противостоянии США и Китая из-за Тайваня, последовала волна уточнений-опровержений по официальным американским каналам. Мол, наш президент сказал «Да» на то, что расслышал вопрос, а не собрался воевать с ядерным Китаем.

Британцы, как всегда, ведут себя странно и привычно многоуровнево мутят воду. Иначе как ещё понимать весь сыр-бор вокруг Соломоновых островов, где Китай собрался размещать свою военно-морскую базу. Встала на дыбы Австралия, у которой они под самым боком. Только если внимательно присмотреться, то острова эти под британским протекторатом, с генерал-губернатором во главе. Никто там по любому серьёзному внешнеполитическому вопросу «лишний чих вправо-влево» не сделает, центр принятия решений известно где.

И тогда что это? Намеренное толкание австралийского бычка на бой, при этом только что втянутого в AUKUS и ускоренными темпами перевооружаемого? Чтобы чужими руками таскать каштаны из огня? Чтобы через нападение на AUKUS уже точно привязать американцев, себе ещё более развязать руки? Общее поднятие градуса? Тут слоёв британского «сумрачного туманного гения» видимо много, не будем гадать, проследим за развитием этого трека.

А вот кого англосаксам вообще не надо понукать, чтобы вступить в кровавую затяжную схватку, так это исторически и ментально готовых к этому японцев. У двух полюсов Востока – Китая и Японии, на данном историческом этапе не может быть никакого сопряжения. Более того, при существующем ворохе исторических противоречий и национальных обид, отношения этих стран – натуральная пороховая бочка. Вот кто будет центральной фигурой этой войны.

Англосаксы останутся на позиции громко говорящих и поддерживающих. Подначивая всех, в том числе как бы «своим примером», они останутся в стороне. Но Япония сама готова будет лезть на рожон, ей самой, как державе, необходимо начать решать появившиеся региональные перекосы и дисбалансы с Китаем.

Участники этого будущего конфликта по логике вещей обязаны будут друг с другом обрисовать его рамочность, нащупать некоторые границы, переходить которые не стоит. В таком ряду могут быть неприменения ЯО Китаем, а со стороны Японии – не ведение боевых действий на китайской территории.

Постепенно, по мере разрастания кризисных проблем в мире, особенно в США, Америка уйдёт на задний план всех ведущихся конфликтов. После такого самоустранения «голема-здоровяка», основное внимание ослабленной Британии переключится на Европейский театр военных действий, на главного векового партнёра по «Большой игре». Азия в начавшимся конфликте будет предоставлена сама себе, останется только опосредованная поддержка сторон.

Итак, существуют все предпосылки, что мы увидим затяжную войну Китая с Японией. Во всём мире её станут называть «Азиатской войной», об этом есть некоторый «инсайд из будущего». На фоне горящего мирового экономического пожара будет гореть и этот, среди многих прочих, пожар.

Только с кардинальным изменением внешних условий, мировой конъюнктуры и всего того, что мы сейчас с вами с нашей исторической точки не можем и помыслить, эти воюющие страны, пройдя свой путь, смогут остановиться. Но это будет уже в совсем других условиях в совсем другом мире.