Flag Counter

Ирано-саудовские переговоры постепенно движутся к успеху

После более чем годичных переговоров по вопросам безопасности Иран и Саудовская Аравия, видимо, неуклонно приближаются к достижению соглашения о восстановлении дипломатических отношений. Но настойчивое стремление саудовцев увязать переговоры с войной в Йемене может привести к задержке заключения соглашения.

После успешного завершения последнего раунда переговоров между Ираном и Саудовской Аравией в столице Ирака – Багдаде перспективы восстановления дипломатических отношений между Тегераном и Эр-Риядом, по мнению многих аналитиков, выглядят более радужными, чем некоторое время тому назад.

Только что ушедший в отставку посол Ирана в Ираке Ирадж Масджеди, которого заменил Мохаммад Казем Аль-Садек, заявил, что, по итогам пятого раунда ирано-саудовских переговоров, состоявшихся в Багдаде в самом конце апреля, обе стороны утвердили дорожную карту своих будущих взаимодействий. В интервью иранскому информагентству Mehr в начале мая он сказал, что иранские и саудовские переговорщики обсудили в ходе своего последнего раунда переговоров ряд вопросов, таких как меры «укрепления доверия», двустороннее сотрудничество и такие меры, как паломничество и возобновление работы посольств, а также «региональные и международные вопросы».

Похоже, что обе стороны добились прогресса в возобновлении своих связей, поскольку ожидается, что следующий раунд переговоров состоится на дипломатическом и политическом уровне, а не на уровне безопасности, как это было в прошлом.

Премьер-министр Ирака Мустафа аль-Кадими, сыгравший ключевую роль в содействии переговорам, заявил в середине мая в комментарии иракской газете Аl-Sabah, что ожидает вскоре завершения переговоров соглашением.

При этом он подчеркнул: «Существует реальный и широкий прорыв в отношениях между всеми странами региона, подкрепленный твердым убеждением и здравыми намерениями, что будущее региона зависит от того, чтобы начать рассматривать его как систему сходящихся, а не пересекающихся интересов, и эта система не может посвятить себя экономическому строительству и догнать глобальное развитие без решения его проблем и обнуления его кризисов». Он отметил, что Ирак имеет прямой интерес в достижении взаимопонимания между странами региона и достижении региональной стабильности.

Высокопоставленный иранский законодатель в начале мая сообщил Fars News, что министр иностранных дел Ирана Амир Абдоллахиан вскоре встретится со своим саудовским коллегой в Багдаде, чтобы обсудить двусторонние вопросы, обмен посольствами и региональные проблемы, особенно йеменский кризис. Некоторые арабские СМИ даже подняли вопрос о возможности саммита между иранским президентом аятоллой Раиси и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салманом.

К этому следует добавить, что ожидается, что аятолла Раиси вскоре посетит Оман, и, согласно арабской прессе, на повестке дня обсуждается вопрос визита иранского президента в Объединенные Арабские Эмираты. Видимо, этот визит был подготовлен, когда после своей поездки в ОАЭ Амир Абдоллахиан сказал, что в отношениях Тегерана и Абу-Даби открылась “новая глава”. Таким образом, и аятолла Раиси, и Амир Абдоллахиан продолжают наращивать свои активные усилия по улучшению отношений с арабскими странами Персидского залива в рамках политики добрососедства.

Но, тем не менее, все же основным трендом является постепенное улучшение отношений между Ираном и Саудовской Аравией, от чего зависит весь политический климат в регионе. Однако, надо иметь в виду, что прорыв в ирано-саудовских отношениях, похоже, так или иначе зависит от войны в Йемене, где Саудовская Аравия обвиняет Иран в военной поддержке организации «Ансарулла».

Согласно сообщениям арабской прессы, Саудовская Аравия просит Иран оказать давление на «Ансаруллу», чтобы добиться политического урегулирования войны в Йемене. Лондонская газета «Аль-Араб» в конце апреля со ссылкой на арабские круги заявила, что «нормализация отношений между Саудовской Аравией и Ираном требует от Тегерана практических шагов по сокращению разрыва в доверии, и среди этих шагов — оказание давления на «Ансаруллу» для достижения реалистичного политического урегулирования йеменского кризиса, который разразился восемь лет назад.

По словам Сейеда Резы Садра аль-Хоссейни, ведущего иранского эксперта по региону Западной Азии, йеменский вопрос на девять месяцев сорвал переговоры в третьем их раунде. Эксперт сообщил новостному сайту Jahan News, что в третьем раунде переговоров Эр-Рияд выдвинул «нелогичные требования о невмешательстве в дела йеменского движения». В ответ на это требование Тегеран дал «четкий и отрицательный» ответ, добавил он. По словам Садра аль-Хоссейни, в результате саудовцы по непосредственному указанию наследного принца Мухаммеда ибн Салмана Аль Сауд отложили переговоры на девять месяцев.

В свою очередь Иран заявил, и это неоднократно указывалось во многих иранских документах и правительственных постановлениях, что он не диктует и не собирается диктовать никаких решений по Йемену и уважает выбор движения «Ансарулла». По словам иранского эксперта, Иран считает «Ансаруллу» зрелой и респектабельной группой, представляющей большую часть йеменского народа. И если Саудовская Аравия продолжит воздерживаться от признания «Ансаруллы» независимой йеменской группировкой и попросит Иран оказать там влияние, сделка в Багдаде будет маловероятной.

Многие аналитики весьма оптимистичны в отношении улучшения ирано-саудовских отношений. И это связано, прежде всего, с несколькими причинами. Прежде всего, иранцы за последнее время в связи с ведущимися в Вене переговорами по так называемой ядерной программе резко усилили свою внешнеполитическую составляющую по укреплению связей в регионе Персидского залива. Сейчас, как никогда ранее, Тегеран имеет нормальные отношения с Катаром, Кувейтом, ОАЭ, Султанатом Оман и на подходе возобновление дипломатических отношений с Саудовской Аравией.

Следует заметить, что и наследный принц Саудовской Аравии, который ныне руководит внешней политикой Королевства, весьма заинтересован в урегулировании нормальных отношений с Ираном. После позорного бегства американских войск из Афганистана, когда лояльные к США афганцы были брошены на произвол судьбы, Мухаммед бен Салман резко изменил свое отношение к Соединенным Штатам и понял, что в новой обстановке надо полагаться только на свои собственные силы. Видимо, поэтому он отказался говорить по телефону с Джо Байденом и отказал ему в просьбе увеличить добычу саудовской нефти.

Например, опросы Вашингтонского института ближневосточной политики (TWI) показывают, что становящееся все более явным снижение влияния США в Персидском заливе, в том числе и после начала российской спецоперации на Украине, является не просто изменением подходов политического руководства Саудовской Аравии. Эта тенденция отражает динамику изменения ближневосточного общественного мнения, прежде всего саудовского, и будет иметь самые серьезные негативные последствия для Соединенных Штатов.

Но тем поразительнее реакция их граждан на содержавшийся в опроснике TWI тезис «Наша страна не может рассчитывать только на Соединенные Штаты. Нам нужно рассматривать Россию как более ценного партнера, чем раньше». С этим тезисом «полностью согласны» или «скорее согласны» в Саудовской Аравия 55% респондентов (49% в ноябре прошлого года), в ОАЭ – 57% (соответственно 51%), в Бахрейне – 59% (54%). То есть в каждой из этих стран более 50% респондентов заявили, что их правительствам необходимо отказаться от зависимости от США, что является заметным увеличением по сравнению с ноябрем прошлого года.

Возросшая внешнеполитическая активность Эр-Рияда на мировой арене, его смелая инициатива по улучшению отношений с некогда основным своим врагом – Тегераном, совершенно ясно и отчетливо показывает тезис явной поддержки политики Москвы по переходу мировой политики от однополярного мира к многополярному. В этом является сущность нынешней мировой политики многих «проснувшихся» стран, и этот процесс не остановить Западу во главе с США, как бы их правители не хотели.


Top