Flag Counter

Бизнес коллективного Запада заинтересован в войне на Украине. Валентин Катасонов

Когда я слышу или читаю новости о поставках оружия и военной техники на Украину Соединенными Штатами и их союзниками, почему-то всегда вспоминаю известного английского экономиста Джона Мейнарда Кейнса (1883-1946). Особенно его самую известную работу «Общая теория занятости, процента и денег» (1936).

В ней и других своих произведениях он констатировал, что рынок (который английский экономист Адам Смит называл идеальным автоматическим регулятором экономики) неизбежно порождает отставание платежеспособного спроса от предложения товаров. А это неизбежно приводит к так называемым кризисам перепроизводства.

Чтобы сохранить капитализм (который был как раз построен на идеях Адама Смита и других представителей классической английской политэкономии), Джон Кейнс предложил, чтобы в экономическую жизнь вмешивалось государство. Оно, по его мнению, может и должно компенсировать недостаточный платежеспособный спрос, превратившись в покупателя любых работ, товаров и услуг.

Государство может даже оплачивать строительство никому не нужных объектов типа египетских пирамид. А может закупать оружие и другие товары военного назначения. Да, подобные товары, мягко выражаясь, не удовлетворяют никаких жизненно необходимых потребностей человека. Но спрос на них со стороны государства спасает общество от кризисов. После второй мировой войны правительства западных стран взяли на вооружение кейнсианство для обоснования гонки вооружений и милитаризации экономики.

Завершение холодной войны на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века лишило Запад главного аргумента в пользу продолжения гонки вооружений. Хотя США, на которые всегда приходилась львиная доля всех военных расходов коллективного Запада, и увеличивали последние три десятилетия свои бюджетные ассигнования на военные цели, однако доля их в общих бюджетных расходах и в валовом внутреннем продукте (ВВП) в это время снижалась.

Рекордного значения относительный уровень военных расходов достиг в США в 1945 году. Тогда на оборону было потрачено 93,7 млрд. долл., что составило 41% ВВП и 79% расходной части госбюджета. На рубеже 80-х и 90-х годов военные расходы США составили 6% ВВП. На рубеже прошлого и нынешнего десятилетия этот показатель упал до небывало низкого уровня в 3,1% ВВП.

Для корпораций, входящих в ВПК (военно-промышленный комплекс) США, последние три десятилетия были, мягко выражаясь, не лучшими временами. Для того чтобы поддерживать на достойном уровне свои доходы, им нужен постоянно растущий спрос на свою продукцию – самолеты, вертолеты, военные суда, бронетехнику, артиллерию, стратегические и тактические ракеты, боеприпасы, средства связи, стрелковое оружие и т.п.

А такой спрос может создать какой-нибудь достаточно крупный военный конфликт. При этом, конечно, желательно, чтобы этот конфликт не затрагивал напрямую США. И чтобы по возможности он был затяжным (лучше вечным). И, с этой точки зрения, нынешние боевые действия на территории Украины стали настоящим подарком для ВПК США.

Военные компании других стран НАТО и других союзников США также потирают руки в предвкушении заказов на их продукцию. Впрочем, военный конфликт на Украине нельзя считать просто «подарком» для ВПК, который упал с неба. Есть много неопровержимых доказательств того, что США и их ближайшие союзники готовили такой конфликт и спровоцировали его начало в феврале этого года.

Уже в ходе СВО на Украине, в конце марта американский президент Джо Байден запросил у Конгресса США на следующий финансовый год (который начнется с 1 октября 2022 года) ассигнования на оборону, которые в абсолютном выражении являются рекордными за всю историю страны.

Президент США Джо Байден представил Конгрессу бюджетный план на 5,79 трлн. долл., который включает в себя оборонные расходы на сумму 813 млрд. долл. Еще в феврале были слухи, что Байден может запросить на оборону ассигнования почти на 800 млрд. долл. Озвученная в Конгрессе запрошенная сумма оказалась больше. Байден обратился к Конгрессу с убедительными аргументами в пользу увеличения военных ассигнований:

«Я призываю к одному из крупнейших в истории вложений в нашу национальную безопасность с выделением средств, необходимых для того, чтобы наши вооруженные силы оставались наиболее подготовленными, лучше всего обученными и лучше всего оснащенными вооруженными силами в мире. Кроме того, я призываю к продолжению инвестиций, чтобы решительно отреагировать на агрессию Путина против Украины при поддержке США для удовлетворения экономических, гуманитарных потребностей и потребностей Украины в сфере безопасности».

«Народных избранников» аргументы президента убедили, сумма 813 млрд. долл. была поддержана. В рамках оборонного бюджета на следующий финансовый год Пентагону планируется предоставить 773 млрд. долл. Еще 40 млрд. долл. получат ФБР, Министерство энергетики и другие ведомства. По сравнению с предыдущим финансовым годом оборонный бюджет увеличен на 35 млрд. долл., или на 4,5%.

Для справки отмечу, что Россия по величине военных расходов уступает Соединенным Штатам более чем на порядок. По оценкам SIPRI (Стокгольмского института проблем мира и разоружения), в 2021 году Российская Федерация занимала пятое место в мире по величине военных расходов (после США, Китая, Индии и Великобритании), причем ее военные расходы были меньше американских в 11,7 раза.

Уже 27 февраля, после начала спецоперации России на Украине, в НАТО сообщили, что страны блока усиливают свою «практическую поддержку» Киева. Уточнялось, что «уже осуществили или утверждают» крупные поставки военной техники на украинскую территорию Бельгия, Германия, Греция, Канада, Латвия, Литва, Нидерланды, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Великобритания, США, Франция, Чехия и Эстония.

Было известно, что еще до начала военных действий на Украине она уже получала от стран альянса «критически важные вооружения», в том числе зенитные ракеты и противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) Javelin.

7 февраля министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба сообщил: «Украина получает сегодня усиленную… поддержку. Общий объем за последние недели, месяцы пересек [планку] 1,5 млрд. [долл.] Доставленное оружие — общий вес более чем в 1000 тонн. Рекордные объемы поддержки имеют важное политическое значение. Они усиливают позицию Украины за столом переговоров».

В начале нынешнего года многие уже понимали, что поставки оружия на Украину неизбежно выльются в войну. Так, популярный телеведущий Такер Карлсон (Tucker Carlson) в конце января в эфире своего шоу на Fox News говорил:

«Кто выигрывает от постоянного подталкивания Вашингтона к войне с Россией? Мы мало задаем этот вопрос. США явно ничего не выигрывают. А зачем они это делают? Это сложный вопрос. Спесь, глупость, психологические отклонения наших лидеров, массовый подкуп украинскими политиками через лоббирование, военно-промышленный комплекс Америки. Все эти факторы играют роль… Война с Россией, вероятно, будет очень доходной».

Итак, ВПК США через своих лоббистов в Вашингтоне активно готовил войну на Украине.

В марте бывшая член нижней палаты Конгресса США Тулси Габбард (Tulsi Gabbard) в интервью ведущему телеканала Fox News Такеру Карлсону сказала: «Чтобы не допустить войны на Украине, Байдену было достаточно гарантировать ее невступление в НАТО, но американскому ВПК это не нужно. Американским военным промышленникам нужны жесткие санкции против Москвы и нужно начать холодную войну, которая принесет много денег».

К началу апреля акции американских военных концернов выросли на 20-30% с момента начала спецоперации. По данным аналитиков, стоимость ценных бумаг корпорации Lockheed Martin с января по март выросла на 30%, Northrop Grumann и General Dynamics – примерно на 20%, Raytheon – примерно на 10%. А ведь до 24 февраля индексы акций компаний ВПК не подавали признаков роста или даже несколько проседали.

Сколько оружия к настоящему времени поступило от США и других стран коллективного Запада, сказать сложно. Имеются лишь обрывочные данные. Вот лишь некоторые выборочные сообщения на эту тему.

26 февраля государственный секретарь США Энтони Блинкен объявил, что он санкционировал выделение 350 млн. долл. военной помощи, включая «противотанковые и зенитные системы, стрелковое оружие и боеприпасы различного калибра, бронежилеты и сопутствующее оборудование».

20 марта министр обороны США Ллойд Остин заявил, что «в общей сложности помощь в сфере безопасности, которую мы предоставляем Украине, составляет более 2 млрд. долларов» и только «за последние две недели мы предоставили Украине военную технику на сумму более 300 млн. долл.», а ещё «800 млн. долл. президент подписал совсем недавно» в качестве пакета военной помощи, добавив, что с 2014 года на Украине «находились наши инструкторы, вместе с некоторыми другими нашими союзниками» и США «не только предоставили технику», но украинские военнослужащие «готовы использовать эту технику по мере её отправки».

Кроме того, он подтвердил готовность содействовать Словакии и странам Восточной Европы в отправке на Украину зенитных ракетных комплексов С-300, отметив, «мы будем продолжать работать с ними и продолжать работать с другими союзниками и партнёрами, чтобы не только создать условия для предоставления такой помощи, но и работать над тем, чтобы у них [Киева] была возможность защитить своё небо в будущем».

13 апреля США заявили, что передадут Украине помощь на 800 миллионов долларов. В частности: 200 БТР M113, 11 вертолетов Ми-8, 300 БПЛА Switchblade, 500 ракет для Javelin, 10 контрбатарейных РЛС AN/TPQ-36, 18 155-мм гаубиц M777.

2 мая Министерство обороны США сообщило о том, что было принято решение передать Киеву дополнительно 5 тысяч противотанковых ракетных комплексов Javelin.

7 мая The Washington Post сообщила, что США отправит на Украину пакет военной помощи с новыми видами оружия на сумму 136 миллионов долларов. В этот пакет помощи в том числе войдут ракеты, которые можно запускать с вертолетов, а также беспилотники Switchblade, используемые для ударов по бронетехнике и пехоте. Кроме того, Пентагон закупит для Украины ручные беспилотники Puma.

Думаю, что общий объем поставленного на Украину Соединенными Штатами и их союзниками оружия с начала военных действий 24 февраля измеряется несколькими миллиардами долларов. Но это только начало. Ниже я скажу о последних инициативах президента и Конгресса США, которые должны резко увеличить финансирование помощи Украине.

Какова судьба уже поставленного на Украину оружия? – Часть его, как говорят эксперты, сразу же уходит на «серый» и даже «черный» рынок. Конечные покупатели товара до конца не ясны. Другая часть военных поставок уничтожается российскими вооруженными силами. Вот, например, информация Министерства обороны РФ на 8 мая.

Всего с начала проведения специальной военной операции уничтожены 157 самолетов, 116 вертолетов, 768 беспилотных летательных аппаратов, 298 зенитных ракетных комплексов, 2933 танка и других боевых бронированных машин, 336 установок реактивных систем залпового огня, 1411 орудий полевой артиллерии и минометов, а также 2758 единиц специальной военной автомобильной техники Украины.

Конечно, часть уничтоженной техники – имущество, которым Украина располагала еще до начала военной операции (в том числе и оружие советского времени). Но старое военное имущество было в основном уничтожено еще в первый месяц военных действий. Сейчас преимущественно уничтожается «свежее», завезенное в последние два с половиной месяца оружие. Наконец, то оружие, которое оказывается в руках у военнослужащих ВСУ, нередко не может быть эффективно использовано, потому что оно не знакомо украинским военным.

Но для тех, кто поставляет оружие на Украину, не так важно, какова эффективность его использования. Главное, чтобы поставки проплачивались, и чтобы на оружие поступали новые заказы. Компаниям ВПК нужны войны затяжные, а еще лучше – вечные. С учетом сказанного можно предположить, что лоббисты военных компаний в Вашингтоне будут делать все возможное, чтобы военный конфликт на Украине как можно дольше продолжался.

А для того, чтобы конфликт не заканчивался, в конечном счете, надо, чтобы не заканчивались деньги. И хотя в следующем финансовом году, как я отметил выше, военный бюджет перевалит за 800 млрд. долларов, деньги Пентагону, как заказчику оружия и военной техники приходится считать.

Ведь львиная доля военного бюджета идет на содержание личного состава (прежде всего, зарплаты), пенсии ветеранам, медицинское обслуживание личного состава и военных пенсионеров, научные исследования и разработки, обслуживание и ремонт находящейся на вооружении военной техники, строительство военных объектов.

По прошлым годам на закупки оружия и военной техники приходилась примерно 15-18 процентов военного бюджета. Следовательно, можно предположить, что в следующем финансовом году объем военных заказов может составить порядка 130-140 млрд. долл.

В связи с резким обострением международной напряженности Белый дом и Конгресс США призывают к срочной модернизации военной техники, находящейся в американских вооруженных силах. С учетом задач срочной и масштабной модернизации военные ассигнования на 2023 финансовый год, по мнению американских экспертов, не кажутся уже такими астрономическими суммами.

В начале мая появилось видео интервью с сотрудником исследовательского института The Heritage Foundation Дакота Вудом (Dakota Wood), посвященное состоянию вооруженных сил США («Dakota Wood of the Heritage Foundation on the State of the U.S. Military»).

По мнению эксперта, это состояние вызывает беспокойство, поскольку большая часть нынешней военной техники – бронетехника, авиация, морские суда – безнадежно устарела морально и физически. К тому же и сократилось количественно. Большая часть техники, пишет издание, закуплена в 1980-х — 90-х годах, и число единиц техники сократилось только за счет износа вдвое или втрое.

«Мы можем оплакивать эти обстоятельства, но факт остается фактом: в случае крупного конфликта Америке в значительной степени придется полагаться на свои собственные военные источники, а то, на что она должна полагаться, — это тень того, что у нее было в последний раз, когда [американцы] столкнулись с проблемами глобального масштаба», — отмечает эксперт.

Вывод напрашивается сам собой: Америке надо срочно проводить наращивание своего военно-технического потенциала – как в количественном, так и особенно качественном отношении.

С учетом этого Украина становится прекрасной отдушиной для Пентагона: туда в ходе модернизации вооруженных сил США можно направлять физически и морально устаревшую технику (впрочем, с начала года преимущественно именно такой военный «хлам» и поступает из-за океана на Украину). Отчасти, поставки военного «хлама» можно осуществлять вообще в порядке безвозмездной помощи. Вернее, на условиях, которые применялись американцами еще восемьдесят лет назад.

Я имею в виду американскую программу ленд-лиза, которая стартовала в 1941 году. Основными получателями поставок по акту о ленд-лизе стали страны Британского содружества наций и СССР. Все поставки оплачивались американским Казначейством. Часть их (продовольствие, одежда, медикаменты) предоставлялись в порядке безвозмездной помощи. Расходы по поставкам других товаров должны были оплачиваться, причем с достаточной рассрочкой. Для этого США могли даже предоставить долгосрочные (иногда беспроцентные) кредиты.

Наконец, сохранившееся в хорошем и удовлетворительном состоянии военное и гражданское имущество подлежало возвращению в США после окончания войны. СССР расплачивался за американский ленд-лиз очень долго. Последние обязательства по ленд-лизу были выполнены уже Российской Федерацией как правопреемницей Советского Союза в 2006 году.

И вот в этом году Конгресс США в срочном порядке провел слушания по закону, запускающему программу ленд-лиза для Украины. 9 мая президент Джо Байден подписал закон. Он должен придать импульс военным поставкам на Украину.

Параллельно в Конгрессе США сейчас обсуждается вопрос о выделении в рамках действующего бюджета дополнительных средств на помощь Украине. Запрос был сделан президентом США Джо Байденом на сумму 33 млрд. долл., но «народные избранники» проявили инициативу и добавили еще 7 млрд. долларов. В поддержку инициативы в нижней палате Конгресса проголосовали 368 конгрессменов (против – 57).

Теперь законопроект поступит на рассмотрение сената Конгресса. В случае его одобрения документ будет передан на подпись Байдену. Примерно две трети указанной суммы предназначено для проплаты военных поставок. А это означает, что Америке можно будет поставить оружия на Украину примерно на порядок больше по сравнению с тем, что было уже поставлено за два с половиной месяца.

Подозреваю, что неожиданная для некоторых щедрость «народных избранников» по вопросу помощи Украине обусловлена планами, которые обсуждаются за кулисами и пока широко не обнародуются. Суть этих планов предельно проста – подвергнуть конфискации российские валютные резервы, которые были заморожены коллективным Западом в конце февраля – начале марта. А далее конфискованные ресурсы направить на помощь Украине.

Кстати, конфисковать рассчитывают не только валютные резервы Российской Федерации, но и активы российских и физических лиц. Пока они также замораживаются. Точных оценок величины таких замороженных активов по всему миру нет. Но есть немало фрагментарных оценок.

Так, Европейский союз подготовил справку об арестованных российских активах по состоянию на 5 апреля на основе тех данных, которые представили страны-члены ЕС, но не все. Общей методологии оценки нет, каждая страна считала по-своему. Всего получилось 36,3 млрд. евро (или без малого 40 млрд. долл.). Лидером оказалась Франция – 23,6 млрд. евро (65% общей суммы). Далее следуют (млрд. евро): Бельгия – 10,0; Италия – 1,16; Ирландия – 0,84; Нидерланды – 0,52.

А вот заявление министра иностранных дел Великобритании Лиз Трасс (Elizabeth Truss). 24 марта она похвасталась, что с начала военной операции России на Украине Лондон заморозил российских активов на сумму 500 млрд. британских фунтов стерлингов, в том числе 150 млрд. фунтов – имущество российских олигархов.

Эксперты полагают, что цифры, названные Лиз Трасс, завышены. Скорее всего, она имела в виду сумму активов, которые Лондон потенциально может заморозить. Но в целом на сегодняшний день, по мнению многих экспертов, величина замороженных активов российских физических и юридических лиц как минимум сравнялась с величиной замороженных валютных резервов РФ. А, скорее всего, уже превысила их. Значит, у коллективного Запада есть потенциальный ресурс величиной как минимум в 600-700 млрд. долларов.

Кстати, Киев чуть ли не на следующий после заморозки российских резервов день громогласно потребовал направить их на помощь Украине. На протяжении марта и первой половины апреля США и их союзники слабо реагировали на эти призывы Киева. Конечно, коллективному Западу с самого начало хотелось не «заморозить» (блокировать, арестовать), а именно конфисковать (экспроприировать, украсть) российские резервы. Но он этого не мог сделать по простой причине – действующее законодательство не позволяло это сделать. Оно содержало нормы, запрещающие откровенное воровство и беспардонный разбой.

И в США, и в Европе «народные избранники» напряженно трудятся над тем, чтобы внести в действующее законодательство поправки, которые бы позволили бы провести экспроприацию российских резервов, а затем направить их на дело победы на Украине. И в Старом, и в Новом свете рассчитывают, что к началу лета законодательная база под экспроприацию будет создана. Тогда и у США, и у Европы появятся очень большие деньги, которые можно будет направить на благородные цели борьбы с «русскими варварами».

Согласно примерным оценкам из 300 млрд. долларов российских валютных резервов, подвергшихся «заморозке», примерно 100 млрд. долл. было заморожено Вашингтоном. Европейский союз заблокировал резервы, номинированные в евро, это в эквиваленте более 150 млрд. долл. Соответственно Новый свет рассчитывает на «добычу» в 100 млрд. долл., а Старый свет – в 150 млрд. долл.

Остальная часть замороженных резервов приходится на фунты стерлингов, иены и другие резервные валюты. Соответственно на оставшуюся часть «шкуры русского медведя» могут претендовать Британия, Япония, Канада, Австралия, Швейцария.

С учетом сказанного, коллективный Запад как бы авансом выделяет деньги на помощь (преимущественно военную) Украине. Имея в виду, что потом, после экспроприации российских резервов, они сумеют компенсировать понесенные расходы. Польский премьер Матеуш Моравецкий 22 апреля открыто заявил, что надо не дожидаться экспроприации российских активов, а немедленно начать собирать деньги под обеспечение этих активов. Конкретно, он предложил выпустить облигации, обеспеченные замороженными средствами России и граждан РФ:

«Эти средства должны использоваться уже сегодня. А если конфискацию нельзя провести быстро, например, в Польше мы принимаем для этого специальный закон, то можно подождать, а в это время выпустить облигации. Европейская комиссия не имеет никаких проблем с эмиссией облигаций. А позже эти облигации быстро погасить конфискованными средствами Российской Федерации и российских олигархов».

Кажется, идея польского премьера была услышана в Брюсселе. Еврокомиссия заявила о планах выпустить новые долговые обязательства ЕС для покрытия нужд Украины. Об этом 9 мая сообщило европейское издание американской газеты Politico. Как сообщает газета, эти нужды оцениваются в 15 млрд. евро в ближайшие три месяца.

За счет эмиссии долговых бумаг ЕС рассчитывает собрать 10 млрд. евро (остальные 5 миллиардов должны предоставить США). Проект выпуска обязательств планируется обнародовать 18 мая. Понятно, что облигации придется погашать. Видимо, к тому моменту, когда подойдет срок погашения, Брюссель рассчитывает, что конфискация российских активов произойдет и денег будет в избытке.

Понятно, что бенефициаром всех этих схем «помощи», в конечном счете, будет не Украина, а «коллективный Запад». А более конкретно – западные военные компании, на счета которых будут поступать миллиарды украденных российских денег. Мы имеем дело с симбиозом сомнительного бизнеса и откровенного разбоя.


Top