Flag Counter

Чем опасны западные системы залпового огня и лучше ли они наших «Градов», «Смерчей» и «Торнадо»

Один из первых случаев применения установки залпового огня M142 HIMARS. Ирак, лето 2007 года.

Начиная, примерно, со времен битвы под Москвой, осенью-​зимой 1941 года, реактивные системы залпового огня, или как у нас их нередко называли, гвардейские миномёты, стали одним из «фирменных» огневых средств Красной, а затем Советской Армии. С их помощью проводили тактику «огненного вала», взламывали эшелонированную оборону врага и накрывали вражеские соединения, изготовившиеся к атаке.

Помимо значительного урона, РСЗО серьезно деморализовали противника и наводили на него панику и уныние, о чем неоднократно говорили выжившие в после налётов советских реактивных снарядов ветераны Вермахта и Ваффен СС. Немецкие реактивные установки хоть и имели место быть (15cm Panzerwerfer 42 Auf.Sf) , но никогда не играли столь яркой роли в наступательных действиях германской армии. У союзников тоже имелось нечто подобное, с названием, ха-ха, Т34. К легендарному советскому танку установка T34 Sherman Calliope отношения не имела и тоже не особо отметилась на полях сражений.

Высоченную установку T34 Sherman Calliope можно считать праматерью всех американских РСЗО

После войны развитие отечественных РСЗО шло ударными темпами. «Катюшу»(БМ-13) и «Андрюшу» (БМ-31) заменили сначала «Грады», затем «Ураганы» и самые мощные из них — 300мм установки «Смерч».

В западных армиях это оружие развивалось отнюдь не такими темпами, и из приличных установок эпохи начального периода «Холодной войны», можно вспомнить разве что бундесверовскую LARS-1. Американцы, долгое время, вообще практически не вели никаких серьезных работ в этой области, полностью полагаясь на армейскую и ударную авиацию.

И так продолжалось вплоть до времен Вьетнамской войны, когда нехватка подобных систем нередко приводила к серьезным потерям. Именно в конце 60-х годов в недрах Пентагона вызрело решение пустить серьезные ассигнования на производство собственной мобильной залповой системы. Ей и стала M270 MLRS, о которой сейчас так много говорится в самых разных кругах: от дипломатических, до военных.

Последняя установка M270 MLRS была произведена в 2006 году и она стала самой массовой из систем РСЗО Армии США.

Её постановке на вооружение предшествовал серьезный тендер, длившийся без малого десять лет, где соревновались пять крупнейших концернов американской «военки». Удача здесь улыбнулась фирме Lockheed Martin Missiles and Fire Control, и ей понадобилось ещё восемь лет, чтобы довести машину до стадии серийного производства.

Установка на базе БМП2 «Брэдли» была способна одним пакетом из 12 ракет (227 мм) накрывать площадь около 2,5 гектаров. Для наглядности, это примерно пять футбольных полей. Дальность её действия варьировалась от 2 до 40 километров.

Несмотря на то, что на предприятиях США было произведено более 1500 экземпляров, она принимала лишь ограниченное участие в боевых действиях. Лучше всего её удалось использовать даже не американцам, а Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ). Во Вторую Ливанскую войну (летом 2006 года) машины, которые называли в ЦАХАЛ «Менатэц», серьезно проредили кустарные ракетные установки «Хезболла» и нанесли немалый урон живой силе движения.

Тогда же были впервые испытаны высокоточные боеприпасы системы, в целом, особого перелома в ход боевых действий не внесшие. На этом боевая карьера M270 MLRS встала на паузу.

Некоторые модификации MGM-140 ATACMS представляли собой некий гибрид РСЗО и оперативно-тактической ракетной системы. Боевая машина была официально принята на вооружение в 1991 году.

Более мощным продолжением стала ещё одна постоянно мелькающая в прессе машина — MGM-140 ATACMS, спроектированная фирмой Loral Vought Systems, будущим подразделением все того же Локхид-​Мартина. Это уже не РСЗО, а полноценный оперативно-​тактический комплекс, с полутонными высокоточными ракетами, с дальностью действия до 300 км.

Его боевую карьеру тоже не назовёшь особо впечатляющей, но во время Иракской войны она нанесла достаточно серьезный урон войскам Саддама. Так, по крайней мере, писалось в отчётах ракетных сил на имя Министерства Обороны США. Её сильной стороной считается модульная конструкция, благодаря которой установку можно заряжать не только боеприпасами «земля-​земля» семейства AFOM, но и противокорабельными ракетами.

M142 HIMARS на учениях в Европе, неподалёку от российских границ.

Завершает этот список американских «катюш» самая свежая из разработок, как вы уже наверняка догадались, фирмы «Локхид-​Мартинс» — M142 HIMARS. Эта система на колёсном ходу (на базе армейского грузовика-​транспортёра FMTV) была принята на вооружение уже в новом тысячелетии.

Её пакет состоит из шести неуправляемых и управляемых 227 мм ракет, аналогичных комплексу M270 MLRS, или из одной ракеты типа ATACMS, или PrSM. Максимальная дальность, в виде оперативно-​тактического комплекса, достигает 500 км.

В 2010 году она впервые приняла участие в настоящей боевой работе, хотя единичные случаи происходили и до этого. В ходе своего полноценного боевого дебюта, в рамках операции «Моштарак», М142 запустили несколько ракет в сторону сил запрещенного «Талибана» и почти сразу угодили в неловкую ситуацию с попаданием в жилые кварталы города Марджра. С того самого момента Хаймарсы использовались крайне редко и никаких особых успехов за ними замечено не было. Но это не мешает системе иметь культовый статус в странах Восточной Европы, в частности, в Польше.

Все эти системы, безусловно, оружие крайне опасное и смертоносное. На вооружении Российской Армии имеются, в той или иной степени аналогичные, к тому же имеющие куда более солидный боевой практикум. Но и о недооценке таких военных машин, и тем более, шапокозакидательстве, речи идти не может. Это, конечно, не «Звезда Смерти», как мечтают некоторые деятели, однако все они являются неприятной угрозой, к которой нашим военным следует отнестись с максимальной серьезностью.


Top