Flag Counter

ЧП районного масштаба. К чему Орбан готовит Венгрию из-за войны на Украине

Не успели улечься медийные волны после «исторического» визита Дуды в Киев, после которого Зеленский «родил» законодательную инициативу наделения поляков аналогичным с украинцами набором прав в Незалежной, как начало штормить по венгерскую сторону границы.

И если идею «дружбы с поляками навек» свидомая публика встретила на ура, то новости из Будапешта были встречены ею с настороженностью и известной долей беспокойства.

Как известно, Виктор Орбан внезапно для всех ввел в Венгрии чрезвычайное положение, обосновав свое решение тем, что оно «должно дать правительству пространство для маневра и возможность немедленного реагирования на последствия войны в соседней Украине».

При этом, у наблюдателей за процессом сразу же появилось множество вопросов по поводу мотивов происходящего. Пока что – это вопросы без официального и четкого ответа. В основном, эксперты упражняются – в разного рода конспирологических версиях.

И действительно – с формальной точки зрения ЧП в Венгрии в ответ на события на Украине выглядит, мягко говоря, слабо обоснованным. Никаких боевых действий – не то что вблизи венгерских границ, но даже в трех пятистах километров от них не ведется.

Закарпатье, как давно заметили наблюдатели, остается единственным регионом Украины, в котором не звучат сирены воздушной тревоги и которое не подвергается ракетным атакам российских ВКС. Никаких орд украинских беженцев, штурмующих венгерскую границу, как это имело место на белорусско-польском кордоне, тоже не наблюдается.

Так в чем причина ЧП? Тем более, что венгерские военные части и так стянуты к украинской границе едва ли не с самого начала СВО, вызвав этим явно выраженное неудовольствие Киева.

В Киеве же обоснованно подозревают в нехороших намерениях относительно украинской территориальной целостности. И строго говоря, если апеллировать к этнической составляющей, то речь идет об одном-единственном Береговском районе Закарпатья. Именно в нем венгры составляют полноценное большинство. Еще в одном районе – Виноградовском – венгры составляют половину населения. В Мукачевском же и Ужгородском районах области венгры – пусть и заметное, но все же меньшинство.

Говоря по-простому – в желании дождаться удобного момента, чтобы иметь легальный повод ввести военный контингент, минимум, в венгерские районы Закарпатья, а максимум – занять всю область. Под предлогом наведения порядка, обеспечения этнических прав, восстановления исторической справедливости или защиты мирного населения.

Недаром принципиально разный взгляд из двух столиц на самый западный украинский регион проявляется даже в общепринятой топонимике. Если, глядя из Киева, это Закарпатье, то глядя из Будапешта или Братиславы – ПОДкарпатская Русь.

Заметное похолодание в отношениях Киева и Будапешта началось еще при Порошенко и перешло по наследству к Зеленскому, так и не сумевшему, вернее, не захотевшему, решить эту проблему в обоюдовыгодном для двух стран варианте. Зеленский предпочел пойти на поводу у упершейся рогом в тотальную украинизацию собственной «партии войны», вместо того, чтобы выполнить настойчивые пожелания Будапешта, Венецианской комиссии и даже Брюсселя.

Внеся необходимые правки в законы о языках и образовании и предоставив закарпатским венграм реальное местное самоуправление с возможностью налаживания горизонтальных связей с исторической родиной без опасений стать предметом интереса со стороны СБУ и охочих до этнических погромов националистов-инициативиков.

Со своей стороны, Венгрия пошла на принцип и по сей день блокирует украинские поползновения в сторону НАТО и ЕС, вызывая к жизни бесконечный поток заявлений, жалоб и дипломатических нот от киевских кулеб.

Не стал Будапешт правофланговым и в антироссийской истерике коллективного Запада. Спокойно покупает газ за рубли, помогает Киеву скорее для галочки, нежели из большого энтузиазма, отказывается передавать оружие и не дает разрешения своим гражданам воевать за Незалежну в составе разнообразных «интернациональных легионов» ВСУ.

Таким образом, Орбан сможет обойти затягивание принятия срочных решений парламентом. На Украине, естественно, связали это решение с подготовкой к взятию Закарпатья.

Более того, когда Орбан совсем недавно шел на переизбрание, в Киеве не скрывая топили за его политических конкурентов, дав утвердившемуся на новый срок венгерскому премьеру повод в его первой после победы на выборах речи обозначить Зеленского среди своих противников – через запятую после венгерских левых, евробюрократов, международных СМИ и Сороса.

Так что фон для соответствующего восприятия венгерского ЧП в Киеве имеется. Некоторые наблюдатели полагают, что в момент окончательного коллапса украинской государственности Венгрия не побоится, что называется, взять своё. И хотя подобный сценарий выглядит лишь как гипотетический, обстоятельства могут измениться куда быстрее, чем кажется.

Другое дело, что никто не может с точностью предсказать, когда именно наступит такой момент. Однако сам факт введения Орбаном ЧП заставляет думать, что в Будапеште не склонны рассматривать такую перспективу как очень далекую.

Есть, правда, мнение, что введением ЧП Орбан хочет подстелить себе соломку и легализовать закручивание гаек во внутренней политике на случай протестов оппозиции, однако такое мнение представляется мало обоснованным.

Проценты, набранные Орбаном и его ФИДЕС, говорят сами за себя. Правительство с таким уровнем поддержки не нуждается в хитромудрых манипуляциях ради простого удержания власти. Да и разношерстная венгерская оппозиция, в принципе, показала, на что она способна. И пока что это ее политический потолок. Так что «украинская» версия подоплеки венгерской «чрезвычайки» выглядит все-таки более обоснованной.

Пока что оба сюжета с вводом в украинскую партию внешних игроков – Будапешта и Варшавы – выглядят застывшими на низком старте. Тем не менее, подготовку к такому сценарию нельзя не заметить. Она идет, и идет активно. Другое дело, что рискнуть пойти ва-банк обе столицы смогут лишь в момент зафиксированной Западом российской слабости.

Прогноз автора этих строк состоит в том, что возможная аннексия Закарпатья и Галиции может стать фактом лишь в том случае, если российское наступление силой обстоятельств докатится до Киева. В этом случае под угрозой окажется само существование украинского государства, и у стран-соседей может возникнуть соблазн поучаствовать в разделе по принципу «умерла так умерла».

Если же Россия в результате каких-то политических резонов решит не идти дальше юго-востока, предпочтя худой мир с киевским режимом перспективе длительной войны, и главное, если само киевское руководство проявит готовность гарантировать такой мир, всем странам-соседям будет выгоднее сохранить буфер между собой и Россией, чтобы не выходить вплотную к границам зоны российских интересов.

А это значит, что границы Закарпатской и Львовской областей никакие армии не перейдут. А нынешнее венгерское ЧП можно будет с чистой совестью считать учениями по гражданской обороне.


Top