Flag Counter

Владимир Константинов: Почему украинская недогосударственность такая живучая

Невольно задаёшься вопросом: почему украинская недогосударственность такая живучая? Ведь никто не вкладывает в упрочение государства, все из него только тащат. И так — более 30 лет подряд

Казалось бы, что от этого государства могло при таком подходе остаться? А что-то остаётся.

Думаю, дело в неком общественном консенсусе по этому поводу. Государство не является ценностью не только для элиты, которая его уничтожает в своих шкурных интересах. Примерно так же по поводу государства настроено и украинское общество.

Оно всё стремится подальше убежать от любых проявлений государства: от уплаты налогов, от выполнения каких-то обязательств, от исполнения законов. Они не хотят находиться в рамках. Всё переводится на уровень понятий. Когда все живут по понятиям и всем так удобно, начиная от власти, заканчивая «пересичными громадянами». То есть, по большому счёту, что хотят, то и делают.

Вот почему они боятся Россию не хотят российской власти. Потому что Россия — это порядок, здесь общество реально заинтересовано в сильном государстве.

Обилие абсурдных по своему содержанию документов на уровне государства на Украине зашкаливает. Абсурдна сама по себе эпопея с основным украинским законом, который перелицовывали столько раз, что уже никто не разберёт, какая редакция конституции действует сейчас. Да и зачем разбирать, если никто ею руководствоваться не собирается.

По большому счёту, это смертельный диагноз. Этот государственный организм не восстановится ни в каком виде. В нём дискредитирован каждый институт, до такой степени, что это уже халам-балам.

Но если бы украинское государство существовало на отдельной планете, оно разлагалось бы настолько медленно, что до полного его распада могло смениться несколько поколений. Именно потому, что все, и власть, и народ, согласны бесконечно долго делать вид, что государство существует, хотя никакого государства и в заводе не было. Но они будут гордо его величать «державой», хотя вверху это малина, а внизу — халява.

Нечто подобное наблюдается и в украинской экономике. Чем она была сильна? Тем, что и она скатилась к экономике по понятиям. Формально это одна система, которая практически не работает, а работает другая, неформальная. Результатами её функционирования не надо делиться с государством, а источником обогащения может стать что угодно. Сейчас, например, люди неплохо зарабатывают на блокпостах: дал денег и езжай с эскортом куда угодно, хоть за границу. Можно купить отсрочку от призыва, а можно государственную должность, депутатский мандат или звание героя Украины.

Вот почему Украина формально-официально самая нищая страна Европы, но при этом выясняется, что у неё полно зерна. Это при том, что в сельхозпроизводство десятилетиями не вкладывали никаких инвестиций. Но они взяли другим. И уверены, что если удастся укрыться от государства — возьмут ещё больше. Вот зачем им Россия? В ней работают законы. А у них – хуторянство: «Мне Вася сказал, значит, мне можно».

У украинского недогосударства нет никаких обязательств перед обществом. Там нет никаких программ по строительству школ, детских садов, дорог и других инфраструктурных объектов. И общество относится к этому с пониманием — лишь бы их государство не трогало. Понятное дело, такой «державой» может и Зеленский со своей клоунадой управлять.

Такова украинская государственная и экономическая модель, которая оказалась на удивление живучей. Конечно, при первых же внутренних или внешних вызовах она начинает рассыпаться, а нормальные люди и просто те, у кого всё в порядке с инстинктом самосохранения, покидают эту территорию.

Не удивительно также, что именно такая страна была превращена в государство-камикадзе: у неё полностью отсутствует иммунитет от попадания под внешнее управление.


Top