Flag Counter

Америка решила догнать и обогнать Китай

Понятно, что главной сенсацией завершившейся поездки президента США в Азию стало его неожиданное заявление: «Да, это обязательство, которое мы на себя взяли» — по части военной защиты американцами Тайваня в случае китайской военной операции против того. Не помогли даже немедленные разъяснения всяческих работников администрации, что Джо Байден не сказал ничего нового, что и раньше заявлялось: в случае немирного присоединения Тайваня Америка окажет ему какую-то помощь.

Не помогли эти уточнения, потому что одни комментаторы предсказуемо отозвались: «Не хватало еще, чтобы этот человек втянул нас в ядерную войну с Китаем», а другие в очередной раз напомнили: Байден вообще давно уже сам не понимает, что говорит. Ну а как отреагировал Пекин, можно даже не упоминать, все и так ясно.

Но в ходе своей поездки в Сеул и Токио Байден сделал и другие заявления, менее пугающие, но более интересные. В частности, он пообещал догнать и перегнать Китай экономически. Дословно: впервые за 40 лет ВВП США в 2022 году вырастет больше, чем китайский. Авторы агентства «Блумберг» уточнили, что на самом деле это произойдет впервые за 46 лет, обещав Китаю рост в два процента, а США в 2,8. Причина — упорство Пекина в его политике «ноль ковида», которая закрывает производства и закупоривает логистические цепочки.

Это великолепное выступление по множеству причин: прежде всего, никогда раньше Америка так ясно не демонстрировала, что она страна, для которой Китай — ориентир в завистливой гонке за лидером. Оценок того, на каком месте в списке крупнейших экономик окажутся США и Китай через десять или двадцать лет, было сколько угодно, но чтобы на высшем уровне обозначить свою страну как догоняющую — такого не случалось.

Однако дальше пошли отклики, в том числе экономические, с цифрами в руках. Дело в том, что Байден и(или) его команда опирались на данные только одного января и проецировали их на весь предстоящий год. А данные — они бывают всякие. Например, в первые три месяца года Китай вырос на 4,8 процента, а его внешняя торговля приросла на 7,9 процента. А еще есть такие факторы, как инвестиции в новые проекты на китайской земле, которые и подавно растут бешеными темпами именно в этом году, и цены на нефть и газ для Китая, по понятным причинам доступные и предсказуемые, и многое другое.

Но то был китайский подход к вопросу. Есть еще американский, точнее, подход оппозиции: республиканцев и близких к ним идеологов. Эти не играют цифрами, они копают глубже, напоминая, что экономика тесно связана с состоянием общества в целом.

Вот, например, в свежей публикации из American Thinker на тему «Таких не берут в космонавты»: наша страна превращается в племенное общество с коллективной нищетой, растущей преступностью, уничтоженной южной границей, разрушенными конституционными нормами и бешеной инфляцией. Мы шли к такому положению много десятилетий и вот дошли, и еще вопрос, а будет ли Америка существовать 4 июля 2026 года (259 лет государству) или она к тому моменту окажется на грани роспуска.

Это материал вовсе не о «догнать и перегнать» какой-то там далекий Китай, а насчет умело культивируемой демократами расовой и прочей ненависти между разными группами населения. И тут как не вспомнить, что уже много лет китайские мыслители, официальные и не очень, стараются отказаться от идеи ВВП как единственного критерия роста, счастья и добра, хотя ВВП Китая все это время продолжает расти бодрыми темпами. Важно общее самочувствие нации. Понятно: в Пекине масса чисто внутренних проблем и тамошнее весьма динамичное общество постоянно грызется по самым разным поводам, но ничего подобного тому, что происходит внутри американского общества, у китайцев нет.

Иными словами, если вы хотите говорить о конкурентоспособности наций в их соревновании друг с другом, то это очень сложный разговор со множеством вводных данных.

Но именно к этому вопросу сводится смысл поездки Джозефа Байдена в Азию. Дело в том, что в Токио наконец-то родился проект под названием IPEF (Индо-Тихоокеанская экономическая инициатива), провозглашенный осенью прошлого года, но остававшийся загадкой.

Сейчас стал известен список из 12 стран, готовых туда войти. И, как и предсказывалось, там нет и не может быть Китая, зато есть государства, которые на всякий случай одновременно входят в несколько других экономических объединений, в том числе неформально возглавляемых Пекином, по принципу «сначала надо записаться, а потом смотреть, хорошая ли это штука».

Смотреть начинают прямо сейчас, особенно, понятное дело, Китай. Предварительные выводы получаются вот какие: да, тут есть явный акцент на контроле в рамках IPEF за отраслью, где Пекин все еще догоняющий, — производство полупроводников. Однако заметно, что провозгласили в Токио только общую идею этой «экономической НАТО», а на конкретное наполнение таковой еще надо посмотреть, чем и будут заниматься все и всякие страны нескольких регионов: Южной Азии, Восточной и Юго-Восточной. Если окажется, что инициатива будет сковывать и тормозить их участие в прочих инициативах и соглашениях, то начнется сложное маневрирование и переговоры о всех и всяческих правилах игры.

Собственно, «правила» здесь — ключевое слово. Когда в Токио задали вопрос Джейку Салливану, помощнику Байдена по национальной безопасности, зачем создают IPEF, он ответил: чтобы участники имели возможность «тесно работать с США над правилами и стандартами, над большей прозрачностью и координацией логистических цепочек, над инновациями». А умные люди напомнили, что многие из таких правил потребуют еще и утверждения конгрессом. В общем, разброд и шатания внутри этого экономического новообразования начнутся, когда там проявится принцип «кто не с нами, тот против нас». А поэтому тянуть туда партнеров будут медленно и осторожно.

Что же касается общей идеи догнать и обогнать Китай, то тут интересно будет посмотреть, не превратится ли она усилиями «империи лжи» в очередной воздушный замок, откуда доносятся привычные крики: «Смотрите, мы их в очередной раз победили».

Может, кто-то и поверит.


Top