Flag Counter

Время пришло: «Большая пятерка» готова к расширению

Процесс раздела мира на противостоящие блоки ускоряется. Сегодня в Токио пройдет саммит QUAD — четырехстороннего диалога по безопасности, объединяющего США, Японию, Индию и Австралию. Это не военный блок, хотя именно таким потенциально и хотят видеть его англосаксы, уже создавшие в прошлом году чисто военный AUKUS (США, Великобритания и Австралия). Сделать то же самое из QUAD мешает в первую очередь Индия, хотя собственно ради нее и придумана вся затея с «диалогом».

Откровенно антикитайская направленность QUAD одновременно и привлекает, и отталкивает Дели: индийцы опасаются чрезмерного усиления Китая и хотят использовать антикитайский настрой англосаксов и японцев, но при этом не собираются связывать себя антикитайскими обязательствами и тем более становиться союзниками Запада. Но балансирование Индии между Востоком и Западом не может продолжаться вечно: сам ход событий приведет к тому, что конфронтация между двумя полюсами (Россия — Китай и США — Европа) заставит определяться.

Стать полноценной третьей силой у Дели не получится: даже в годы холодной войны нейтралитет Индии (бывшей главной страной в «движении неприсоединения») воспринимался Западом как просоветский. Сейчас конфронтация будет не менее жесткой, к тому же англосаксы все настойчивее продвигают линию «кто не с нами, тот против нас».

Но как быть Индии, которая хочет не только сохранить себя в качестве самостоятельного игрока, но и определять правила игры в новом миропорядке?

Не забывать о том, что у нее и так есть все для этого, ведь если QUAD активизировался только в прошлом году (когда прошел первый саммит), то участие Индии в БРИКС насчитывает уже полтора десятилетия. БРИКС вообще вырос из РИК (Россия — Индия — Китай), то есть конструкции, которую предлагал в 90-е Евгений Примаков. Уже тогда было ясно, что, если три важнейшие азиатские страны смогут договориться между собой по принципиальным вопросам, изменится миропорядок не только в Евразии, но и во всем мире.

Сейчас значение отношений в треугольнике Москва — Дели — Пекин понятно всем, именно поэтому англосаксы так давят на слабое звено в нем, то есть Индию. Но Дели при этом участвует не только в БРИКС, но и в ШОС — Шанхайской организации сотрудничества, начинавшей как китайско-российское объединение с участием среднеазиатских республик и расширившейся на южно-азиатском направлении (с включением Индии, Пакистана и Ирана).

Иными словами, у Индии есть различные форматы взаимодействия как с азиатскими странами (ШОС), так и государствами глобального уровня (БРИКС) — и везде присутствуют Россия и Китай. При этом для Дели важны и взаимоотношения с Западом, но, естественно, там понимают, что QUAD вызывает недовольство Пекина (да и Москва не в восторге). После начала спецоперации на Украине Индия выдержала давление Запада — и нет сомнений в том, что и дальше будет стремиться не просто сохранить важнейшие для нее связи с Россией, но и делать их более прочными (например, через увеличение своей доли в нефтегазовых проектах на Сахалине). Но только укрепления двусторонних отношений в нынешней ситуации уже мало: мир вступил в фазу ускоренной трансформации и нужно работать на опережение.

О чем речь? О том, что нужно не просто защищать двусторонние отношения и развивать многосторонние (как в треугольнике РИК), необходимо конструировать глобальную систему, альтернативную западной. Атлантическая глобализация провалилась, но она все еще пытается выжить за счет перегруппировки своих сил и выстраивания коалиций: антикитайской и антироссийской. По большому счету это один и тот же альянс, но с нюансами, как это и происходит в случае с Индией. Сдерживать Китай ради торжества англосаксонского миропорядка — разве это нужно Дели?

А вот опора на БРИКС вполне способна дать возможность не только искать пути решения индийско-китайских споров (тут, скорее, важен формат ШОС), но и вместе строить новую мировую архитектуру. Конечно, сил «Большой пятерки» (Россия, Китай, Индия, Бразилия и ЮАР) для этого мало, и именно поэтому сейчас заговорили о расширении БРИКС.

На днях этот вопрос поднял министр иностранных дел Китая Ван И. Выступая на видеоконференции глав МИД стран «Пятерки», он заявил, что «перед лицом новых вызовов международной обстановки мы должны объединить все силы, которые можно объединить, чтобы вдохнуть новую жизнь в сотрудничество БРИКС». Китайская сторона предлагает «рассмотреть стандарты и процедуры процесса расширения и постепенно сформировать консенсус».

Эти слова обращены в первую очередь к Дели, потому что в прошлом именно индийцы не соглашались с экспансией организации. А в нее уже есть определенная очередь — и давно.

Например, на проходивших после саммита глав МИД консультациях «БРИКС плюс» участвовали представители Аргентины, Египта, Индонезии, Казахстана, Нигерии, ОАЭ, Саудовской Аравии, Сенегала и Таиланда. Сенегал тут выступает, скорее, как нынешний глава Африканского союза, а все остальные страны относятся к серьезным региональным и даже глобальным игрокам. Кроме них о желании присоединиться к БРИКС поговаривали и Турция, и Мексика, и Иран — выбирать есть из кого.

Критерии выбора понятны: потенциальный участник должен быть сильным и самостоятельным, имеющим как минимум заметное региональное влияние. В первую очередь внимание будут обращать на страны «Большой двадцатки», ведь все государства БРИКС входят и в нее.

Сейчас в «Двадцатке» два крупных блока: «Большая семерка» и «Большая пятерка». Из проявляющих интерес к вступлению в БРИКС в «Двадцатку» входят Аргентина, Индонезия, Мексика, Саудовская Аравия и Турция. Вступление этих четырех стран сделало бы блок «Большой десяткой».

Не входят в «Двадцатку», но имеют важное значение и большое влияние Египет, ОАЭ, Иран, Нигерия. С ними БРИКС превратится в «Четырнадцать», но есть еще несколько потенциально важных стран, которые тоже необходимо включить в организацию. Точно так же важно и подключить к работе блока региональные объединения, особенно АСЕАН и Африканский союз.

Иначе говоря, со временем БРИКС может превратиться в альянс 15-20 стран, имеющих серьезное влияние на свои континенты и региональные организации. Три крупнейшие латиноамериканские, две главные африканские, три важнейшие арабские страны плюс два влиятельных государства исламского мира, евразийская Турция — все это сделало бы изначально азиатско-центричную (за счет Китая, Индии и России) коалицию действительно глобальной. Это не будет новой «Большой двадцаткой» (которая останется главным местом встречи Востока и Запада, Севера и Юга), но станет союзом ключевых стран незападного мира, фундаментом нового миропорядка.

Конечно, БРИКС даже в нынешнем составе еще очень далеко до степени координации, существующей в «Большой семерке», но их и невозможно сравнивать. «Семерка» создана англосаксонскими элитами для управления процессом глобализации и состоит из стран, зависящих от них (в том числе в военном и идеологическом аспекте). БРИКС, особенно расширенный, нужен не просто для противостояния глобалистским планам Запада (точнее, его усилиям по удержанию ускользающего господства) — в том числе и его попыткам играть на противоречиях между странами БРИКС-плюс и стравливать их между собой — но и для выработки самостоятельного варианта глобализации. Это будет долгий и непростой путь, но альтернативы ему нет.

Если незападный мир найдет в себе силы для координации и объединения, никто не сможет помешать ему построить устойчивый новый миропорядок. Без Запада? Нет, с его участием, но не по его правилам.


Top