Flag Counter

Начался процесс формирования нового ООН?

Очевидный процесс распада системы взаимоотношений государств, сложившейся в результате победы стран антигитлеровской коалиции над фашистской Германией и отлитой в форму Организации Объединённых Наций победным летом 1945 года, ныне уже не является чем-то непреложным для, без малого, всех суверенных государств мира, его членов

Созданная для поддержания и укрепления международного мира и безопасности, для развития сотрудничества, ООН стала универсальным инструментом международной системы самосохранения, наделённой прежде никогда не виданными законодательными полномочиями. Она исправно служила международной дипломатии как инструмент подчинения национальных интересов государств интересам общей безопасности и развития.

Но если заглянуть за парадную формулу успеха деятельности ООН, легко заметить, что она опиралась на мощь, в том числе и военную, Советского Союза, до 1991 года остававшегося гарантом признания интересов любых государств мира, не входящих в сферу подчинения Западу, осью которого стали разбогатевшие на Второй мировой США.

Как только эта точка опоры рухнула, мир потерял равновесие, и ничто не могло уже помешать США и их союзникам начать перекраивать мир под себя, устанавливая исключительность собственных стратегических интересов в любой точке мира. Закономерно, что первыми испытали на себе обработку американской «демократией» бывшие страны социализма. Выдавливание наследницы СССР России из всех сфер влияния на международную политику стало логическим завершением той войны Запада, которую мы в девяностых называли «торжеством демократии». Под это «торжество» мы с энтузиазмом вывели из тяжелейшего экономического кризиса США и Западную Европу. Могу напомнить: кризис 1973 года на Западе вызвали вывернувшиеся из-под британского владычества страны-члены ОПЕК, которые ввели эмбарго на поставки энергетических ресурсов США и их союзникам – Канаде, Японии, Нидерландам и Великобритании – и подняли цены на 70%. «Энергетическим Пёрл-Харбором», по выражению советников президента Никсона, стал этот ответ арабов на поддержку войны Израиля с Сирией и Египтом. Старт следующему кризису на Западе дал «черный понедельник» 19 октября 1987 года, когда индекс Доу-Джонс только за один день потерял больше 22%. А через две недели обвалились биржи не только в Соединенных Штатах, но и в Гонконге, Великобритании, Канаде и Австралии. К слову: в США с 1972 по 1974 годы инфляция выросла с 3,3 до 11,1%, во Франции – с 6,1 до 13,7%, Японии – с 4,8 до 23,2%, Великобритании с 7,1 до 16%. Так что не станем повторять «утку» о том, что СССР проиграл Западу экономически.

Но вернёмся в день сегодняшний.

На политическом горизонте сейчас нет страны, способной взять на себя эту тяжкую ношу «удерживающего», способного заставить США и компании считаться с тем, что рядом с ними живут другие люди и страны… Или есть?

Японское информагентство Nikkei Asia только что опубликовало анализ того, как на политическую ситуацию в Индо-Тихоокеанском регионе повлияло заявление Председателя КНР Си Цзиньпина о глобальной инициативе по безопасности, прозвучавшее на Боаоском Азиатском Форуме (Boao Forum) 21 апреля. Тезис «общей, всеобъемлющей, совместной и устойчивой безопасности» далеко не нов, его смысл легко можно найти в преамбуле Устава ООН. Но сегодня никому не надо объяснять, что Пекин заводит речь о всеобъемлющей безопасности без США. И если точнее, то против США. «С растущими угрозами, исходящими от односторонности, гегемонии и силовой политики, – Nikkei Asia цитирует официального представителя Министерства иностранных дел Ван Вэньбиня, – а также с растущим дефицитом мира, безопасности, доверия и управления, человечество сталкивается со все более трудноразрешимыми проблемами и угрозами безопасности. Председатель Си Цзиньпин предложил глобальную инициативу в области безопасности, имея в виду будущее всего человечества. Эта инициатива является еще одним глобальным общественным благом, предлагаемым Китаем, и яркой иллюстрацией видения сообщества с общим будущим для человечества».

Японцы расшифровывают это так: «Они (китайцы) всегда выходят с чрезмерно большими рамками, против которых никто не возражает. Идея заключается в том, что даже если страны не согласны полностью, по крайней мере, они не должны стараться противостоять этому. Затем, шаг за шагом, они используют эту структуру, чтобы отколоться от США».

Еще три десятилетия назад идея общей безопасности никому не казалась чем-то подозрительной. Тогда подозрительным было бы говорить о мире, в котором Китай станет крупнейшим игроком. Логично предположить, что для реализации идеи Си Цзиньпина потребуется инструмент, не менее мощный, чем Организация Объединённых Наций.

Он должен быть способен заставить США и иже с ними «не стараться противостоять» как минимум новому мировому порядку, складывающемуся вокруг Пекина. Россия в этом раскладе могла бы стать брильянтом в новом ООН и по способностям к защите нового устройства мира, и по экономическому потенциалу, если он оборвёт уже и так натянувшуюся пуповину с евро-экономикой. Спровоцированная США война на Украине создала и Китаю новые проблемы вокруг инициативы «Один пояс и один путь». Разворот на Восток позволяет ему создать обширную экономическую зону, простирающуюся на весь Азиатско-Тихоокеанский регион.

Поэтому через месяц Си заговорил на эту тему снова: «Выдвинутая мной Инициатива по глобальной безопасности призвана именно добиться неделимой безопасности во всем мире. Страны БРИКС должны укреплять политическое взаимодоверие и сотрудничество в сфере безопасности, наращивать координацию и взаимодействие по актуальным международным и региональным вопросам с учетом ключевых интересов и серьезной озабоченности друг друга, уважать суверенитет, безопасность и интересы развития. Важно выступать против гегемонизма и политики силы, противостоять менталитету холодной войны и блоковой конфронтации в интересах создания сообщества единой судьбы человечества».

Шагом именно в этом направлении можно считать начало процесса расширения БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), о котором шла речь на только что прошедшей в режиме видеоконференции встрече глав внешнеполитических ведомств, сообщает Синьхуа.

Понятно, что для начала новый центр притяжения вовлечет в свою орбиту то, что осталось на периферии интересов Вашингтона и Лондона. Месяц назад МИД КНР подписал рамочное соглашение о безопасности с Соломоновыми островами, в столице которых Хониара тридцать лет даже не было американского посольства, но соглашение вызвало настоящую истерику – и не только в США.

Теперь в рамках соглашения китайские корабли имеют право заходить на Соломоновы острова, что может стать первым шагом к появлению там военно-морской базы. Объективно – Китай этим соглашением прорвал блокаду, которую организовали для него США, Австралия, Япония, заперев китайский флот в Южно-Китайском море, подгребая под себя все островные государства Тихого Океана, куда китайскому флоту заходить запрещено. Бьется в конвульсиях Австралия, воспринимая китайскую базу как прямую угрозу своей национальной безопасности. Возможности китайского флота оперировать с Соломоновых островов означают, что в его зону действия попадают торговые маршруты США, Японии, Австралии и Новой Зеландии. И они скопом уже выступили с заявлением о том, что соглашение «подрывает безопасность» региона и угрожает «свободе и открытости» на Тихом Океане.

Пожалуй, именно это решение Пекина стало самым убедительным свидетельством того, что начался процесс формирования нового ООН, за круглым столом Совета безопасности которого уже сидит Поднебесная. Но сколько там будет вакантных мест?


Top