Flag Counter

Как криворожский наркоман стал «Человеком года» по версии Time

Зеленский стал самым влиятельным человеком 2022 года по версии читателей журнала Time. За недофюрера недорейха отдали голоса 3,3 миллионов читателей этого издания, в результате чего он занял первое место в интернет-голосовании, обогнав по популярности самого Илона Маска.

“Когда в феврале российские войска начали полномасштабное вторжение на Украину, Зеленский, комик, не имевший политического опыта до избрания президентом Украины в 2019 году, вышел на мировую арену и сплотил лидеров для поддержки Украины”, – объясняет редакция Time причины столь странного выбора своих читателей.

Впрочем, если брать не в абсолютных цифрах, то результат Зелефюрера это всего 5 % от всей читательской аудитории Time.

Для сравнения, его ближайший конкурент Маск имеет всего 3,5 %. В каком-то смысле, такие итоги голосования отражают нынешнее состояние буржуазной демократии на Западе, когда при росте политической апатии и индиферентности большинства, резко возрастает роль и значение разного рода ультраполитизированных меньшинств, которые, в итоге, и диктуют апатичному и не имеющему собственного голоса в мейнстримовых СМИ большинству свою повестку и свою точку зрения в качестве нормативной.

Получается злая пародия на традиционную классическую демократию, которая, при всех цензовых ограничениях, мыслилась, все же, как власть большинства – в какие-то эпохи относительного, а в какие-то и абсолютного.

Сегодня же мы видим, как можно стать глобальным лидером симпатий и купаться в свете софитов пиара, имея за душой поддержку подавляющего… меньшинства.

В исторической ретроспективе нынешнее лидерство Зеленского является феноменом принципиально новым, которое можно охарактеризовать просторечной фразой «дотрахались до мышей».

Судите сами: если отмотать ленту назад, к моменту основания рейтинга, то мы увидим среди лауреатов на обложках Time в разные годы таких титанов мировой политики и общественной мысли, как Махатма Ганди, Франклин Рузвельт, Иосиф Сталин, Чан Кайши, эфиопский император Хайле Селассие, Уинстон Черчилль, Елизавета Вторая, иранский премьер-реформатор Мохамед Моссадык, немецкий канцлер Аденауэр, американский президент Кеннеди, Шарль де Голль, Мартин Лютер Кинг, советские лидеры Хрущев и Андропов, китаец Ден Сяопин и иранский аятолла Хомейни, Вили Брандт и Рейган, Путин и Обама.

При всей неоднозначности приведенного писка, все эти люди действительно незаурядные, внесшие больший или меньший, но ощутимый и значительный вклад в историю своих стран, регионов и даже целого мира. И главное, все они, так или иначе, были настоящими, из числа тех, для кого главное в жизни – быть, а не казаться.

И вот, мы видим на той же обложке банальное ничто. Силиконовую куклу, раздутый от самомнения мыльный пузырь, паяца с тысячей лиц, из которых хрен пойми какое – настоящее. Согласитесь, крутое историческое пике – от Махатмы Ганди до эстрадного шута.

Это, напомню, рейтинг с претензией на глобальность и отражение мировой повестки. Значит ли это, что сама повестка настолько обмельчала и скукожилась, что карлик, играющий членом на рояле, внезапно стал властителем дум в планетарном масштабе? Не хотелось бы в это верить.

Впрочем, есть среди лауреатов рейтинга Time персонаж, в чем-то типологически схожий с Зеленским. Человеком 1938 года стал ни кто иной, как Адольф Алоизович Шикльгрубер, более известный широкой публике под фамилией Гитлер. Тоже в некотором роде актер и паяц, правда, более талантливый, нежели хуторской парень Вова. Но и куда более зловещий по итогам своей деятельности.

Кстати, Гитлера наградили столь высоким званием буквально за год до того, как мир рухнул в пучину Второй мировой войны, чему немало поспособствовало многолетнее потворство тогдашнего коллективного Запада всем хотелкам, причудам и выкрутасам фюрера. Которому сходило с рук буквально все, по принципу – «главное, что он против Советов». Тогдашнего смертного врага Запада, как и сегодня Россия.

В Лондоне и Париже, а также в офисах Уолл-Стрит ничуть не скрывали, что выращивают нацизм как супероружие для сокрушения СССР, накачивают Рейх кредитами и деньгами для исторического похода на Восток. И ради этой высшей цели прощают и спускают с рук буквально все – все те зверства, которые лицемерный Запад соизволил заметить лишь тогда, когда усилиями Красной Армии нацизм был повержен и сокрушен.

А до этого – вплоть до самого начала 2МВ Гитлер был желанным и рукопожатым гостем во всех главных европейских столицах. Ему простительно внимали и бешено аплодировали. Ну, прямо как сейчас Зеленскому. Которого точно так же, как и фюрера восьмидесятилетней давности, благословляют на победу над Россией. Такая же война Запада чужими руками.

При желании, можно увидеть много общего между принятым Западом в 1924 году планом Дауэса, главная цель которого заключалась в восстановлении военно-промышленного потенциала Германии (которую правящие круги империалистических стран рассчитывали использовать против Советского Союза), и нынешним американским ленд-лизом для русофобского режима в Киеве. Вот разве что перед Конгрессом США Адольф не выступал. Это, пожалуй, одно из немногих отличий нынешней ситуации от той.

Зато до оторопи похожи ощущение неотвратимости сползания мира к общепланетарной катастрофе мировой войны. На сей раз – ядерной, с поправкой на технологические возможности эпохи. И в фокусе этого процесса – раздающий публике воздушные поцелуи небритый киевский карлик с надутым эго, которому аплодируют в западных столицах, который открывает Каннский фестиваль и которому доверяет 72% опрошенных Pew Research Center американцев. Это – на минутку – самый большой показатель среди всех зарубежных лидеров.

Есть ощущение, что коллективный Запад стал заложником им же созданного и раздутого до неприличия культа личности киевского крошки Цахеса. Который уже начинает вертеть своими кукловодами, как хвост, виляющий собакой из известной американской политической комедии.

Чем больше денег вкладывает Запад в этот пиар-проект, тем большей отдачи они будут от него ждать. А значит, ставки в нынешнем противостоянии будут расти. А вместе с ними и риск потери контроля над ситуацией, которая в один прекрасный момент заживет своей собственной жизнью, выйдя из-под контроля продюсеров и сценаристов.

А пока что мы все – добровольно-принудительные зрители в этом погорелом театре. Зрители, от которых, увы, практически ничего не зависит.


Top