Flag Counter

Майдан: уроки для российской интеллигенции

История того, как агрессивное меньшинство с помощью протестного движения уничтожило на Украине любые попытки критического мышления, любое инакомыслие, для России необычайно интересна и поучительна. Украинские интеллигенты, начав с лихой фронды на Майдане, заканчивают либо в военной форме в едином строю со стандартными мыслями, либо в тюремной робе, но со своими убеждениями.

Об этом надо как-то помнить тем, кто сегодня, так или иначе, выступает против украинской власти, поскольку протесты против несправедливости могут привести к такой тирании, что нынешняя «тирания» покажется демократией, достойной всяческого восхваления.

«Мирный» протест

Украинский Майдан 2013 года начался с вполне мирной демонстрации политической позиции и законных требований перемен к лучшему. На демонстрации были не только евроромантики, но и националисты всех спектров, и консерваторы, и леваки различного толка, а также проамериканские либералы, которым евроромантика была чужда. Конечно, они не представляли всей палитры украинских настроений, но это была наиболее пассионарная часть украинского общества, которая видела в новом политическом процессе возможность высказать претензии к власти, и призвать ее к ответу.

А претензии были самые различные – от борьбы с коррупцией до социальной справедливости, от требований завершить евроинтеграцию до дать больше власти регионам. Вопрос только в том, что механизмы реализации всего этого были вовсе не у тех, кто стоял, прыгал и надевал кастрюли. За спинами этих людей шла работа по захвату власти, и удовлетворять требования протестующих в планы заговорщиков не входило.

По сценарию у организаторов Майдана была кровь, которая должна, во-первых, напугать власть, во-вторых, создать картинку для Запада, и, наконец, скрепить разных участников Майдана воедино. Последнее обстоятельство весьма важно, поскольку именно жертвы Майдана уравняли его участников, сделали из них сообщество.

Куклы и кукловоды

Естественно, что некоторые были «равнее равных», лидеров Майдана никто не выбирал, они были назначены извне, их согласовывали в американском посольстве, а вовсе не в толпе, которой предлагали прыгать дальше. Таким образом те, кто вышел на Майдан, были лишены права голоса и своей воли. Ведь новая власть – это их власть, они ее привели, хотели, страдали за нее и умирали. И теперь критиковать, протестовать и призывать к ответу преступно, поскольку этой власти, которая «народная», необходимо всячески помогать.

Все это произошло потому, что у большинства протестующих не было никаких механизмов власти, а у организаторов были. И что? Украина стала витриной Европы? Уменьшилась коррупция, укрепилась законность, выросло благосостояние граждан Украины? Вместо этого Украина стала беднейшей страной Европы, с кровопролитным гражданским конфликтом в Донбассе и военной антироссийской истерией.

Вот есть сомнения, что простые участники Майдана именно этого хотели. И в среде промайдановской интеллигенции все чаще поднимался вопрос: «За что мы стояли на Майдане?» Не говоря уже о том, что антимайдановские настроения все более начали проникать в украинское общество.

Антироссийская истерия была пущена властью в массы, чтобы оправдать свои провалы. Типа, мы давно уже пили бы кофе в Венской опере, но Россия завидует, и не дает. Тезис, что в Донбассе идет не гражданский конфликт, а «война России со всей Европой» украинская власть запустила еще с 2014 года. И тогда перед украинской интеллигенцией встал вопрос, поддержать военную истерию против России или нет. Таким образом, вопрос был не в эффективности управления украинским государством, а в поддержке/не поддержке России.

Без права молчать

Однако, антивоенные, антинатовские и пророссийские силы начали набирать на Украине популярность. Именно с этими лозунгами мира, национальной толерантности и социальной справедливости Владимир Зеленский победил на выборах, что, по идее, должно было обнулить Майдан. Поскольку сам Зеленский был в самом начале своего правления ни то, ни се, то часть интеллигенции начала внимательно смотреть на пророссийского оппозиционера Виктора Медведчука, который клоуном не был, писал научные статьи и встречался с Путиным.

Поняв, куда ветер дует, Зеленский раздувает антироссийскую истерию, садит Медведчука под арест и закрывает оппозиционные каналы. Таким образом, задолго до СВО Зеленский объявил партию мира и вообще оппозицию незаконными. Теперь украинской интеллигенции нельзя сомневаться в правильности курса страны, и ставить его под сомнение.

Напомним все же, что Майдан начинался именно с сомнения правильности курса страны и претензий власти. Нынче это нельзя. Протестовать могут только радикальные националисты, они же являются судьями и палачами «неправильной» интеллигенции, которую не только лишили права голоса, но и поставили вне закона.

Но дальше — больше. У украинской интеллигенции оставалось право молчать, не поддерживать власть. Сегодня у нее такого права нет. Если до Майдана у украинцев было право на сомнение и протест, если после Майдана всякий сомневающийся и протестующий был объявлен агентом Москвы, то сегодня преступлением является молчание, поскольку гражданин обязан кричать правильные речовки и идти в общем строю. Теперь не просто оппозиционные мысли приравниваются к измене, но и нейтральное отношение к власти тоже. Власть не только запрещено критиковать, но даже холодно или нейтрально к ней относится. Гражданин не имеет права не целовать иконы власти, и у него появилась обязанность плевать в чужие иконы, иначе — наказание.

Покорность – не спасёт

И вишенка на торте. А что если интеллигент не только не сомневается в правильности политики Зеленского, он всячески за это агитирует и кричит на каждом углу, что тогда? Ответ: ровным счетом ничего, это его никак не спасет от преследований и репрессий. Ему припомнят прошлые мысли и молчание.

Например, сегодня на Украине идет травля ведущих украинских журналистов, которые вовремя перекрасились и перешли на «правильную» сторону. Речь идет о Василии Голованове, Наталье Влащенко, Тигране Мартиросяне, Анне Степанец, Владимире Полуеве и массе других персонажей, которые ранее изволили в чем-то сомневаться и давать слово оппозиции.

Их требуют срочно выкинуть из эфира, поставить на колени и извинятся за прошлые «грехи». На их счет идут реальные угрозы жизни и здоровью, которые властью, в принципе, поощряются. Для русофобской тусовки они не стали своими, несмотря на смену риторики и переход в другой лагерь.

Таким образом, участие в протестах трансформировалось в ненависть к соседям, ненависть блокировала возможность думать, потом молчать, а потом и просто спокойно существовать в стране. И когда российская интеллигенция поддерживает Украину, то ей следует задать вопрос: что и кого она там поддерживает? Украинскую власть, пещерную русофобию, преследования оппозиции или уничтожение русского языка и культуры?

Если российская интеллигенция думает, что современная украинская политическая и околополитическая среда будет ей благодарна за поддержку, и будет считать их за равных, то они глубоко ошибаются. Этому племени каннибалов недостаточно даже рабской покорности.


Top