Flag Counter

«Великий диктатор-2022». Почему Зеленскому не стоило вспоминать Чаплина?

Фантасмагорическая картина 2022 года дополнена новым образом: Владимир Зеленский открывает 75-й Каннский кинофестиваль. Желание организаторов не выпадать из текущей повестки заставило их дать слово киевскому лидеру.

«Слава Украине»

Бывший артист, чье творчество явно не дотягивало до уровня Канн, наслаждается выпавшей на его долю минутой славы. О цене происходящего Зеленский явно не думает — какая разница, если цвет европейского кинематографа считает нужным аплодировать ему стоя.

Проблема, однако, заключается в том, что Зеленский не может присутствовать лишь в виде молчащей картинки на экране, и ему нужно что-то говорить. А речи украинского президента неизменно превращаются в сеанс саморазоблачения. Так получилось и в ходе Каннского выступления.

Зеленский заявил, что кино должно затронуть тему происходящего на Украине: «Кино будет молчать или будет говорить об этом? Если есть диктатор, если есть война за свободу, опять же, все зависит от нашего единства. Может ли кино остаться вне этого единства? Нам нужен новый Чаплин, который докажет, что в наше время кино не молчит… Кино должно не молчать… Я говорю всем, кто меня слышит: не отчаивайтесь. Ненависть в конечном итоге исчезнет, и диктаторы умрут… Я уверен, что диктатор проиграет. Мы выиграем эту войну. Слава Украине».

«Над вами смеется товарищ Шарло»

Украинский президент апеллировал к фильму Чарли Чаплина «Великий диктатор», видимо, не отдавая себе отчет, что попадает в логическую ловушку. Которая, правда, понятна только тем, кто знает о Чаплине чуть больше его имени, а о «Великом диктаторе» — чуть больше названия картины.

Уроженец Лондона, выходец из бедной семьи артистов, Чаплин в детстве хлебнул лиха, познав бедность и лишения, и эта память была с ним всегда, даже когда он поднялся на вершину успеха.

Его образ Бродяги был куда глубже, чем это могло показаться на первый взгляд. Он не просто смешил людей, но вытаскивал наружу пороки общества, в котором жил. Еще в 1930-х годах Чаплин оказался «под колпаком» американских спецслужб, подозревавших Чаплина в сочувствии к коммунистам. Артист не был членом Компартии, но действительно симпатизировал левым идеям. И именно с таким багажом он подошел к созданию ленты «Великий диктатор».

Схожесть биографий

Толчком к созданию ленты для Чаплина стала схожесть его собственной биографии с биографией Гитлера. Артист всего на четыре дня старше вождя нацистов, оба пережили лишения в детстве, к тому же Гитлер, как известно, тоже имел тягу к творчеству и пытался стать художником.

А чаплинский образ Бродяги, появившийся задолго до того, как Гитлер стал известен, имел чисто внешнее сходство с лидером нацистов. И артиста, по воспоминаниям родных, потряс этот факт — комика от диктатора отделяет не так уж и много.

Так в «Великом диктаторе» появилась пара — вождь Аденоид Хинкель и его двойник, безобидный парикмахер.

Картину, вышедшую в 1940 году, в США встречали в штыки: многие американцы полагали, что Чаплин со своей сатирой может спровоцировать конфликт с Германией. Между тем значительная часть американского общества симпатизировала в тот момент Третьему Рейху. Создавая «Великого диктатора», Чаплин рисковал всем — репутацией, состоянием, собственным будущим — но вышел победителем, поскольку фильм оказался чрезвычайно популярен у простых американцев, валом пошедших в кинотеатры.

Окончательно все претензии к «Великому диктатору» были сняты лишь тогда, когда Соединенные Штаты сами вступили во Вторую мировую войну.

«Он безумец, а я комик. Но могло ведь быть и наоборот»

Однако той дерзости Чаплину не простили. В 1952 году, в период так называемой «охоты на ведьм», когда в США шла борьба с «просоветскими элементами», артиста, так и не получившего гражданства Соединенных Штатов, буквально выжили из страны. Так сказать, по совокупности — за критику капитализма, за жесткую антинацистскую линию, за то, что в годы войны со сцены призывал помогать СССР всем, чем можно, за то, что с началом «Холодной войны» от своих взглядов не отрекся.

Автора «Великого диктатора» травили в США за «коммунистические взгляды» и заносили в «черные списки» — ровно те же вещи в последние годы происходят и на Украине.

Но дело не только в этом. Сын актера, Чарльз Чаплин-младший, вспоминал: «Папа никогда не мог думать о Гитлере без содрогания, смешанного с ужасом и восхищением. “Просто вообразите, — с беспокойством говорил он, — он безумец, а я комик. Но могло ведь быть и наоборот”».

В начальных титрах «Великого диктатора» сказано: «Любое сходство между диктатором Хинкелем и евреем-цирюльником совершенно случайно». Но на мысли о «наоборот» построена вся лента.

Рост Чаплина составлял 166 см, Гитлера — 173 см, а Зеленский вписался аккурат между ними — 170 см. И если украинскому президенту поместить под нос чаплинские усики, то его схожесть с «Хинкелем и евреем-цирюльником» станет просто поразительной.

Такого не мог представить даже Чаплин

Гениальный Чаплин, рассуждая о «комике и безумце», не мог себе представить воплощения в жизнь ситуации, при которой вместо пары оказывается один человек — комик-еврей, занесенный в кресло первого лица, от пламенных речей о мире переходит к риторике и действиям «Аденоида Хинкеля».

В своей автобиографии Чаплин вспоминал: «Конечно, если бы я знал тогда о подлинных ужасах немецких концлагерей, я не смог бы сделать “Диктатора”, не смог бы смеяться над нацистами, над их чудовищной манией уничтожения».

Не мог предположить Чаплин и еще одного момента: через 80 лет после выхода «Великого диктатора» украинский актер, превратившийся в кровавого «Хинкеля», будет пытаться использовать антифашистскую ленту ради собственной пропаганды.


Top