Flag Counter

Казахстан отходит к Турции? Или еще нет?

Состоявшийся на прошлой неделе первый государственный визит в Турцию президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева изначально должен был стать знаковым. Президент Турции Тайип Реджеп Эрдоган заранее назвал его важной вехой в расширении всестороннего стратегического партнерства двух стран.

Показательно, что первым делом Токаев посетил мавзолей основателя современного турецкого государства Мустафы Кемаля Ататюрка. В своем обращении к турецкому народу лидер Казахстана высказал уверенность в том, что дружба между двумя странами будет вечной, а сотрудничество будет всемерно укрепляться.

Надо полагать, что это не просто обычные для подобной ситуации слова. Токаев провел переговоры с турецким коллегой, принял участие в казахско-турецком бизнес-форуме и встретился с представителями турецкого бизнеса. Итогом переговоров стало подписание инвестиционных соглашений на $1 млрд и целого пакета документов по развитию экономического взаимодействия.

Наиболее весомой договоренностью эксперты назвали соглашение с турецкой аэрокосмической компанией TUSAS, которая теперь будет производить в Казахстане ударные беспилотные летательные аппараты ANKA.

Это далеко не первый шаг в военном сотрудничестве двух стран. В конце прошлого года Казахстан купил у Турции ударные БПЛА, что вызвало резкую критику российских экспертов. В самом деле, почему страна ОДКБ покупает вооружение у члена НАТО?

Конечно, ОДКБ – это не НАТО, члены которого не могут покупать ни у кого за пределами альянса. Вон та же Турция купила наши С-400, ей сразу санкции влепили. Санкции эти ударили по и без того резко ослабевшей турецкой экономике, вот Анкара и рвется продать оружия как можно больше и кому угодно. Это, как видно, Нур-Султан устраивает.

Очевидно, это только начало долгосрочного военно-технического сотрудничества. Сотрудничества, которое еще пару лет невозможно было себе представить – на рынке вооружений Средней Азии безраздельно господствовала Россия. А теперь приходится конкурировать с американцами и со стремительно растущим Китаем, ну и, как видим, с Турцией.

Конечно, можно попенять на то, что турки нас обходят в соотношении «цена-качество». Наши БПЛА, конечно, более сложные и продвинутые, но они и стоят дороже. Турки же предлагают более простой, но не менее надежный, а главное – более дешевый товар, который стал среди стран третьего мира, неспособных купить продвинутое американское или российское, очень популярным после прошлогодней войны в Карабахе. Лед тронулся, и оказалось, что покупать не российское для стран ОДКБ, – это нормально. Впрочем, купили и купили. Гром не грянул с небес.

Но тут явно уже не просто бизнес. Все прекрасно понимают, что, к примеру, покупать оружие у американцев, это подписываться под принятием на себя определенной степени зависимости от Вашингтона. США, продавая оружие, привязывают к себе другие страны, получают рычаги влияния на них. Как показывает практика, похожая линия и у Анкары. Достаточно посмотреть на Азербайджан, с рынка вооружения которого Турция практически вытеснила Россию. Не повторится ли то же самое с Казахстаном?

Кстати, военное сотрудничество Анкары и Нур-Султана торговлей оружием не ограничится. По итогам встречи глав оборонных ведомств двух стран подписан ряд документов, выводящих такое сотрудничество на новые горизонты. «В случае реальной угрозы военные Турции могут прийти на помощь Казахстану. Нур-Султан, в свою очередь, может в случае необходимости попросить помощи у Турции», – рассказал журналистам заместитель министра обороны Казахстана Султан Камалетдинов.

Этот пассаж особенно интересен, если вспомнить, что ситуация, когда Казахстану требуется военная помощь, возникла совсем недавно, и обратились они к Москве. Впрочем, по словам Токаева, это было «обращение к самим себе». Гипотетическое обращение к Турции – это другое.

Турция давно и последовательно пытается проникнуть в экономику тюркских стран, а через нее – в политику и военную сферу. Правда, в отличии от Азербайджана, у турок нет общей границы со странами Средней Азии. Да и сложнее договориться с местными элитами – у тех нет войны и потребности в мощном союзнике, да и привыкли среднеазиатские правители к многовекторности, сидя на российском, американском и китайском стульях. С другой стороны, как раз для уравновешивания американского, российского и китайского векторов может появиться соблазн присесть еще и на турецкий стульчик, столь любезно предлагаемый.

В конце прошлого года в Турции прошел очередной саммит Тюркского совета, на котором эта структура, ранее больше напоминавшая кружок интересующихся тюркскими языками и культурой, была преобразована в Организацию тюркских государств (уже не тюркоязычных, а тюркских, т. е. турецких), что уже достаточно намекает на возможность создания некоего политического надгосударственного образования. Каким оно будет? Может ли оно вместе с политической обрести еще и военную форму?

Еще в конце прошлого года, сразу после второй Карабахской войны, появилась информация о том, что турецкие власти думают создать новый военно-политический блок тюркских стран. И начаться все это должно было именно с роста военно-технического сотрудничества.

Уже тогда стало известно, что Анкара заключила ряд контрактов на поставку военной техники в Туркмению, подписала новое соглашение о военном сотрудничестве с Узбекистаном, развернув на территории последнего производство своей бронетехники. Но они все же не члены ОДКБ! А Киргизия и Казахстан – члены. И уже тогда появились слухи о намерении этих стран купить «Байрактары».

Сегодня мы видим, что создание основы для этого блока уже идет: подписана Шушинская декларация с Азербайджаном, которую многие эксперты считают прообразом нового военного блока. При этом блоком это не называется, и членство Турции в НАТО этому не мешает. Может, и Казахстану с Киргизией членство в ОДКБ не помешает заключить подобие оборонных союзов с турками? Только для них это только бизнес, игра в многовекторность или что-то еще?

Напомню, что одним из авторов принятой на недавнем саммите ОТГ «Видение тюркского мира – 2040» был экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он же все последние годы являлся одним из главных идеологов интеграции тюркского мира, при нем в Казахстане вовсю работали руководящие органы тогда еще ТС.

Но ведь именно он же был и идеологом евразийской интеграции. Нет здесь противоречия? Кто-то предпочитает называть это многовекторностью, попросту – попытка усидеть сразу на нескольких стульях. Только вот конец у таких игр всегда одинаков – один из стульев ломается.

Созданный Н. Назарбаевым документ идеально вписывается в задачу Анкары – создание своего рода «Союза» или «СНГ» тюркских государств, куда в будущем войдут Азербайджан, Узбекистан, Казахстан, Киргизия и Туркменистан. Не просто вписывается, а формирует ее, помогает осуществляться.

После январских событий и окончательного ухода Назарбаева из политики многие всерьез подумали, что турецкий вектор ослабнет. Зря. Нур-Султан уже готов принимать военную помощь Турции, так что, не исключено, в будущем казахи могут обратиться именно к туркам, а не к союзникам по ОДКБ.

На этом фоне в экспертном сообществе даже заговорили о возможности выхода страны из ОДКБ. Тем более что в Казахстане на полном серьезе обсуждают угрозу того, что Россия попытается втянуть союзников в конфликт на Украине. Чтобы этого не допустить (заодно обезопасив себя от повторения «украинского сценария» в русскоязычных регионах), некоторыми экспертами предлагается выйти из ОДКБ.

Еще более серьезными оказались слухи о возможном выходе из ЕАЭС. Настолько серьезными, что их пришлось опровергать на официальном уровне – в МИД и Министерстве торговли и интеграции Казахстана. И тут опасения Нур-Султана тоже понятны. Объявленная Западом России экономическая война поставила страну в двойственную ситуацию, когда выполнение обязательств по ЕАЭС может подставить ее под вторичные санкции. В нынешних условиях замедление роста экономических связей Казахстана с Россией практически неизбежно. И турки наверняка попытаются заполнить образовывающиеся пустоты.

Конечно, товарооборот Анкары с Нур-Султаном (почти $5 млрд) пока не сравнится с товарооборотом последнего с Москвой (почти 27 млрд). Но здесь ключевое слово «пока». Мы видим, что турецкий показатель растет с такой же скоростью, что и российский. И это с учетом того, что Турция подключилась к «соревнованию» гораздо позже.

Очевидно, что геополитическая ситуация играет на руку туркам. В их пользу будет играть и поведение Китая, чьи коммерческие организации будут пытаться избегать антироссийских санкций, следовательно, уменьшать сотрудничество с Москвой. В этих условиях возрастает роль Транскаспийского международного транспортного маршрута, связывающего Поднебесную с Европой через Казахстан и Турцию.

Не случайно президент Казахстана, находясь в Анкаре, подчеркнул: «Особенно важным представляется для двух государств использование потенциала Транскаспийского международного транспортного маршрута». Попытки Европы снизить зависимость от российского газа повышают и статус Южного газового коридора, к которому турки давно хотят подключить страны Средней Азии, продлив его через Каспийское море.

Тем не менее паниковать, мол, Казахстан уходит, наверное, рано. Страна экономически более чем с кем бы то ни было связана с Россией, и тот факт, что К.-Ж. Токаев после Турции отправился в Россию на саммит ОДКБ (кстати, его первый визит после январских событий был в Москву, а не куда-то еще), говорит о многом.

Тем не менее Москве нужно уже сейчас серьезно задумываться, как не дать «под шумок» увести союзников. Тем более что Запад такое развитие событий будет только приветствовать.


Top