Flag Counter

Турецкий торг

На пути Финляндии и Швеции в НАТО внезапно возникла фигура турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Ну как внезапно? С учётом восточного менталитета турок и (так уж случилось) необходимости единогласного решения о приёме в альянс новых членов, несложно было предугадать, что официальная Анкара попытается извлечь из этого для себя некую пользу. Причём, в чём именно состоит или будет состоять эта польза, пока не ясно. Пока из уст турецкого лидера звучат довольно абстрактные обвинения в адрес Хельсинки и Стокгольма в «поддержке терроризма».

«Мы не можем сказать «да» присоединению к НАТО тех, кто вводил санкции против Турции. Даже в их парламентах есть сторонники терроризма. Тогда НАТО перестанет быть организацией по обеспечению безопасности и станет местом, где сосредоточены террористы. Ни одна из этих стран не имеет четкой и недвусмысленной позиции в отношении террористических организаций. Они заявляли, что не будут экстрадировать террористов. Турция не одобрит присоединение Швеции и Финляндии к НАТО. Они едут нас уговаривать? Пусть не обижаются, но им не стоит питать иллюзий на этот счет. Пусть не утруждают себя!», – заявил глава Турции в эфире местного телевидения.

Под «террористами» Эрдоган имеет в виду не неких абстрактах бородачей, которые по явному недомыслию европейцев нашли приют в странах Евросоюза, а активистов запрещённой в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). А вот эти вот ребята действительно пользовались покровительством ЕС и многих европейских стран, которые предпочитали иметь при себе некий агрессивный козырь в отношениях с Турцией.

Особенно в Скандинавии, где эти организации традиционно сильны, а сбор финансовой помощи для курдов идет открыто. Глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу неоднократно высказывал возмущение тем фактом, что северные страны превратились в «гостевой дом для террористов», там не запрещена РПК, а также эти страны не выдали 33 курда, экстрадиции которых добивается Анкара. Короче говоря, традиционное западное «разделяй и властвуй» во всей красе.

Но внезапно европейское высокомерие споткнулось о восточное коварство. И как только Анкара почувствовала подходящий момент, чтобы вспомнить все свои прежние обиды, в том числе и несколько десятилетий безрезультатных обиваний порогов Евросоюза, она это сделала.

«Турецкий народ просит руководство страны заблокировать вступление Финляндии и Швеции в НАТО», – заявил Чавушоглу, добавив, что Анкара готова обсудить это с союзниками.

В результате мировая, читай западная, пресса подняла хай, не понимая, чего же ждать от Эрдогана и насколько серьёзны его намерения не пустить в НАТО финнов и шведов.

«Турецкий президент «впрыснул неопределенность» в вопрос вступления в НАТО Швеции и Финляндии, этот шаг удивил европейских лидеров», – пишет Wall Street Journal.

«Так как для вступления в НАТО необходима единогласная поддержка всех членов альянса, Турция может помешать присоединению скандинавских стран, однако Стокгольм, Хельсинки и Анкара в последние дни проводят переговоры для решения вопросов», – предупреждает Washington Post.

«В заявлениях Эрдогана «нарастают враждебные ноты», в том числе, когда дело касается позиции Хельсинки и Стокгольма по запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана», – констатирует Independent.

«Эрдоган выступает против вступления этих двух стран в альянс уже не впервые. Позиция Турции, даже если она направлена на то, чтобы добиться необходимых признаний, замедлит процесс», – резюмирует Guardian.

Скажем прямо, вступлению в НАТО Швеции и Финляндии ничего не угрожает. Нет совершенно никаких оснований считать, что Анкара упрётся и продолжит блокировать этот процесс из каких-то принципиальных соображений. Вовсе нет. Это, конечно же, торг, истинные цели которого пока не до конца ясны.

Несмотря на очевидность претензий турецкого руководства к европейцам и в частности, к двум вышеназванным странам, я бы не стал однозначно утверждать, что целью турецкого демарша, а стало быть, и ответчиками в этом торге, являются именно они. В конце концов главным выгодоприобретателем расширения альянса числятся США, а с ними у Турции в последнее время были весьма натянутые отношения, обременённые, с одной стороны, благосклонностью Штатов к турецкой оппозиции и к личным врагам Эрдогана, которых он считает причастными к попытке государственного переворота в 2016 году (в первую очередь речь идёт о Фетхуллахе Гюлене), а с другой – давлением Вашингтона на Анкару в вопросе военного сотрудничества с Россией, в частности, приобретения у Москвы ЗРК С-400 «Тайфун».

Не исключено также, что турецкая «принципиальность» – это попытка мести непосредственно европейцам. Тем, кто так долго смотрел на Турцию свысока, из раза в раз отвергая её желание стать частью ЕС, а так же повесил на плечи турок проблемы мигрантов с Ближнего Востока и из Северной Африки, возникшие, в первую очередь, из-за военного вмешательства Европы в дела Сирии, Ливии, Ирака и многих других стран региона. В последние годы откровенно антиевропейская риторика стала весьма популярна в Турции, а сам ЕС нажил себе среди местного населения и турецкой политической элиты достаточно врагов.

А возможно, речь действительно идёт о банальном шантаже с целью принудить Стокгольм и Хельсинки сдать курдских активистов «на съедение» Эрдогану. И потому, если Западу так нужно видеть Финляндию и Швецию в НАТО, ему, видимо, придется отказаться от поддержки курдов у себя, а заодно закрыть глаза на проводимую турецкими военными на территории Ирака антикурдскую операцию.

Как бы то ни было, Турция своего добьётся. Какие-то отступные за своё согласие она непременно получит. Если же платой за лояльность станет судьба курдов, то это может, должно стать уроком и для иных народов, возлагающих слишком много надежд на помощь Запада. В случае чего, их сдадут так же, не задумываясь, не пустив на прощание даже скупую «демократическую» слезу. Кое-кому стоило бы над этим поразмыслить.


Top