Flag Counter

«Ошибка исторического масштаба»: чем может быть чревато вступление Швеции в НАТО

Правительство Швеции приняло официальное решение о вступлении государства в НАТО, сообщила премьер-министр королевства Магдалена Андерссон. Она отметила, что постпред при альянсе в ближайшее время представит заявку, а затем Стокгольм направит письменное прошение. Анкара, однако, не разделяет оптимизма шведских партнёров. По словам Реджепа Тайипа Эрдогана, Турция не может сказать «да» членству этих стран в военном блоке, поскольку Стокгольм и Хельсинки слишком гостеприимны в отношении тех, кого в Анкаре считают террористами. В России стремление Швеции и Финляндии в НАТО называют ошибкой. По словам замглавы МИД Сергея Рябкова, безопасность этих стран не укрепится от вступления в альянс. В свою очередь, эксперты отмечают, что Стокгольм, отказываясь от своего многолетнего военного нейтралитета, отказывается заодно и от самостоятельности на внешнеполитической арене.

Руководство Швеции приняло официальное решение о подаче заявки на вступление в Организацию Североатлантического договора после того, как подавляющее большинство парламентариев проголосовали за этот шаг, заявила премьер-министр королевства Магдалена Андерссон на пресс-конференции.

«На заседании в понедельник правительство приняло решение подать заявку в НАТО. Посол Швеции скоро представит её альянсу. Затем Швеция подтвердит своё желание и способность стать членом оборонного альянса, подав письменное заявление», — цитирует её ТАСС.

Дебаты, посвящённые вопросу присоединения к военному блоку, прошли в парламенте королевства в этот же день. На них прозвучала в том числе и критика столь поспешного вступления в альянс. По словам лидера Левой партии Нуши Дадгостар, процесс принятия решения о подаче заявки в НАТО был недемократичным, так как не учитывалось мнение избирателей по этому вопросу.

«Это подрывает легитимность решения. Этот процесс является предательством электората. Решение принимается через головы граждан», — заявила Дадгостар.


На днях она также высказалась в Twitter против членства в НАТО, выразив мнение, что это может привести к эскалации в регионе.

Североатлантический курс

Вступление в блок на встрече 16 мая поддержала правящая Социал-демократическая рабочая партия Швеции. По словам Магдалены Андерссон, Стокгольм к этому решению подтолкнула российская спецоперация на Украине.

«Совершенно очевидно, что есть до и после 24 февраля 2022 года. Европа, Швеция и шведский народ живут в новой, опасной действительности. Порядок европейской безопасности, на котором Швеция веками основывала свою политику в сфере безопасности, теперь находится под ударом», — заявила она.

В связи с этим политик отметила, что в партии считают лучшим для Швеции решением вступить в НАТО. По её словам, оно было принято после тщательного рассмотрения и на фоне того, что страна на протяжении более 200 лет соблюдала нейтралитет.

«Политика неприсоединения к военным альянсам хорошо нам послужила. Но наш анализ показывает, что в будущем она уже так хорошо нам служить не будет», — подчеркнула Андерссон.

Её поддержал министр обороны королевства Петер Хультквист, выступивший с утверждением, что неприсоединение Швеции к альянсу чревато для неё отставанием в сотрудничестве с блоком.

Помеха на пути

Устремление Швеции, равно как и Финляндии, в НАТО пока не нашло одобрения у Турции. Так, президент страны Реджеп Тайип Эрдоган заявил 13 мая, что Анкара следит за развитием событий, но у неё «нет позитивной позиции» по перспективам Стокгольма и Хельсинки. По его словам, Турция не хочет повторения ошибок с Грецией (страны одновременно вступили в альянс в 1952 году, однако отношения между ними остаются натянутыми из-за ряда разногласий).

«Кроме того, скандинавские страны — это постоялый двор для террористических организаций… В некоторых странах они даже в парламенте. Для нас невозможно здесь быть за», — сказал турецкий лидер.

При этом, как подчеркнул 15 мая глава МИД республики Мевлют Чавушоглу на пресс-конференции по итогам неформальной встречи руководителей внешнеполитических ведомств государств — членов НАТО в Берлине, Турция не возражает против расширения альянса, но требует не поддерживать отношения с террористами.

«Здесь, безусловно, должны присутствовать гарантии в сфере безопасности. Они должны прекратить поддерживать террористические организации. У нас совершенно открытая и ясная позиция. Это не угроза, это не какие-то переговоры, где мы пытаемся продавливать свои интересы», — пояснил он.

Министр отметил, что на прошедшей встрече он довёл до партнёров обеспокоенность Анкары связями Финляндии и Швеции с Рабочей партией Курдистана (РПК), которую в Турции считают террористической организацией, и «Силами народной самообороны» в Сирии (рассматривается Турцией как ответвление РПК).

16 мая Эрдоган вновь заявил, что Анкара не согласится на вступление Финляндии и Швеции в НАТО, так как эти страны отказались экстрадировать в Турцию подозреваемых в причастности к деятельности террористических организаций.

О том, что сторонам пока не удалось достигнуть согласия в вопросе будущего членства двух северных стран, сообщила в интервью телеканалу SVT глава МИД королевства Анн Линде. По её словам, руководство страны разделяет убеждение Турции о том, что РПК — террористическая организация, однако не считает его верным относительно курдских формирований на севере Сирии.

«Так же, как США и другие страны НАТО, мы встречались с курдскими организациями в северной Сирии», — уточнила министр.

Однако в Стокгольме намерены продолжать диалог с Анкарой для разрешения существующих разногласий. «Мы направим группу дипломатов для проведения обсуждений и установления диалога с Турцией, чтобы мы могли понимать, как можно разрешить данную ситуацию и в чём здесь реально заключается вопрос», — сообщил Петер Хультквист.

При этом министр подчеркнул, что Швеция получила сигналы от НАТО о том, что она и Финляндия должны быть приняты в альянс. Готовность поддержать их заявки уже выразили США, Греция, Германия, Италия, Чехия, Канада, Великобритания, Словакия и Румыния.

Повышение напряжённости

В России пообещали не оставить без соответствующей реакции планы Финляндии и Швеции на членство в НАТО.

«Расширение военной инфраструктуры на эту территорию, безусловно, вызовет нашу ответную реакцию. Какой она будет, мы будем смотреть, исходя из тех угроз, которые нам будут создаваться», — заявил Владимир Путин 16 мая на саммите ОДКБ.


При этом президент отметил, что у Москвы нет проблем с Финляндией и Швецией и их присоединение к альянсу не несёт непосредственной угрозы для России.

Генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности Станислав Зась на пресс-конференции по итогам саммита констатировал, что заявки Швеции и Финляндии свидетельствуют о милитаризации Северной Европы.

«Трудно сказать, чем это всё закончится, но одно очевидно: эти шаги, в том числе по расширению блока НАТО, приведут к нарастанию напряжённости в Европе», — сказал Зась.

В свою очередь, замглавы российского МИД Сергей Рябков в беседе с журналистами отметил, что безопасность Финляндии и Швеции не укрепится от вступления в альянс, а также подчеркнул, что НАТО не стоит питать иллюзий насчёт того, что Москва «будет с этим просто мириться».

«Это очередная тяжёлая ошибка с далеко идущими последствиями. Но что делать, таков уровень тех, кто принимает сегодня политические решения в соответствующих странах», — заметил он.

Отказ от самостоятельности

Опрошенные RT эксперты сходятся во мнении, что нынешний курс Швеции в НАТО не поспособствует стабильности в регионе и может спровоцировать ещё большую напряжённость.

«Я думаю, что это ошибка исторического масштаба. Нынешнее решение свидетельствует о пересмотре Стокгольмом своей роли на мировой арене. Пока страна выступает как самостоятельный игрок, свободный от военных союзов и вольный принимать решения по внешнеполитическим шагам на своё усмотрение. Однако после вступления в альянс Швеции придётся включиться в общую стратегию и следовать политике блока», — пояснил профессор кафедры интеграционных процессов МГИМО Лев Воронков.

По его словам, королевству также придётся значительно увеличить свои расходы на оборону и, возможно, размещать на своей территории иностранные войска.

«Всё будет зависеть от того, на каких условиях Швеция вступит в НАТО», — уточнил аналитик.

Заведующий Центром глобальных исследований и международных отношений ИАМП Дипломатической академии МИД Вадим Козюлин в комментарии RT заметил, что вступление Швеции и Финляндии в военный блок осложнит их отношения с Россией, несмотря на все заявления, что они идут на этот шаг не в пику Москве.

«У Швеции с Россией всегда были традиционно дружественные отношения. Взаимопонимание было даже во время холодной войны. Сегодня они сведены к нулю. И это особенность нынешнего момента, в котором идёт погоня за повышением градуса в отношениях. Возможно, сами Швеция и Финляндия не намерены угрожать РФ, угрожать ей будет альянс», — сказал эксперт.


Лев Воронков отметил, что вопрос членства северных стран сегодня будет принципиальным не только для России, но и для Турции, для которой быть в одном блоке со странами, где «живут их идеологические противники в лице курдов, не комильфо». Вместе с тем он выразил уверенность в том, что сторонам удастся найти какой-нибудь компромисс.

«Для Турции это важный вопрос, но они могут поставить условия, которые те же шведы и финны могут рассмотреть вполне позитивно. Так что я не вижу в этом непреодолимых препятствий», — сказал Воронков.

Его мнение разделяет и Вадим Козюлин. Он предположил, что Стокгольм и Хельсинки могут в некоторых моментах уступить Турции по курдской тематике.

«Оппозиционеров и тех, кого Анкара считает террористами, вряд ли они выдадут, но, возможно, наладят какое-то общение на уровне спецслужб и какие-то договорённости о том, что они будут более жёсткими в отношении выдачи виз для курдских оппозиционеров», — рассказал аналитик.

Он также отметил, что на Турцию с её нынешней позицией с большой долей вероятности сейчас будут оказывать всевозможное давление, в особенности из Вашингтона.

«США заинтересованы в Швеции и Финляндии, поэтому будут их сейчас продавливать. Тем более что у Турции вряд ли будет непоколебимая позиция относительно курдского вопроса, потому что она осознаёт, что Стокгольм и Хельсинки не будут поступаться своими принципами относительно тех, кому дали убежище. Поэтому Анкара использует нынешнюю ситуацию больше для привлечения к себе внимания», — резюмировал Козюлин.


Top