Flag Counter

Национал-либерализм как новая версия конца истории

Идеологические эксперименты Фрэнсиса Фукуямы и взыскание альтернативы

Один из идеологов современного радикального либерализма Фрэнсис Фукуяма публично похоронил мечтания о глобальном сообществе и заявил о необходимости внедрения новой политической модели.

Ещё в 1989 году, когда Советский Союз близился к закату, работавший в Государственном департаменте США американец японского происхождения Фрэнсис Фукуяма опубликовал в журнале The National Interest статью «Конец истории?», возвестившую неизбежное установление во всём мире универсальной и безальтернативной либерально-демократической модели. Всемирная история, по Фукуяме, на этом должна была закончиться.

Три года спустя Фукуяма расширил статью до книги «Конец истории и последний человек». В ней он заявил о планетарном торжестве либеральной демократии и провозгласил, что идеологические противостояния, философия и искусство уходят в прошлое. «Последний», или постисторический, человек Фукуямы – это существо, которое ни во что не верит и ничего не признаёт, кроме своего комфорта. Ещё одно из свойств «последнего человека» – он утратил способность испытывать благоговение. На этом социокультурная эволюция вида «человек разумный» должна была, по Фукуяме, завершиться.

Провозвестник «конца истории» оставался непререкаемым авторитетом для неолибералов-глобалистов 1990-х годов. Однако уже в начале 2000-х стало очевидно, что неолиберальные пророчества не сбываются. Началось «нелиберальное» восстановление России, стал очевиден успех китайской политэкономической модели, во все более радикальную оппозицию Западу переходил мир ислама. Кипели идеологические страсти и в Европе. Даже единомышленники-либералы стали саркастично называть Фукуяму «проштрафившейся Кассандрой».

Ещё ярче кризис либерал-глобализма обрисовался на фоне последних украинских событий. Широкий союз западных демократий и неонацизма бандеровского разлива, замешанный на враждебности России и всему русскому, привёл Фукуяму к знаменательному идеологическому сдвигу. Это опять же попытка навязать идею конца исторического развития, но уже в форме национал-либерализма (другое название национал-социализма 1930-х годов).

В номере Foreign Affairs за май – июнь 2022 года появилась статья Фукуямы «Своя страна. Либерализму нужна нация». Человек, заявивший некогда о наступлении «конца истории», теперь вынужден признать, что сама природа либерализма духовно неполноценна, она создает идейный вакуум, дробит человеческую общность. На украинском примере у Фукуямы появляется гибрид либерализма и национализма (нацизма). Он пишет: «Они [украинцы] дали понять, что … готовы умереть за либеральные идеалы (??? – С.К.), но лишь тогда, когда эти идеалы укоренены в стране, которую они могут назвать своей собственной».

Не будем гадать, где живущий на другом конце света американский японец обнаружил у необандеровцев готовность умереть за «либеральные идеалы». Если раньше совершавшиеся на Украине преследования и убийства журналистов, заключение в тюрьму без суда и следствия по обвинению в государственной измене, пытки заключенных, пресечение любого единомыслия могли Западом не замечаться, то теперь Запад устами Фукуямы предлагает моральную реабилитацию украинского постмайданного устройства.

Мол, цели либерализма «полностью совместимы с миром, поделённым на национальные государства», и «искать противоречие между либеральным универсализмом и потребностью в национальных государствах не стоит».


Фрэнсис Фукуяма

Top