Flag Counter

Четыре причины неготовности ЕС отказаться от российской нефти

Европа впервые заговорила о том, чтобы исключить нефтяное эмбарго из шестого пакета санкций. Решиться на такой запрет оказалось не так просто, как в случае с углем. Евросоюз можно понять. У него есть минимум четыре повода, почему этого шага лучше избежать. И один из них в том, что Европа окажется в большем проигрыше, чем Россия.

Страны ЕС впервые начали рассматривать возможность исключения нефтяного эмбарго из проекта шестого пакета санкций против России, сообщило европейское издание американской газеты Politico со ссылкой на дипломатические источники в ЕС. Запретить российскую нефть Европа думала еще в пятом пакете санкций, но отказалась. Теперь и из шестого пакета хотят исключить, то есть принять остальные элементы санкций, но без запрета покупать российскую нефть и нефтепродукты.

Издание уверяет, что все упирается в позицию Венгрии, которая не готова отказываться от российской нефти. А для принятия санкций необходимы голоса всех членов, даже одного «нет» будет достаточно для вето. Россия поставляет на мировой рынок почти 8 млн баррелей нефти в сутки, из них 60% в Европу. Когда ЕС вводил запрет на уголь, таких тяжелых переговоров не было. Почему же Европа так боится нефтяного эмбарго? Есть несколько причин.

Во-первых, это рост цен на всё. «Потому что это существенный стресс для европейской экономики. Объективно надо готовиться к росту цен, и не только на энергоресурсы, но и на все остальные товары», – говорит старший научный сотрудник Финансового университета при правительстве России и ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

Параллельно начинаются проблемы с транзитом газа через Украину, также Газпром лишился возможности транспортировать газ по газопроводу «Ямал – Европа» через Польшу. При этом с августа вступает в силу уже введенное эмбарго ЕС на российский уголь. А уголь является взаимозаменяемым топливом для газа.

«Европа объективно разная. Здесь есть бедные и богатые страны, одни зависят меньше от поставок энергоресурсов из России, другие – больше. Одни страны сидят на трубе, другие – нет. Одним отраслям экономики очень важны энергоресурсы, другим – не так сильно. Очень сложно всех подогнать под одну гребенку», – говорит Митрахович.

Во-вторых, альтернативные поставщики нефти не сильно заинтересованы в поставках нефти в ЕС. Чью нефть будут покупать европейцы, если запретят себе брать ее у России?

Выбор небольшой – американская или ближневосточная нефть. На американскую нефть в Европе надежд мало. США сами страдают от дорогой нефти, которая привела к резкому удорожанию бензина, но американские сланцевики не готовы сильно наращивать добычу. Из-за «зеленой» повестки Джо Байдена эта затея выглядит слишком рискованной, потому что Байден в любой момент может вновь «перекрыть кислород» американским нефтяникам, которые вложат огромные кредитные деньги в рост добычи. К тому же банки, благодаря «зеленому» Байдену, теперь дают кредиты нефтяникам под огромные проценты.

Основная надежда у ЕС в плане нефти была, конечно, на Ближний Восток, а в первую очередь – на Саудовскую Аравию. А на Катар и Алжир Европа рассчитывала в плане газа. Однако Ближний Восток в геополитическом противостоянии США и России оказался больше на стороне Москвы.

Очередным предостережением для ЕС стали встречи лидеров Алжира и Омана с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Эти страны подтвердили настрой на продолжение координации в формате ОПЕК+, что не позволит Западу найти замену российским энергоносителям. Кроме того, Алжир и Оман заняли сдержанную позицию в вопросе спецоперации на Украине.

«Россия восстанавливает свое влияние в арабском регионе. Это большое достижение для российской дипломатии, которая исторически поддерживала арабов и пыталась решить их проблемы»,

– пишет Rai Al Youm. Политика Москвы на Ближнем Востоке в корне отличается от действий США и европейских стран, которые продолжают выстраивать отношения с арабскими государствами в колониальной манере, добавляет издание. Саудовская Аравия – как крупнейший нефтяной производитель и экспортер на Ближнем Востоке – тоже отказалась от требований США нарастить добычу нефти, чтобы ударить по экономике России.

«Есть совокупность накопленных противоречий у Саудовской Аравии с США, в частности, по Ирану и Йемену. Саудовская Аравия и Эмираты практически ведут войну по доверенности в Йемене. Американцы безуспешно пытаются помирить их. Есть личные разногласия: наследный принц Салман и Байден до сих пор ни разу не говорили. Для сравнения: Путин регулярно общается с Салманом, и первой страной, которую посетил Трамп, когда стал президентом, была Саудовская Аравия. Байден в свое время ляпнул, что Салман имеет отношение к убийству журналиста Хашогги. Также на Саудовскую Аравию произвела впечатление история с арестом российских активов. Она поняла, что могут стать следующей. Кроме того, США пугают ее «антикартельным законопроектом» NOPEC», – говорит Митрахович.

«Байден также рассекретил документы о терактах 11 сентября 2001 года, согласно которым Саудовская Аравия была к ним причастна. Но последней каплей в чаше терпения саудитов стал афганский кризис», – считает политолог-американист Малек Дудаков.

По словам собеседника, после того как «американцы бросили своих союзников», для всех стран Персидского залива стало очевидным, что «как только запахнет жареным, США и их кинут». «Сейчас весь Залив переоценивает свои риски. И Саудовская Аравия, очевидно, усиливает контакты с Россией и Китаем», – уверен Дудаков.

Если США перегнут палку, например, с обвинениями ОПЕК в картельном сговоре, то Саудовская Аравия может отказаться от доллара в нефтяных расчетах. Следом за ними последуют и другие игроки. Уход от доллара двух крупных игроков нефти – России и Саудовской Аравии при явной поддержке Китая – совершит серьезный экономический переворот.

Наконец, есть и чисто экономические причины. Саудовской Аравии вполне комфортно торговать нефтью при высокой цене на нефть в 110 долларов за баррель. И если она вырастет до 120 или даже 130 долларов, что нельзя исключать при введении нефтяного эмбарго Евросоюзом, то королевство точно не расстроится. Лучше продавать меньше нефти по более высокой цене, чем много нефти – по низкой. В последние годы нефть стоила слишком мало, чтобы покрывать расходы Саудовской Аравии, ей пришлось потратить много резервов. А дорогая нефть даст возможность выдохнуть и подкопить «подушку безопасности».

«Другое дело, что противоречия с США не означают, что теперь у американцев нет никакого влияния на саудитов. Вашингтон будет пытаться давить на Эр-Рияд», – считает Митрахович. Он напоминает весну 2020 года, когда Саудовская Аравия пыталась вытеснить Россию с европейского рынка и начала жесткую ценовую войну. Она оказалась короткой из-за начавшейся пандемии.

Что касается Алжира, то он крупный поставщик газа в Испанию, куда идет две трубы. Однако одна труба, которая проходит через Марокко, уже несколько месяцев остановлена из-за конфликта в Западной Сахаре и недовольства перепродажей Испанией алжирского газа третьим странам. В Алжир потянулись многие европейцы, в том числе итальянцы, чтобы договориться о новых поставках. Однако у Алжира банально нет лишнего газа. Если Италия получит газ у Алжира, то значит такого же объема лишится Испания. Дополнительный газ Европе эта страна дать не может.

Европейцы ведут торги с еще одним поставщиком газа – Катаром (СПГ). Однако Катар выбирает долгосрочные поставки на десять лет, чтобы обезопасить себя от европейской декарбонизации, и тоже требует запрета на перепродажу своего газа, говорит Митрахович.

Третья причина, которая останавливает ЕС от ввода нефтяного эмбарго, заключается в том, что европейские НПЗ заточены под переработку российской тяжелой нефти, а не на легкую арабскую нефть. «Европейцам придется перестроить свои перерабатывающие заводы под легкую нефть. Это не космические технологии, поэтому сделать можно. Другое дело, что перестроенные НПЗ получают неоптимальную маржу», – говорит Митрахович.

Чтобы перестроить НПЗ, нужны также деньги и, что еще важнее в текущем контексте, время. В частности, базирующаяся в Будапеште международная энергетическая группа MOL объясняет, что у нее нет технологий для переработки нефти из других стран. А переоснащение НПЗ обойдется в 500 млн долларов, и это займет не несколько месяцев, а годы. Поэтому Венгрию не устраивает даже предложенная отсрочка по нефтяному эмбарго до конца 2023 года, которую дает ЕС в обмен на положительное голосование по санкциям против России. И опять же, новые инвестиции в нефтяную переработку противоречат экологическим целям ЕС.
Наконец, четвертая причина против ввода нефтяного эмбарго Евросоюзом – это низкий эффект удара по экономике России. Европа рискует ударить по себе больней. Безусловно, у России возникнут логистические проблемы с перенаправлением нефти в Азию. Трубопроводы идут в Европу, а свободных трубопроводных мощностей ВСТО в Китай почти нет. Поэтому основной путь доставки нефти будет по морю. Здесь могут возникать проблемы с нехваткой танкеров, особенно если ЕС введет запрет на страхование танкеров, перевозящих российскую нефть.

Но полностью остановить экспорт российской нефти все равно не получится, потому что есть схемы обхода санкций, которые Россия уже опробует. Это смешивание российской нефти с другой нефтью в пропорции 49% на 51%, тогда по бумагам нефтяная смесь не имеет отношения к России. Это выключение транспондеров, отслеживающих передвижение танкеров с нефтью, благодаря которым никто не узнает о заходе судна в российские порты, и т. д.

То, что российская нефть Urals торгуется с дисконтом в 20-30 долларов к Brent, даже сейчас не является катастрофой для российской экономики. Высокие цены на нефть уже смягчают удар по России. Российский бюджет продолжает получать сверхдоходы от экспорта нефти даже в таких условиях.

Сейчас Urals стоит 78,7 доллара за баррель, но продается с дисконтом в 30 долларов. Однако в бюджет на 2022 год все равно заложена более низкая стоимость нефти – в 44,2 доллара. Также в бюджете заложен курс в 72,1 рубля, то есть в бюджет должно было поступать 3186 рублей за бочку нефти. Если вычесть дисконт в 30 долларов из цены нефти, то даже при текущем курсе рубля бюджет пополняется по плану. А если нефть подорожает до 120 долларов, что неизбежно произойдет, если ЕС введет эмбарго, то при курсе рубля в 65–74 за доллар бюджет будет получать сверхдоходы, отмечал аналитик банка «Фридом Финанс» Владимир Чернов.

Поэтому нефтяное эмбарго ЕС не даст возможности Брюсселю экономически ослабить Россию. Высокие цены на черное золото, а также на уголь и газ (пророчат 3500 долларов за тысячу кубометров) позволят, скорее всего, спокойно пережить удар. Не говоря уже о других экспортных товарах – металлах, удобрениях, зерне и т. д.