Flag Counter

Выгодоприобретатели антироссийского курса в США

В XXI в. всё больше рядовых американцев сомневается в преимуществах своей демократической модели власти. Прошлогодний опрос Associated Press показал, что только 16 процентов респондентов уверены в том, что демократия в США функционирует как надо, у остальных те или иные сомнения, в том числе 45 процентов заявили, что американская демократия неэффективна.

Чрезвычайная популярность политических триллеров, в которых неизменным атрибутом является федеральный левиафан с продажными, беспринципными интриганами и преступниками в креслах политиков, чиновников, полицейских, прокуроров, судей, адвокатов отражает общие представления общества о власти. Причём количество этих произведений нарастает волнообразно, и никаких цензурных ограничений они не имеют, то есть власть вовсе не боится такого своего образа в глазах населения.

Либералы-западники скажут, что в США действует абсолютная свобода слова, поэтому художественные и документальные произведения, показывающие американскую демократию в чёрных красках, не могут зажиматься по определению. Но это, конечно, не так. В США действует строгая цензура через несколько медиамонополистов, контролирующих кинопрокат, кабельное ТВ, СМИ и издательское дело. История притеснений, например фильмов Оливера Стоуна, не даст соврать. Да и в целом прекрасно видно, что в Америке не тиражируются никакие произведения, в которых хотя бы мельком присутствует положительный образ Китая, России, Ирана, Северной Кореи, Кубы или Венесуэлы. Зато легко найти фильмы, пропитанные симпатией к исламистам, наркобаронам или фашиствующим группировкам футбольных хулиганов.

Иными словами, критиковать американскую демократию в её конкретных проявлениях: законы, политику и власть — можно сколько угодно и какими угодно средствами, но сказать правду о «врагах Америки» равносильно предательству. То же касается теории демократии и её ценностей в целом — это священная корова, которую трогать нельзя.

Дело в том, что в США сложился общественный консенсус: большинство населения толерантно относится к агрессивной внешней политике государства и гегемонизму, пока правительство и бизнес гарантируют высокий уровень потребления. Совокупный уровень жизни для рядовых граждан в Америке не столь высок, как это принято считать. Они закредитованы, живут в съёмных квартирах и домах, придушены налогами и коммуналкой, не имеют нормального доступа к медицине, высшему образованию и высокому искусству. Но зато американцам широко и по низким ценам доступны жирная пища, кока-кола, алкоголь, забегаловки, кино, шмотки, гаджеты, автомобили и наркотики. Всё то, чем нас травят и развращают с 1990-х годов по «плану Даллеса», обкатано на американском населении. Система общественного устройства США воспитывает из человека безвольного, трусливого, ожиревшего обывателя ― классического потребителя и избирателя в представлении маркетологов и пиарщиков. Кстати, родиной маркетинга и PR были Соединённые Штаты, и они по степени эффективности удержания народа «в стойле» мало чем уступают средневековой церкви с её тотальным господством в духовной сфере и инквизицией.

Политическая модель американского общества представляет собой жалкую пародию на те декларации и ценности демократии, которыми на каждом углу кичатся американские президенты, конгрессмены, журналисты и учёные. Уже почти сто лет страной правят две партии, которые не имеют ни программ, ни устава, ни списочной численности, чья политика поэтому отличается только на словах. США до недавнего времени были единственной страной, в которой политический подкуп был легализован в виде лоббизма (в последние годы около 20 западных стран пошли по этой же скользкой дорожке при содействии Вашингтона). Причём лоббизм поразил не только высшие институты государства, он опутал своими сетями все существенные центры власти ― от мелких правительственных департаментов до контролирующих органов и местного самоуправления. Один из главных теоретиков маркетинга Ф. Котлер в одной из недавних статей признал, что «лоббизм по сути своей — маркетинговая деятельность». Механика американской власти давно стала чисто олигархической, а государственный строй — плутократией, прикрытой кислыми демократическими процедурами, больше напоминающими плохо срежиссированное шоу.

Политологи традиционно группируют внутриполитические силы в США на три сегмента: ястребы, либералы и леволибералы. Первые видят США державой-гегемоном, вторые — эталоном демократии и цивилизованности, третьи — державой-арбитром, которая должна поддерживать «баланс» в мире накачкой националистических правительств против своих глобальных конкурентов. К России их подход следующий: первые видят Россию как зависимое от США государство, вторые — как плацдарм для установления демократии американского образца, а третьи — как слабое государство, придавленное сильными соседями. Легко заметить, что по сути между ними никакой разницы нет, разнятся лишь средства и способы воздействия на противника. Так или иначе, речь идёт о подчинении России.

В связи с тем, что все эти сегменты «силы» принадлежат одному и тому же политическому вектору на укрепление гегемонии США, а вместе с ней и гегемонии американского бизнеса, лоббистские доноры поддерживают их все сообразно своим вкусам и представлениям об эффективности той или иной тактики в данный момент. Сейчас разыгрывается методика леволибералов.

Главная и основная мотивация антироссийского лобби состоит в реализации экономических интересов за счёт использования силы американского государства в целях конкуренции. В последние годы на первые роли вышел частный военно-промышленный комплекс США (и тесно связанный с ним английский), который заинтересован в доходах от 1) поставок вооружений на Украину, 2) поставок вооружённым силам США и в сопредельные с Россией страны, 3) вытеснения России с мирового рынка оружия, 4) глобальной гонки вооружений.

Ещё до начала активной фазы украинского конфликта Украина с 2014 года получила только по официальной линии (программа Foreign Military Financing по линии Госдепа и Ukraine Security Assistance Initiative по линии Пентагона) более 3 млрд долл. на закупку вооружений у американских компаний. Основными выгодоприобретателями стали корпорации Raytheon и Lockheed Martin. После начала проведения военной спецоперации РФ акции частных военно-промышленных компаний США показали взрывной рост. Так, Lockheed Martin выросла на 25 процентов, Raytheon, General Dynamics и Northrop Grumman — на 12–13 процентов. Притом что индексы бирж стабильно снижаются.

Мировой рынок вооружений стремительно расширяется: Германия, Италия, Швеция, Финляндия, Нидерланды, Британия, Франция, Польша приняли решение о наращивании военных бюджетов. Американский ВПК станет главным «супермаркетом» для Европы. Германия уже договорилась о покупке 35 F-35 производства Lockheed Martin. Один такой самолёт стоит 100–120 млн долл. без учёта обслуживания, которое обходится тоже в копеечку.

Но главным успехом для американских корпораций стало принятие закона о консолидированных ассигнованиях 2022 года: 27 млрд долл. пойдут на закупки для ВМС и несколько миллиардов — на закупку самолётов для ВВС.

Только по официальным данным, расходы ВПК на лоббистскую деятельность в 2021 году возросли примерно на 20 процентов ― до 120 млн долл. Крайняя заинтересованность американского ВПК в росте антироссийских настроений и раздувании конфликта с Россией выливается в масштабную информационную кампанию по обеспечению соответствующей картинки для общественности. Миллионы долларов эти корпорации тратят на подкуп СМИ, медиа и профессуры.

Кроме непосредственно лоббистской деятельности частные военно-промышленные концерны США осуществляют согласованное давление на правительство через так называемые Think tank — «аналитические центры». Так, после начала спецоперации РФ 27 «специалистов в области внешней политики» подписали открытое письмо с призывом создать бесполетную зону для якобы защиты гуманитарных коридоров на Украине. Иными словами, призвали США вмешаться в гражданскую войну на Украине и вступить в войну с Россией. Согласно исследованию американской прессы (нью-йоркский журнал Jacobin), большинство подписантов получает деньги от ВПК и сырьевых корпораций: Northrop Grumman, Lockheed Martin, Boeing, BP, Chevron, Exxon, BAE Systems, General Dynamics, Raytheon, Palantir.

Think tank в целом финансируются теми же силами. Из открытых источников известно, что сотрудники 50 крупнейших «аналитических центров» (профессора, отставные военные и шпионы, бывшие журналисты) строчат не покладая рук доклады и статьи против России и Китая за зарплаты, которые выплачиваются с дотаций почти в 1,2 млрд долл. от правительства США и оборонных подрядчиков. Думается, что и правительство США выделяет деньги на эту «аналитику» под чутким водительством производителей вооружений.

Вторым главным лоббистом антироссийской политики выступают американские сырьевые корпорации: Exxon Mobil, Chevron, Cheniere Energy, Shell (контролируют американские «институциональные инвесторы»). Мало кто заметил, что 21 февраля 2022 года, накануне начала спецоперации РФ, стало известно, что американские нефтегазовые гиганты приняли решение выкупить собственные акции на сумму 38 млрд долл., чтобы консолидировать свои финансовые возможности и повысить дивиденды основных акционеров. Вероятно, они знали о том, что планируется нападение Украины на Донбасс и Россию. Эти корпорации получат прямую выгоду от передела европейского газового рынка.

С точки зрения формирования антироссийской политики они действуют как в тандеме с корпорациями ВПК, так и через так называемое украинское лобби. В 2021 году лоббистские компании, нанятые в интересах Украины, совершили более 10 тыс. «лоббистских действий» (написали обращений, совершили звонков и провели встреч) с представителями конгресса, офисами Think tank и СМИ. По масштабу лоббистской деятельности «украинцы» вышли на второе место после «саудитов». Главная тема — недопущение «Северного потока — 2».

Поэтому можно сколько угодно просвещать американский народ, влиять на общественное мнение в США, но коридоры власти, в которых принимаются реальные политические решения, останутся под контролем американского крупного бизнеса. Такова американская демократия в действии.


Top