Flag Counter

Брюссель не намерен тонуть в энергокризисе вместе с остальной Европой

Главной новостью последних дней, что тиражируется по всем без исключения информационным каналам, являются отчаянные попытки Евросоюза таки ввести полное эмбарго на поставки российской нефти. При этом в той же Европе параллельно происходят события ничуть не менее интересные. Например, в Бельгии Университет Антверпена при посильной помощи двух популярных изданий провел опрос среди местного населения и опубликовал данные, которые слегка шокировали европейскую общественность.

Опрошенные бельгийцы в подавляющем большинстве своем выступили против вывода из эксплуатации местных атомных электростанций: 81 процент респондентов высказались за то, чтобы оставить в работе все семь энергоблоков, притом что год назад этот показатель составлял всего 66 процентов.

Но и это не главная печаль.

Наибольшее разочарование принес анализ распределения голосов среди бельгийцев, отдающих предпочтение той или иной политической партии. Выяснилось, что больше всего мирный атом поддерживают избиратели фламандской националистической партии N-VA (91 процент), следом плотно идут фламандские же сепаратисты из партии Vlaams Belang (89 процентов) и даже среди апологетов экологии, поддерживающих местных зеленых, более половины не хотят, чтобы потухло раскаленное сердце бельгийских реакторов.

Не будем вас морочить ненужной информацией и статистикой и сразу перейдем к делу.

Широкая европейская общественность, а вместе с ней и российская, с высокой долей вероятности пропустила сообщение о том, что Бельгия на государственном уровне собирается продлить свою программу мирного атома и проводимые опросы с публикацией удобных результатов — это фактически легитимизация процесса. В марте текущего года премьер-министр Александр де Кро сообщил, что правительство не то что возобновило, а вообще никогда не прерывало плотных переговоров с французской компанией-оператором Engie, в ведении которой находятся все семь атомных «горшков» на двух бельгийских АЭС. Брюссель, как теперь понятно, поставил перед ними совершенно конкретную задачу: провести технический аудит электростанций и представить предложения по продлению срока их эксплуатации как минимум на десять лет, то есть до 2035 года.

Чтобы подсластить горькую пилюлю и немного поумерить вой на экологических болотах, де Кро, правда, добавил, что из бюджета параллельно будет выделен 1,1 миллиарда евро, которые за этот же период будут потрачены на «переход к экологической нейтральности». Этот жест, судя по всему, успокоил европейских экоактивистов, мы же в силу врожденной принципиальности напомним, что зимой 2022 года ООН признала атомные станции экологически безопасными источниками энергии, которые не продуцируют выбросов парниковых газов в опасных объемах. Так что вполне вероятно, что оговоренная сумма пойдет вовсе не на очередные поля с фотоэлектрическими панелями, а на техническое перевооружение и модернизацию действующих АЭС. Что характерно, это будет совершенно законно, а также полностью соответствовать международной природоохранной повестке.

Отдадим бельгийцам должное: они, в отличие от тех же немцев, упорно убивающих свой атомный сектор, действуют строго в рамках государственной логики, бюджетной целесообразности и построения геополитических трендов на среднесрочную перспективу.

Брюссель явно исходил из статистических данных динамики энергетических рынков, а также того простого факта, что какой бы дружной ни была семья европейских народов, каждое государство в первую очередь всегда печется об интересах своих граждан и своем бюджете.

В 2020 году (последние опубликованные сведения) бельгийские энергетики выработали 81,2 тераватт-часа электроэнергии. Два столпа, на которых держится энергетический баланс страны, это атомная энергия и природный газ. Находящиеся в строю две атомные электростанции, «Дул» и «Тианж», занимают ключевую нишу с долей 39,1 процента государственной генерации (37,1 тераватт-часа), следом за ними с небольшим отрывом идет газовый сектор. Бельгийские тепловые станции удерживают 34,4 процента рынка, или 27,8 тераватт-часа. Все прочее распределяется между прибрежными и морскими ветровыми станциями, солнечными и прочими объектами.

Интересно здесь то, что всего за год — то есть в сравнении с 2019-м — корреляция сектора бельгийской генерации изменилась. Объем производимой на базе АЭС электроэнергии упал на девять процентов, зато доля природного газа скачкообразно выросла более чем на семь процентов.

Понимаем, что российские читатели, как и рядовые бельгийцы, с трудом улавливают взаимосвязь всех этих цифр, потому приведем более простые и понятные величины.

Попытка ухода от атома и перехода на популярный, но стремительно дорожающий природный газ привела конкретно в Бельгии к резкому росту стоимости коммунальных услуг. Например, средний (годовой) счет за потребленный газ на одну семью в среднем вырос на 1394 евро и составил 2789 евро. Несложно подсчитать, что по текущему курсу каждая бельгийская семья за год отдает за голубое топливо свыше 200 тысяч рублей.

Ничуть не лучше обстоят дела и со стоимостью электроэнергии. Опять же средний чек за электричество в течение 2021 года подрос на 888 евро и достиг отметки 1386. То есть еще 102 тысячи рублей только за свет в квартире или частном доме.

Бельгийцы явно не дураки и хорошо умеют считать деньги, а потому им не составило труда сложить воедино галопирующие цены на природный газ, затягивание ввода «Северного потока — 2» и прийти к простому выводу, что раньше было лучше и дешевле.

Что касается позиции Брюсселя как государства, то тут все весьма прозаично.

Открываем две карты: газопроводов, идущих через территорию Бельгии, и ее электросетей.

Бельгия получает как высоко-, так и низкокалорийный газ. Основными поставщиками первой товарной позиции выступают Россия и Германия, которая прокачивает российский газ транзитом. Есть две компрессорные станции со стороны Норвегии. Низкокалорийный газ бельгийцы получают из Нидерландов, и он практически в полном объеме уходит транзитом к южному соседу.

Помимо Франции, пропан также уходит на экспорт в Люксембург, Испанию, Италию и Великобританию. В последнюю по дну моря уходит газопровод BBL, именно по нему российский газ после небольшого колдовства европейских трейдеров уже в виде «демократического» поступает на берега Туманного Альбиона.

Стремительно пикирующие на дно российско-европейские отношения ставят под угрозу не только обеспечение собственных интересов Бельгии, но и транзит, а значит, наполнение государственного бюджета страны. И если выбиться из антироссийской газовой риторики Брюссель не может, то сделать финт и затормозить рост цен на электроэнергию ему вполне по силам. Достаточно просто отказаться от планов остановки собственных АЭС.

Отдадим должное функционерам бельгийского сектора энергетики, они явно готовились к подобному развитию событий заранее.

С территории Бельгии в сопредельные страны положено семь энергомостов по 400 киловольт каждый. Три во Францию, два в Нидерланды и по одному в Германию и Люксембург. Небольшая страна умудряется продавать электроэнергию всем своим соседям, неплохо на этом зарабатывая. В разгар пандемии, когда государственные экономики едва стояли на ногах, бельгийцы нашли выход: они стали больше производить и больше экспортировать электричества. Объем экспорта в 2019 году составил скромные 6,6 тераватт-часа, а вот в 2020-м этот показатель утроился и едва не достиг 22 тераватт-часов. Фактически Бельгия на фоне кризиса смогла рывком поднять собственную значимость в системе Евросоюза.

Официальный Брюссель явно выжидал и оценивал динамику рынков и показатели собственного бюджета. Тот факт, что законопроект об остановке всех атомных электростанций был опубликован в декабре 2021 года, увяз в обсуждениях, а позднее и вовсе заменен государственной программой пролонгирования сроков эксплуатации АЭС «Дул» и «Тианж», все это говорит о том, что выводы были сделаны верные и единственно возможные.

Рядовым бельгийцам остается уповать на то, что цифры в счетах не будут расти так быстро, а вот местные атомщики могли бы от души поблагодарить Россию. Благодаря нам у них будет работа как минимум на десять лет, а там еще какой-нибудь кризис грянет. Глядишь, АЭС не только не закроют, а даже пару новых построят.


Top