Flag Counter

Попытки ликвидации права вето в СБ ООН принимают практический характер

Цель – сокрушить одну из несущих опор ООН

Коллективный Запад предпринял новую попытку подрыва международно-правового положения России. На заседание Генеральной Ассамблеи ООН 26 апреля был вынесен вопрос об ограничении применения право вето со стороны постоянного члена Совета Безопасности ООН. После двухдневного обсуждения была принята резолюция № 262, которая, во-первых, направлена на серьёзное вмешательство в полномочия СБ ООН и, во-вторых, на подрыв всей системы ООН.

Спонсором проекта резолюции ГА ООН № 262 официально назван Лихтенштейн, к которому потом присоединились Люксембург, Ямайка, Сан-Марино и прочие Микронезии. Однако реальными спонсорами проекта являются западные постоянные члены СБ ООН – США, Британия и Франция. Без их согласия никакие Мальдивские и Маршалловы острова никак в спонсорах такого проекта оказаться не могли.

Что предусматривает резолюция ГА ООН № 262?

Во-первых, применение хотя бы одним постоянным членом Совбеза своего права вето автоматически созывает чрезвычайное заседание Генеральной Ассамблеи. Это должно произойти в течение десяти дней после применения права вето.

Во-вторых, Генассамблея требует предоставления отчёта от СБ ООН по применению права вето. Обратим внимание: не доклад постоянного члена, применившего вето, а доклад Совета. В большинстве (если не во всех) случаев, при применении вето одним или двумя членами СБ такой доклад и его направленность будут определяться теми членами, которые были против вето. Государству, применившему право вето, резолюция «дозволяет» предоставление слова вне очереди, но делает это «в порядке исключения».

Несмотря на то, что в резолюции Россия не называется прямым образом, нет никаких сомнений в её антироссийской направленности.

Спокойный анализ практики применения вето показывает, что оно используется всеми постоянными членами СБ ООН. За весь период существования ООН вето применялось: Великобританией – 29 раз, Францией – 16, Соединёнными Штатами – 82, Китаем – 16, СССР/Россией – 120 раз. За последние тридцать лет (после разрушения СССР) право вето в основном применялось Россией, США и КНР. В значительной части случаев применения вето оно было использовано со стороны двух постоянных членов одновременно (Россией и Китаем).

Однако имеется немало случаев единоличного применения вето, прежде всего со стороны США. Так, например, с 1997 по 2006 год право вето применялось Соединёнными Штатами 20 раз, Китаем 2 раза, Россией один раз.

Увеличение случаев применения вето со стороны России и Китая после 2007 года связано, прежде всего, с нежеланием западных стран учитывать интересы всех постоянных членов СБ. В любом случае говорить о том, что Россия применяет вето больше, чем другие, несправедливо. Если посмотреть на статистику применения вето западными и восточными постоянными членами СБ, то соотношение практически одинаково: 127 раз применения вето против 136 соответственно.

Качественный анализ резолюций, по которым вето применялось со стороны России и Китая показывает, что в большей части оно применялось для защиты государств, в отношении которых Запад пытался ввести санкции или войны под флагом ООН. Таковы вето РФ и КНР по ситуации в Зимбабве (2007), Мьянмы (2008), Венесуэлы (2019). Однако большая часть вето России и Китая были сознательно спровоцированы Западом: в период с 2011 по 2020 год одиннадцать (!) совместных вето РФ и КНР были в защиту Сирии. Ряд западных проектов были очевидными и даже демонстративными провокациями с целью вынудить РФ и КНР наложить вето (например, представление уже однажды заветированного ими проекта резолюции по передаче ситуации в Сирии в Международный уголовный суд ещё два раза!).

Если бы государства ООН были честными не только перед Россией, но и перед самими собой, они бы увидели, что вето СССР и России в 99% случаев были в их интересах! Впрочем, это им и так хорошо известно.

Из выступлений развивающихся государств (которые в ГА ООН имеют решающий коллективный голос) видно, что они мало представляют себе суть права вето. Многие государства ложно восприняли проект с энтузиазмом и даже восхищением. Расширение полномочий ГА ООН за счёт Совета Безопасности было воспринято как больший «доступ» этих государств к механизму принятия решений. Многие использовали данный повод для атаки на право вето как таковое, заявив, что оно должно быть ликвидировано вообще.

Государства-члены ООН просто забыли, что решения самой Генеральной Ассамблеи не выполняются. А заодно, задались бы вопросом: кто блокирует эти решения? Вот бы им обсудить, почему не исполнено решение ГА о прекращении блокады Кубы, которое принимается каждый год на протяжении нескольких десятилетий. Или решение ГА ООН с требованием выполнить решение Международного суда ООН по Никарагуа. Или решения ГА ООН по Палестине на протяжении уже шести десятилетий. Причем не выполняются без всяких правовых оснований (в то время как применение права вето основано на положениях правового документа!). Вот бы где развернуться государствам-членам ГА ООН, но они, по сути, выставили себя на посмешище, всерьёз поверив, что западные страны допускают их к процессу принятия решений поверх полномочий СБ ООН.

Результаты голосования 26 апреля остались неизвестными. За проголосовало простое большинство. Однако из выступлений ряда стран ясно, что достаточно много стран при голосовании воздержались. Представители Китая, Индии, Индонезии, Бразилии и других крупных стран обратили внимание на неинклюзивный характер самого проекта. Под видом «демократизации» ГА ООН была проведена совсем недемократическая спецоперация ультимативного характера (этот термин применил целый ряд делегаций!).

Представитель России после состоявшегося заседания отметил, что несмотря на красивую «упаковку» принятой резолюции, произошедшее является попыткой создать «инструмент давления на постоянных членов Совета Безопасности» и заявил, что Россия, будет исходить из статьи 12 Устава ООН, согласно которой ГА ООН не может делать какие-либо рекомендации, касающиеся вопросов, находящихся на рассмотрении Совбеза.

Статья 12 определяет соотношение полномочий Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности. Новая резолюция ГА пока не отменяет права вето, но она меняет соотношение полномочий между ГА и СБ. Согласно Уставу ООН ГА ООН не может рассматривать по существу тот вопрос, который находится на рассмотрении Совета Безопасности. Теперь появилась возможность обойти это положение. Следует иметь в виду, что Устав ООН создавался с учетом негативного опыта Лиги Наций. Статья 12 Устава ООН – прямое исправление пороков системы Лиги Наций, механизм и процедура которой исключили эффективное принятие решений и проведение их в жизнь. Проголосовавшие за резолюцию 262 государства, похоже, забыли историю Лиги Наций. Под видом «укрепления системы ООН» (а именно так назван пункт повестки дня, под которым была продавлена резолюция) планируется размывание основ системы ООН.

Министр иностранных дел России С.В. Лавров «ответственно подтвердил», что право вето «никуда не денется». Он совершенно точно определил его как «одну из несущих опор ООН», без которой вся организация «пойдёт вразнос». Однако именно в этом и состоит цель. Резолюция ГА ООН № 262 – лишь первый шаг в направлении слома системы ООН.

Резолюция ГА ООН 262 постановила, что в повестке дня следующей, 77-й сессии Генеральной Ассамблеи, должен быть вопрос «Применение вето». Право вето становится главным объектом атаки Запада. В условиях фашизации (неприкрытого террора) международных отношений Запад надеется, что ему удастся диктовать свои условия всему миру. К сожалению, результаты голосования по ряду антироссийских резолюций в последнее время дают основания к таким надеждам. В этой ситуации развивающимся странам не стоит проглатывать наживку в виде «демократизации» ООН. Анализ применения права вето со стороны России показывает, что она применяла его чаще всего в защиту этих самых стран. Российский министр иностранных дел абсолютно прав в том, что ликвидация права вето и даже его ограничение пустят ООН «вразнос». Вот только понимают ли развивающиеся страны, чьими руками началась практическая работа по разрушению основных столпов Устава ООН, что право вето остаётся единственной правовой гарантией их защиты?..


Top