Flag Counter

Так есть ли нацизм на Украине?

Есть нацизм/фашизм на Украине или его нет? Противники режима Зеленского и украинской самостийности как таковой утверждают, что есть, и уверены в освободительной миссии российской армии на Украине. Сторонники Зеленского и украинской самостийности заявляют, что никакого нацизма/фашизма. И добавляют: не надо нас от него освобождать, мы вас не просили.

Им вторит киевская пропаганда: мол, тема нацизма/фашизма на Украине транслируется Москвой на российскую аудиторию, чтобы убедить россиян в справедливости агрессии против украинской государственности.

Самые придирчивые самоуверенно заявляют: нацизм и фашизм –это не одно и то же, так что пусть Москва сначала определится, от чего конкретно она задумала освободить Украину, а то сама понять не может, то ли там нацисты, то ли фашисты.

В данном случае киевская пропаганда лжёт, поддакивающие ей украинские граждане заблуждаются, а самоуверенные «эксперты» по нацизму-фашизму своими утверждениями доказывают лишь собственную политическую слепоту.

Давайте вспомним: в советское время с 1941 г. вплоть до разрушения СССР в 1992 г. официальным названием гитлеровских полчищ было «немецко-фашистские захватчики». Нюансированного разделения на «немецко-нацистских» и «итальянско-фашистских», поскольку в Германии был нацизм, а в Италии фашизм, не производили. Эпитет «фашисты» сплошь и рядом употреблялся советским народом по отношению к гитлеровцам.

Кому как не советским людям, сражавшимся с гитлеризмом, знать, можно ли называть гитлеровских вояк фашистами? Наше дело – принять от них это определение, а не умничать по поводу отличий нацизма от фашизма, ибо не мы, а они видели фашистов лицом к лицу. Да и сторонники отличия нацизма от фашизма любят говорить о том, чем они отличаются, но забывают о том, в чём они схожи.

Если уж быть предельно точным, то на Украине не нацизм и фашизм, а неонацизм. Но такая терминологическая детальность ничего особенного в анализ ситуации на Украине не добавляется а лишь вводит излишнюю нюансированность, интересную разве что узким специалистам. В конце концов, неонацизм/неофашизм – прямое порождение нацизма и фашизма.

На Украине нацизм есть. Это факт. Его можно назвать неонацизмом или фашизмом, но нельзя одного – утверждать, будто его нет. Основная масса украинского населения полагает, что нацизм должен выглядеть как в кино про Великую Отечественную – немецкие патрули, крики «Хальт! Хенде хох!», «Зиг хайль!». Они не понимают, что идеологические течения ХХ века выглядят сегодня не так, как они выглядели 80 лет назад, а так, как того требуют социально-политические и экономические реалии ХХІ века.

Разве похожи сытые европейские коммунисты на обездоленных коммунистов прошлого столетия? А неонацисты в Германии и Италии разве похожи на нацистов и фашистов образца 1941 года? Нет, конечно! Современные европейские неонацисты не выглядят как реальные нацисты даже на неонацистских слётах.

Они одеты как обычные граждане. Их нацизм у них в мозгах и в наколках на теле. Их украинские собратья по разуму выглядят так же. Современный украинский неонацист может быть банковским служащим, учителем в школе, спортсменом, бизнесменом, водителем такси, военнослужащим.

Нацизм его будет заключаться в том, что он рад сносу памятников героям Великой Отечественной войны, не считает Бандеру и Шухевича военными преступниками и приветствует посвященные им факельные шествия, считает нормальным хвалебные плакаты в честь дивизии СС «Галичина» в Львове, торжественные похороны бывших эсэсовцев и нацистскую символику на самодельных шевронах украинских вояк, не возмущается существованием украинского телеграм-канала «Былины IV Рейха» и запретом на Украине Знамени Победы.

Это типичная позиция немецкого бюргера 1930-1940-х годов. Не все же немецкие горожане носили мундир СС, гестапо или вермахта. Армия, вообще, составляет меньшинство от общей численности населения. Такие мирные немцы, которых было гораздо больше, чем немецких солдат, жили обыденной жизнью.
Они никого не убивали, они пили пиво и ели баварские сосиски, но не имели ничего против нацистской идеологии в 1930-1940-х. Это и был рядовой немецкий нацизм.

Так же и на Украине. Неонацистские группировки («Правый сектор»*, «Азов»*, «Айдар*» и др.) включены в состав ВСУ и нацгвардии, а неонацист Дмитрий Ярош даже побывал на посту советника министра обороны. И немалая часть украинского населения, занимающегося своими обыденными делами, не имеет ничего против этого. Пьёт пиво и жуёт сосиски, живёт рядом с такими неонацистами, учится с ними, служит, работает, общается. И считает это нормой. Вот это и есть украинский неонацизм и он точно такой же как бюргерский немецкий бытовой нацизм в гитлеровской Германии. Это для советских людей немецкие фашисты были палачами, а для немецких бюргеров их родные фашисты были милыми отцами, сыновьями, братьями, друзьями.

Отсюда и произрастает фраза «Не надо нас освобождать от нацизма, мы вас не просили». Гражданское население Германии в массе своей тоже не просило Красную армию освободить их от нацизма, нацизм был их родной идеологией. Не Германию как таковую освобождала Красная армия от нацизма, она освобождала Землю от этой гнили. Не Украину как таковую освобождает от нацизма российская армия, а Землю от национальной версии украинского нацизма во имя обеспечения собственной национальной безопасности.

А у украинцев есть выбор: либо быть как мирные немецкие бюргеры, злобно желавшие поражения антифашистским силам, либо быть как те немногие немцы-антифашисты, осознавшие гибельность нацистской идеологии для немецкого государства и народа, и потому поднявшиеся на борьбу с нею.

Идеология украинского национализма эволюционировала в неонацизм и она так же гибельна для украинского народа и государства, как немецкий нацизм – для немцев и Германии. Вооружившись нацистской пропагандой, немцы думали, что перед ними падёт ниц весь мир. Вооружившись неонацистской пропагандой, киевский режим думает, что перед ним падёт Россия. Но история свидетельствует, что нацистские государства долго не живут. Сама история стирает их с лица Земли.