Flag Counter

Американцы ушли, талибы пришли, война с ДАИШ осталась

Созданное при участии США и подпитываемое американскими вливаниями «Исламское государство» (ДАИШ)* отнеслось к бегству своих патронов из Афганистана «с должным пониманием». А именно – продолжило войну с движением «Талибан»*, которое американцы объявили своим главным врагом в этой стране. Ведь вложенные в ДАИШ деньги надо отрабатывать, исполняя пожелания «благодетелей». А ещё лучше, если эта отработка будет происходить «с огоньком», с фантазией.

«Неправильный» враг моего врага – всё равно друг

Эти попытки не являются неожиданностью. Ведь «Исламское государство» и «Талибан» являются антагонистами.

Да, такое возможно для двух исламистских группировок. И не только из-за разного толкования религиозных догм. Дело в том, что талибы, образно говоря, являются «национал-исламистами», а игиловцы – исламскими «интернационалистами». Первые считают категорически недопустимым любое иностранное вмешательство в дела Афганистана, а также не рвутся распространять афганское влияние на соседние страны. Вторые для населения Афганистана в своём большинстве являются чужаками, пришедшими издалека ради присоединения страны к единому «Всемирному исламскому халифату».

Ни для кого давно уже не секрет, что за созданием ДАИШ стоят Соединённые Штаты Америки. Имеются и фотографии дружеских контактов сенатора Дж. Маккейна (ныне покойного) с лидерами ДАИШ. Помимо этого, несмотря на декларируемую США «борьбу с Исламским государством», именно американское военно-политическое руководство прилагало максимум усилий для сохранения боеспособных подразделений ДАИШ, противодействуя ударам по ним сирийскими правительственными войсками и российской авиацией.

А очень многие рядовые боевики, полевые командиры и политические фигуры ДАИШ «вертолётами без опознавательных знаков» переправлялись с сирийских и иракских территорий, подконтрольных американским оккупантам, в Афганистан в качестве противовеса талибам. Против которых, кстати, на афганской территории американские оккупанты открыто вели боевые действия.

В Вашингтоне именно «Талибан», а отнюдь не ДАИШ, считали своим главным противником в Центральной Азии. Проникающих же на афганскую территорию игиловцев воспринимали как союзников и скрытно поддерживали в надежде на то, что с их помощью удастся предотвратить возвращение «Талибана» к власти после эвакуации американских войск из страны. Но просчитались: захват талибами афганской столицы и формирование правительства на основе этого движения были воистину молниеносными.

«Нет рабам Китая, России, США, Пакистана и Турции»

Главари самой мощной в мире террористической сети начали развитие собственной медиаинфраструктуры ещё в 2015 г. и теперь перешли к планомерной пропагандистской «осаде» власти талибов в Афганистане, воздействуя в первую очередь на представителей узбекского и таджикского народов. Заодно усилена и проигиловская агитация среди жителей постсоветских республик Средней Азии, входящих с точки зрения ДАИШ в пока ещё виртуальное «Исламское государство провинции Хорасан» (ИГПХ).

Несмотря на умозрительный характер ИГПХ, уже не единожды предпринимались практические попытки начать захват реальных территорий для него. Речь идёт о столкновениях боевиков ДАИШ с туркменскими пограничниками в 2020 г., а также попытках возвращающихся в Узбекистан эмигрантов из волны 1920-х гг. инициировать пересмотр принадлежности нефтегазоносных земель в пользу их бывших владельцев. Причём опасность неблагоприятного развития ситуации в Узбекистане усугубляется ещё и тем, что руководство запрещённого в этой стране «Исламского движения Узбекистана»* (ИДУ) в 2015 г. присягнуло на верность ДАИШ.

Учитывая крайне жёсткую позицию узбекистанского руководства к исламистам, а также его подозрительность к собственным гражданам, возвращающимся из-за рубежа (включая трудовую миграцию в Россию), медиа ИГПХ развернули агитационную работу на целевые национальные аудитории.

В частности, на сайтах и в блогах соцсетей публикуются агитационные материалы на узбекском языке с латинским алфавитом (Узбекистан не так давно перешёл на латиницу, в отличие от афганских узбеков, пользующихся арабской графикой), таджикском и киргизском языках с кириллической графикой. В них разъясняется радикально-исламистская позиция ДАИШ, а также публикуются призывы к присоединению представителей этих народов к «джихаду против рабства со стороны Китая, России, США, Пакистана и Турции».

Что общего между узбеками и бенгальцами?

Но, помимо вербовки будущих членов ИГПХ, пропагандистская работа указанными медиа имеет ещё и другую цель. Это вбивание клина между различными этническими группами, населяющими не только среднеазиатские республики, но и Афганистан, с одной стороны, и талибами – с другой.

Основной пропагандистский упор делается именно на национальную принадлежность: игиловские агитаторы именуют «Талибан» «пуштунской националистической группировкой», враждебной другим народам Афганистана. К примеру, гибель руководителей ИДУ в ходе боевых действий с талибами трактуется так, будто «вероломные, девиантные, националистические талибы» замучили узбеков, включая «беззащитных женщин и детей», в «преступной резне». А развёрнутую талибами охоту на руководителей «Исламского движения Узбекистана» – нападением на всех узбеков. Чем, в общем-то, ещё и пытались выбить почву из-под ног той части ИДУ, что осталась верной «Талибану».

Попытки вбить клин между непуштунским населением и нынешней властью предпринимаются не только в отношении узбеков. Спекуляции на межэтнической почве направлены также на таджиков и киргизов, которых, помимо борьбы с правительствами в собственных странах, используют и для антиталибских диверсий в Афганистане.

Помимо подобных провокаций, в медиасети «Исламского государства провинции Хорасан» и ИГ в целом запущена целая кампания дискредитации международной деятельности талибского правительства. Все международные шаги «Талибана», пытающегося хоть как-то обезопасить границы Афганистана и наладить торговлю с соседями, трактуются как «предательство ислама», контакты с «врагами ислама». В число которых у игиловцев входят не только Китай и Россия, но и тот же Узбекистан, где власти проводят довольно жёсткую политику против религиозного экстремизма, а также Кыргызстан и Таджикистан. Пропагандистские «находки» ИГПХ немедленно транслируются медиаструктурами других «вилайетов Исламского Государства», включая даже… «Исламское государство провинции Хинд» и бенгальских исламистов.

Собственно, пропагандистская война ДАИШ против «Талибана» является лишь идеологическим обоснованием войны экономической. Наметилась тенденция к увеличению числа игиловских атак на инфраструктурные объекты в Афганистане и близлежащих к нему странах: артезианские скважины, линии электропередач, нефтегазодобывающую инфраструктуру.

* * *

Да, Афганистан на сегодня является ключевым государством мира и благополучия в Центральной Азии. Да, движение «Талибан», захватившее власть в этой стране после ухода из неё американских войск, далеко не ангелы. Но, в отличие от игиловцев, талибы не ставят своими задачами разрушение соседних государств ради создания «Всемирного исламского халифата».

Именно поэтому столько тревоги вызывает растущая активность радикальных исламистов из ДАИШ по дестабилизации обстановки в Афганистане и натравливание на «Талибан» соседних народов, представители которых также входят в состав афганского общества. Ведь приход к власти игиловцев означает не просто превращение Афганистана в оплот радикализма и терроризма, а ещё и в угрозу самому существованию таких постсоветских государств, как Узбекистан, Туркмения, Таджикистан, Кыргызстан и даже Казахстан.


Top