Flag Counter

Почему Гитлер внезапно стал евреем?


Ну вы поняли …

Потому что в Израиле считают, что выбрали лучший вариант из всех худших. Зев Чафетс, журналист и автор 14 книг, бывший старший помощник премьер-​министра Израиля Менахема Бегина и главный редактор журнала Jerusalem Report Magazine описывает расклады вокруг Израиля.

Через два месяца после начала боевых действий на территории Украины, министр обороны США Ллойд Остин созвал чрезвычайный конклав союзников и партнеров на военной базе США в Рамштайне. Они были собраны там, чтобы создать коалицию военного времени.

Участниками сговора в Рамштайне в основном были члены альянса НАТО. К ним присоединилась дюжина или около того проамериканских стран. Среди них затесался и Израиль, страна, которая влезла в эту войну с надеждой сохранить нейтралитет, но постепенно и неумолимо тянулась на американскую сторону. Присутствие Израиля на конференции сигнализировало, что Израиль сделал выбор.

Некоторые спросят, а в чем проблема то? Израиль принял приглашение, предполагая, что его попросят сыграть небольшую роль в вооружении Украины современным оружием. Но после конференции Остин заявил журналистам, что целью альянса Рамштайн будет ослабление России таким образом, чтобы она не могла применить военную силу против своих соседей. Другими словами, низвести Россию из состояния сверхдержавы до более второстепенного статуса. Более того, группа заговорщиков из Рамштайна будет собираться раз в месяц, что является признаком того, что Америка предвкушает долгую войну.

В ответ Россия дала понять, что не приемлет тотального поражения, которое имели в виду США и их партнеры. Путин дал понять, что Россия при необходимости применит ядерное оружие, чтобы не допустить такого исхода.

И тут оказалось, что правительство Израиля не сообщило общественности заранее, что оно решило присоединиться к военному союзу, который теоретически может привести к ядерной войне.

Военные союзы являются новинкой для Израиля. Во время войны в Персидском заливе 1991 года его попытки присоединиться к возглавляемой США коалиции были отвергнуты арабами. Кроме этого, Израиль это не страна НАТО, а это значит, что у нее нет взаимной гарантии безопасности. У него также нет официального договора об обороне с США. Израиль это страна, привыкшая вести бои с соседями в одиночку. Вписавшись в поддержку конфликта против России на Украине, а возможно и более широкой войны в Европе или даже Армагеддона, это похоже не то, о чем в Израиле глубоко задумывались.  

Большинство стран сговора в Рамштайне не имеют российских войск на своих границах. А Израиль имеет дело с ними в Сирии. В последние годы Израиль и Россия скоординировали военные усилия, что позволило Израилю вести закулисную войну против Ирана и его ставленников. Враждебно настроенная Россия теперь вряд ли помешает Ирану снабдить свою прокси армию в Ливане или передвинуть свою армию Исламской Республики ближе к границе с Израилем. Уже ясно, что связи между Россией и Израилем ослабеют и МИД России очень выразительно и оглушительно это продемонстрировал.

По мере развития войны на Украине Иерусалим будет делать то, что просит Вашингтон, вплоть до стирания красных линий. Ни одно трезво мыслящее в настоящее время израильское правительство не направит крупные боевые силы воевать на Украину. Также маловероятно, что Израиль отправит туда тяжелое военное снаряжение. У стран НАТО более чем достаточно современного оружия, особенно сейчас, когда США наращивают собственное производство вооружений. Израиль также будет воздерживаться от раскрытия своих тщательно охраняемых военных секретов союзникам по коалиции (хотя очень немногие из них не известны США).

Что же тогда может предложить Израиль? Это одна из пяти ведущих кибердержав мира (США, Россия, Китай и Великобритания …), и она обладает очень развитыми наступательными и оборонительными военными возможностями в этой сфере. Его разведывательные подразделения обладают высокой квалификацией и проверены в боях. У него есть некоторые военные технологии, которые могут пригодиться. Израиль также имеет большой резерв русско-​ и украиноязычных боевых солдат и резервистов, способных обучать войска (за пределами Украины) на их родных языках. И, как это уже было продемонстрировано на западе Украины, умеет создавать хорошо оснащенные полевые госпитали.

Что Израиль будет искать взамен? Он хочет более длительного и прочного ядерного соглашения с Ираном. Он хочет, чтобы США сохранили Революционную гвардию Ирана в своем реестре террористических организаций, наряду с иранскими марионетками «Хезболла» и «Исламский джихад». Он хочет, чтобы США поставили Израилю определенные вооружения, которые позволят ему уничтожить ядерные объекты в Исламской Республике.  

Израиль также захочет бороться с Ираном, укрепляя и расширяя страны Авраамского договора. Это означает, в первую очередь, помочь убедить саудовцев отстранится от конфликта. Он также хочет предотвратить открытие консульства США в Восточном Иерусалиме. Тот факт, что палестинское руководство как в Газе, так и на Западном берегу открыто поддерживает Россию, может добавить веса этим усилиям.

Но, в конце концов, Израиль присоединился к возглавляемому США альянсу не для достижения этих конкретных политических целей. Его решение не было продиктовано моральным отвращением к способу ведения войны на Украине или братской заботой о будущем Европы.

Своим участием в сговоре на базе Рамштайн, Израиля обозначил свою  главную военную цель — сохранить свои отношения с Америкой. Для этого он рискует стратегической независимостью, тактическим преимуществом над Ираном. Ни одно израильское правительство никогда так решительно не отдавало свою безопасность в чужие руки.

Такая значительная эволюция политики должна была открыто обсуждаться и признаваться общественностью Израиля, а не навязываться. Зев Чафетс считает, что если бы Израиль и задумался, он бы пришел к единственно правдоподобному выводу, что союз с США во время этого кризиса был лучшим из его плохих вариантов.

Поживем увидим.