Flag Counter

«Украинский проект» Австро-Венгрии

«Славянская проблема» в Австрии давно приняла самые болезненные формы

Украина в XIX столетии была похожа на лабораторию алхимика, в которой иноземные мастера выращивали загадочного гомункулуса, который должен был разрушить Российскую империю. Сначала это были поляки, но во второй половине века первенство в «национальной алхимии» перешло к австрийцам. Наш рассказ будет о том, как в те годы «делалась» Украина.


Юстут ван Бентам. «Взрыв в лаборатории алхимика». До 1727

Стоит сказать, что начиная с эпохи Наполеоновских войн начала XIX века решающей силой в Европе был союз трёх монархов, или как его ещё называли «союз Трёх чёрных орлов», которые были в гербах дружественных держав: России, Австрии и Пруссии. Но уже к середине века этот альянс трещал по всем швам, грозя развалиться.

Причиной тому был тлеющий конфликт России и Австрии, связанный с борьбой за влияние на Балканах и в славянских странах. Эти два фактора грозили Австрийской империи уничтожением, поэтому из старого союзника Россия постепенно превращалась в заклятого врага Венского двора.

Интересы России на Балканах проявились уже давно — во времена Екатерины II, и даже ранее. Русские охотно привечали представителей сербской церкви, оказывали помощь братьям по вере и приглашали беженцев, спасавшихся от османского террора, селиться в землях Малороссии и Новороссии, где образовались целые области с характерными названиями вроде Новая Сербия и Славяносербия.

Сербы же в ответ охотно и верно служили в русской армии и защищали южную границу империи. Однако любое проникновение России на Балканы означало ослабление Австрии, которая издавна считала Балканы сферой своего влияния.

К тому же «славянская проблема» в Австрии давно приняла самые болезненные формы. Славянская культура и языки были вытеснены из общественной жизни, славяне игнорировались в государственной системе, армии, образовании. В городах господствовала немецкая и венгерская речь. В 1848 году, когда по всей Европе заполыхало пламя революции, славянские интеллектуалы Австрийской империи собрались на I Славянский конгресс в Праге.

Чехи тогда потребовали у венских властей серьезных уступок и фактически захватили контроль над своей столицей. Венским властям стало ясно, что требования славянской свободы, раздающиеся из Праги, способны не просто ослабить империю, но погубить её. Сторонники славянства же в своих планах обращали взоры к России — сильной европейской державе, единственной на тот момент суверенной славянской стране. Движение славян в Австрии имело отчётливо русофильский характер.


Святая Месса во время конгресса на Конской площади в Праге. 1848 год

В ответ Австрия начала занимать по отношению к Санкт-Петербургу всё более и более недружественную позицию. Сказались и личные счёты молодого австрийского императора Франца-Иосифа I, который был вынужден умолять русского императора Николая I ввести войска в восставшую Венгрию, чтобы спасти Австрию от революции.

Этого унижения перед русскими Франц-Иосиф не забыл до конца жизни. Так что уже в ходе Крымской войны Австрия заняла враждебную России позицию — и не вступила в войну на стороне французов и англичан, видимо, лишь потому, что на австрийской границе стояли лучшие русские войска, которых так не хватало в Крыму.

В итоге после 1855 года Австрия считала Россию в лучшем случае конкурентом, в худшем — врагом. Хотя двум странам еще предстояло заключить временный «Союз трёх императоров» (опять с участием Пруссии), русско-австрийские отношения были навсегда испорчены «славянским вопросом».


«Союз трёх императоров» — Александр II, Франц-Иосиф I (Австро-Венгрия), кайзер Вильгельм I (Германия)

Для того, чтобы противостоять России, в Вене была изобретена весьма хитроумная концепция. Её смысл был в расколе славянства и создании среди славянских народов альтернативных центров силы, которые бы ориентировались не на Россию, а на Австрию. Для этого у австрийцев уже были поляки, доставшиеся им по итогам разделов Польши. Но расшатать прочную Российскую империю одними поляками было нереально. Надо было ударить в самое сердце русского народа.

И тут удивительно, кстати, подвернулись «украинцы», которых поляки старательно выращивали с той же самой целью (об этом мы