Flag Counter

Когда можно бомбить?

Нет, ну вы почитайте только, что я писал 8 (восемь) лет назад!:

В канун Первомая душевно посидели со шведскими заказчиками. Естественно никак не обошли и «нового» члена Евросоюза — Украину. И естественно горячие скандинавские парни не преминули дежурно пройтись по «плохому парню» Путину, который «никак не хочет оставить Юкрэйн в покое..»

Не желая начинать бесполезный спор насчет того, кто кого не хочет оставить в покое, я решил зайти с тыла:

— А почему тогда Вы не захотели оставить своих должников в покое и готовы их закопать живьем? Давайте договоримся — Вы прощаете долги своим должникам, а я прямо ща звоню в Кремль (прости, Господи, за блеф) и договариваюсь, чтобы простили должников российских. Are you ready? Let’s go! И широким жестом достал из портфеля чистый лист бумаги.

Толерантные демократы шарахнулись от листика А4, как черт от ладана.

— Какой долг? При чем тут долг? — завопили они хором, — всем же ясно, что это просто, факинг шит, имперские амбиции! Желание отобрать суверенные территории!

— Ну правильно, — не сдавался я, — о чем мы только что говорили? Если должник не может расплатиться, придется описать и отобрать его имущества, всё, до какого дотянемся… Дотянемся до земли — отберем землю. Дотянемся до холодильника — отберем холодильник. Сами же только что мне про это так уверенно говорили. И считали, что все это правильно. Так что, может неправильно? Отбирать таки не будем?

Из моих скандинавских собеседников как будто выпустили воздух…

— И много ему Юкрейн должна? — уже совсем тускло спросили они?

— Нет, немного, — 3 ярда денег — за газ, еще 3 ярда — последний кредит, еще 11 — текущие санкции и еще может что-​то и есть. я уже не помню…

— Не, ну это не справедливо, — логично рассудили скандинавы, — долги надо отдавать.

— Во-​о-о-о-от, уже теплее… А если должник ничего отдавать не желает, а еще делает козью морду кредитору?

— Ну-​у-у-у, да, несолидно, за такое в приличной компании морду бьют…

— Еще теплее. А теперь вопрос — вот предположим вы… нет, неправильно, предположим моя Латвия взяла 3 ярда у… нет, не у вас, у янки, а потом заявила США, чтобы они kiss my ass. Что будут делать янки?

— Да разбомбят нахрен, — не сомневаясь выпалил шеф делегации, — камня на камне не оставят, чтобы другим неповадно было…

— Ну вот, американцам значит можно, а Путину нельзя? Разве это справедливо?

По просветлевшим шведским лицам я понял, что у них в голове все сложилось. Ушли непонятные фразы российских СМИ про спасение русских украинцев и непереводимые на любой западный язык семейные термины «брат, сестра, теща и прочая». Ушла пугающая причина происходящего в версии западных СМИ о душевном нездоровье российского президента. Всё встало на свои места. Cool guy Путин, оказывается, просто мочит fucking bad debtors, и чем больше они будут bad, тем сильнее они будут fucking. Всё логично, всё справедливо…

— Серж, а почему тогда российский foreign министр ничего не говорит об этом, — поставил меня в тупик под конец разговора любопытный викинг.

Вот это был удар в спину. А действительно, почему? Почему не использовать этот убойный для западников аргумент? Всё ведь так просто. Должен — плати. Не платишь — терпи и смотри, как описывают твое имущество, называя за него не ту цену, которая устраивает тебя, а ту, которая устраивает кредитора.

Появились заступники? No problem! Заплати и лети! Не хочешь? No money — no honey! Заходи, когда деньжата появятся, а пока посиди там тихонько в сторонке, пока мы тут с должничком разбираемся… Утюг, паяльник, начали…

Слышите, у кого есть мобильник Лаврова, скиньте в личку, очень надо…