Flag Counter

Может ли Китай помочь России в санкционной войне? Валентин Катасонов

Китайский бизнес – дело тонкое

Наверное, я не открою Америки своим предположением, что России в нынешней экономической войне с коллективным Западом не следует переоценивать роль Китая как союзника. Китай старательно придерживается правила равноудаленности от США и России. В нынешнем конфликте вокруг Украины Пекин занял позицию нейтралитета.

Когда в ООН проходили голосования по резолюциям, направленным против Москвы, Пекин лишь воздерживался от поддержки таких резолюций, но не пользовался имеющимся у него правом вето. С одной стороны, вроде бы Пекин является военным союзником Москвы, выступая совместно с ней против военного блока НАТО. А с другой стороны, он постоянно говорит, что поддерживает целостность Украины и добивается любого мира на ее территории. Некоторые называют это «восточной мудростью».

Не берусь судить, насколько далеко может зайти китайская мудрость в сфере, затрагивающей политические и военные вопросы отношений Пекина и Москвы. А вот в экономической сфере двойственность очевидна и бросается в глаза. И всё потому, что Пекин находится в сильной экономической зависимости от Вашингтона, хотя по величине ВВП Китай уже обошел США. По данным МВФ, по итогам 2021 года ВВП США составил 23,0 трлн. долл. А рассчитанный по паритету покупательной способности валют ВВП Китая оказался равным 27,2 трлн. долл.

И тем не менее первая экономика мира (Китай) находится в сильной зависимости от второй экономики (США). По итогам 2020 года экспорт Китая в США составил 438 млрд. долл., это примерно 16,5 % всего китайского экспорта. США – главный зарубежный рынок сбыта китайских товаров. Импорт Китая из США составил лишь 122 млрд. долл. В результате профицит баланса китайско-американской торговли достиг 316 млрд. долл.

В апреле обнародованы данные о торговле Китая с Россией и США по итогам 2021 года. Товарооборот российско-китайской торговли составил 146,9 млрд. долл., а американо-китайской – 755,6 млрд. долл. Торговый оборот Китая с США более чем в пять раз превысил торговый оборот Китая с Россией. При этом торговля Китая с Америкой, как я отметил, сильно профицитная, а с Россией – дефицитная (китайский экспорт в Россию существенно меньше российского экспорта в Китай). Географические приоритеты Поднебесной, если их мерить долларом, очевидны.

За счёт устойчивого гигантского профицита торговли с Америкой Китай многие годы наращивает свои валютные резервы. По состоянию на конец марта официальные валютные резервы Китая составили астрономическую сумму 3,19 трлн. долл. Основная валюта в составе китайских резервов – американский доллар. В рейтинге стран по величине валютных резервов Китай впереди планеты всей.

Итак, в пылу своей торговой экспансии Китай незаметно попал в зависимость от США. Любые слишком резкие действия против Вашингтона грозят Пекину утратой гигантского американского рынка сбыта китайской продукции и возможной утратой как минимум половины своих резервов, состоящих из долларов США (в случае их заморозки или конфискации Вашингтоном).

В силу этой зависимости китайский крупный бизнес, завязанный на Америку, очень опасается вторичных санкций, которые могут быть применены к нему Соединёнными Штатами (в случае поддержания тесных торгово-экономических и финансовых отношений с российским бизнесом). Китайские власти могут позволять себе выражать поддержку России и даже демонстрировать свой антиамериканизм, а китайские крупные корпорации и банки вынуждены осторожничать.

Сверхосторожность китайский бизнес стал демонстрировать ещё до санкционной войны 2022 года. Так, в 2018 году были зафиксированы многочисленные случаи того, что китайские банки прекращали работу с российскими физическими и юридическими лицами, ссылаясь на режим американских санкций. Народный банк Китая уже несколько лет рассылает китайским кредитным организациям информацию о действующих в мире (в том числе против России) санкций с рекомендациями «учитывать» их в своей работе.

Самой первой реакцией крупных китайских банков на антироссийские санкции текущего года стало прекращение операций с оказавшимися под санкциями российскими банками в долларах, евро и других западных валютах. Только в национальных валютах, т. е. рублях и юанях. В конце февраля два крупнейших китайских банка – Bank of China и ICBC – перестали выдавать аккредитивы китайским компаниями на покупку российской нефти, чтобы не попасть под вторичные санкции. Поставки нефти продолжились, но для импортеров это обернулось дополнительными издержками.

Как сообщают СМИ, государственные корпорации PetroChina, Sinopec, Sinochem и SBOOC получили рекомендации властей КНР воздерживаться с начала апреля от участия в торгах по новым партиям чёрного золота из России. Крупный китайский бизнес заявил, что заключённые ранее контракты на поставку нефти из России сохранят свою силу, но новых контрактов он заключать не будет. Средний бизнес в торгах на поставки нефти и природного газа из России участвует, но требует серьёзных ценовых скидок с учетом рисков вторичных санкций. Крупный бизнес отказывается от контрактов, какими значительными ни были бы ценовые скидки.

Знаменитая китайская Huawei – одна из крупнейших мировых компаний в сфере телекоммуникаций – достаточно прочно закрепилась на российском рынке. В марте она заявила, что будет выполнять свои обязательства по ранее заключенным контрактам, но новых заключать не будет.

Особо следует сказать о китайской China Union Pay (CUP). Это международная платёжная система, учреждённая в 2002 году по инициативе Госсовета и Народного банка Китая, и одноимённая компания. Её акционерами являются более 200 финансовых учреждений. По объёму проводимых платежей в 2015 году CUP опередила Visa и Mastercard и стала крупнейшей платёжной системой в мире. После того как российские банковские карты были заблокированы в странах, относящихся к группе «недружественных», российские банки стали активно выстраивать свои отношения с CUP.

Были достигнуты соглашения о том, что российские кредитные организации будут выпускать карты UnionPay, которые вроде бы имеют иммунитет от блокировок во всех странах (там, где есть терминалы UnionPay, а это 180 стран). Однако 20 апреля прошла новость, что CUP из-за опасения вторичных санкций заморозила выпуск карт для российских крупных банков, оказавшихся под санкциями коллективного Запада. Конкретно речь идет о «Сбербанке», «Альфа-банке», ВТБ, «Открытии», «Промсвязьбанке», «Совкомбанке» и «Новикомбанке».

Есть надежды, что прекращение поставок высокотехнологичных товаров из стран Запада будет компенсировано закупками аналогичных товаров в Китае. По этому поводу руководитель регионального представительства Торгово-промышленной палаты РФ в Восточной Азии (Пекин) Иван Изотов сделал следующее заявление:

«Рассуждать о том, что сейчас Европа отвернулась от РФ и вдруг резко в Россию хлынет поток, к примеру, потребительской техники из Китая, по меньшей мере наивно. Надо исходить из того, что практически 80% товаров европейских брендов собирается по лицензии в Китае, и для того, чтобы Китай эту бытовую электронику поставлял, у него должно быть разрешение правообладателя».

2 апреля директор департамента Европы МИД КНР Ван Лутонг даже специально сообщил миру, что Китай сохраняет нормальные торговые связи с Россией, но (внимание!) «не обходит намеренно санкции, введённые странами Запада».

«Восток – дело тонкое», – говорил герой известного советского фильма «Белое солнце пустыни». Об этой восточной тонкости нам следует не забывать и не рассчитывать, что Китай станет «палочкой-выручалочкой», с помощью которой мы решим все свои проблемы, порожденные санкционной войной.