Flag Counter

Хайп прошел и закончился

Понимаю, что мариупольский роддом уже никому неинтересен. Хайп прошел и закончился. И хотя я по тому, как этот хайп был скроен, прекрасно понимала, что это – постановка, в которой ничего не гнушающаяся Украина дешево поднаторела, мне все-таки интересно находить конкретных людей с места событий и факты. Для себя.

Так вот – в этой постановке участвовали – блогеры, ВСУ, «журналисты». Будем считать, что под дулом автомата, и пусть это их хоть немного оправдает.
На днях я разговаривала с двумя женщинами — матерью и дочерью, которые там находились. Вот расшифровка нашего разговора:

– Российская авиационная бомба легла в 12-13 метрах от роддома, — говорит мать. — Там воронка была. Но в роддоме уже рожениц не было. А потом туда прилетел Град – с нашей стороны, там ВСУ стояли.

– Но роженицы уже находились в детской консультации, а не в роддоме! — говорит дочь. — А в роддоме был госпиталь для военных, они его заняли буквально числа седьмого-восьмого. Там уже пушки стояли. Я возила туда маму, у нас там родственница работала, она ей всегда давление сбивала. И другая наша родственница в женской консультации лежала – кесарево ждала. Мы приехали, а там огневая точка стоит. Но еще раз – роддом разбит с Кранштадтской стороны, там наши стояли – украинцы.

– Мы сегодня сидели, сами разговаривали – если бы не всушники с таким настроем, если бы не Азов, город бы так не пострадал, — продолжает мать. — А роженицы отчего погибли? А вы видели погибших рожениц? Мы не видели. Вот смотрите, получилось, что Светка в детскую консультацию в тот день заходила до обеда. Она еще целая была. Это одиннадцатого числа было. И она не застала там никого. Она пошла в роддом. Там было видно, что он Градами разбит, но не со стороны центра – откуда россияне могли бы попасть. Он было разбит с Кранштадтской. Там она не увидела ни рук, ни ног, ни крови. Мы же все понимаем, что такое авиационная бомба. Там и украинских военных не было уже. Но из детской консультации они еще раньше эвакуировали всех – раньше, чем сами ее расстреляли. Просто для картинки расстреливали. Им ужасная картинка нужна.

– А девушек где взяли для съёмки? — спрашиваю я.

– Девушек? — спрашивает дочь. — Тю. Это блогерши наши мариупольские. Одну сейчас вывезли в Ростов или в Донецк, у нее интервью брали. Я смотрела, ничего не поняла что она говорит.
– Я тоже смотрела, — говорю я, — и тоже ничего не поняла.
– Я думаю, они участвовали в фотосессии, — говорит дочь. — Моя лично подружка помогала азовцами – продуктами. Волонтеры у них всегда были. Особенно телки. Вы же понимаете, это же – азовцы, они всегда при параде.