Flag Counter

Почему Украина начала наносить удары по территории России


Ход спецоперации на Украине для «ПолитНавигатора» продолжает анализировать полковник Геннадий Алехин, боевой офицер, соратник легендарного генерала Трошева, член Союза писателей России.

Периодические обстрелы приграничных областей (Белгородская, Курская), днями ранее – Брянская, похоже, становятся нормой для украинских вооруженных сил. Использовались оперативно-тактические ракеты «Точка-У» и ракетные системы залпового огня (РСЗО), реже вертолеты огневой поддержки МИ-24. Расстояние от 30 до 100 километров досягаемо для нанесения огневых ударов в приграничной зоне.

На этот раз практически одновременно ВСУ запустили в ночное небо разведывательные и ударные беспилотные летательные аппараты, в том числе -турецкого производства «Байрактар». С момента начала специальной операции беспилотники противника регулярно летали на линии фронта. Их сбивали, причем в достаточном количестве. А вот синхронные прилеты в ночное время на территорию Белгородской, Курской и Воронежской областей – наблюдаются впервые. Тактика изменилась, целями вражеских дронов стали не только населенные пункты, расположенные вблизи границы, а и крупные объекты в окрестностях Курска, Белгорода, Воронежа. Как и нефтебаза в Брянске днями раньше.

На этот раз российские средства противовоздушной обороны сработали четко и слаженно. В Рыльском районе расчеты ПВО уничтожили 2 украинских беспилотника, на подлете к Воронежу – еще один. В ночном небе над Белгородом сбит ударный беспилотник. Другому БПЛА удалось достичь цели. В селе Старая Нелидовка снаряд попал в склад боеприпасов одной из воинской части. Возник пожар, который быстро погасили. К счастью, никто не пострадал.

Без сомнений, на довольно продолжительном участке российско-украинской границы, особенно вблизи фронта, переброшены дополнительные комплексы ПВО и РЛС. Они способны эффективно действовать в любое время суток. Об этом свидетельствует поражение 18 беспилотников ВСУ за несколько дней. Однако противник старается умело использовать рельеф местности и маневрировать. А также действовать в ночное время. В этих условиях радарам наших «четырехсотых» комплексов (С-400) или «Букам», засечь цель труднее. «Панцирь» может. У него инфракрасный обнаружитель, способный «видеть» цель при любых условиях и на малой высоте.

Поэтому, как правило, беспилотники летят парой – разведывательный и ударный, несущий ракеты или барражирующие боеприпасы. И на определенных участках местности беспилотники противника видят наши комплексы и стараются найти бреши в противовоздушной обороне.

С другой стороны очевидно, что киевский режим, проигрывая в тактике и стратегии ведения боевых действий, пытается тесно увязывать свои неудачи и потери на фронте с бравурными и даже «победными» реляциями в медийном пространстве. Видимо, получив отмашку заокеанских и британских кураторов. Месяц назад украинские СМИ открещивались от нападения на нефтебазу в Белгороде. Теперь рупор Киева Алексей Арестович в открытую заявляет о новых ударах по приграничным районам. Или обещает: «щелчком одного пальца» захватим Приднестровье, а когда Запад снабдит новыми видами вооружения, начнем, мол, контрнаступление по всему фронту.

На самом деле, противник хочет посеять панику среди россиян. Это, во-первых. Каким-то образом оттянуть силы и средства союзных войск к границе. Ситуация в зоне проведения специальной операции для ВСУ и радикальных нацистских формирований, действительно, плачевная. На Изюмско-Славянском направлении идёт планомерное уничтожение личного состава ВСУ. Потери минимум 1 к 7, и рано или поздно это очень существенно скажется на моральном состоянии противника. Уже сейчас среди убитых и пленных солдат ВСУ основную массу составляют мобилизованные мужчины среднего возраста. Преимущественно мобилизованные из юго-восточных районов Украины. Толком не пройдя мало-мальскую подготовку, они брошены в самое пекло.

Такое положение и на других направлениях. В районе Донбасской дуги продвижение союзных войск, пусть и не столь быстрое, но грамотное и достаточно эффективное. Войска нащупали уязвимые места в глубоко эшелонированной обороне противника. Наносят массированные удары по опорным пунктам, районам сосредоточения живой силы и техники, вооружения. Моторесурсы и ГСМ в украинской армии не безграничны, они тают или уничтожаются в ходе интенсивных боев.

Вот почему американцы созвали крупное совещание на своей военной базе в Германии, где вынудили страны-члены НАТО срочно оказывать военную помощь. Уже в открытую заявляется о направлении инструкторов и специалистов по ведению войны в особых условиях, скажем так. В первую очередь – разведчики, подрывники, саперы, снайперы, мастера радиоэлектронной борьбы. Не говоря уже о наемниках. Они по-прежнему поступают на фронт.

Например, только в Харьков прибыли иностранные специалисты разного профиля, преимущественно из числа тех, кто имеет опыт ведения боевых действий в городе. К ним добавились отряды националистов и радикалов из западных областей Украины. Все прошли хорошую подготовку в учебных лагерях.

Второй этап не будет скорым и быстрым, на что рассчитывали многие. Это видно даже невооруженным взглядом. А для людей военных – в первую очередь. Задействованы немыслимые ресурсы политического, геополитического и информационного характера. Но все будет решаться, не сомневаюсь, на поле боя, в ходе наступательных действий.