Flag Counter

Право быть свободным

Екатерина Винокурова
Журналист, правозащитник, член СПЧ при президенте

Специальный корреспондент RT Илья Васюнин провёл выходные в ОВД «Мещанское» города Москвы. Его задержали за выход на одиночный пикет с плакатом «Хватит устраивать тут Украину» в знак протеста против включения в реестр «иностранных агентов» телеканала «Дождь».

Остальных задержанных за одиночные пикеты в поддержку «Дождя» отпустили, и соцсети сосредоточились на разборе персонального дела гражданина Васюнина. В частности, адепты Прекрасной России Будущего пытались разобраться, достаточно ли высокий облик имеет комсомолец Васюнин, чтобы поддерживать телеканал, на котором сам некогда работал, что делал на акции «неправильный» плакат про Украину (так Васюнина записали ещё и в провокаторы) и вообще —какое право имеет протестовать против любых действий государства сотрудник канала RT, который, как известно благонамеренной общественности, есть главный рупор кровавого режима, который несёт личную ответственность за вообще всё, что происходит в мире плохого. Пока интернет-бойцы за Прекрасную Россию Будущего проклинали затесавшуюся в ряды людей со светлыми лицами белую ворону — то есть во́рона, то есть Васюнина, — он продолжал сидеть в ОВД и вышел только в понедельник под обязательство о явке в суд.

Справедливости ради, коллеги Васюнина, от новоявленных «иностранных агентов» до его же коллег по RT, в дискуссии почти не участвовали, разве что риторически вопрошали, а не обалдели ли «диванные воины» — проклятия посылали именно активисты, большинство из которых не написало в жизни ни единой статьи, не говоря уже о работе в том же Донбассе, где человеческая жизнь и смерть перестают быть строчкой в Twitter, а сказанное и написанное слово предполагает немедленную за него ответственность.

Для любого нормального (именно нормального) человека с любыми взглядами — патриотическими, либеральными, левыми (у Васюнина взгляды левые, они не менялись много лет) — поступок Ильи Васюнина является совершенно рядовым. Человек решает выразить своё мнение по поводу того, что считает несправедливым, выбирает форму, рисует плакат.

Потому что быть левым, правым, либералом, патриотом и так далее — это не значит перестать быть человеком.

Когда два года назад сотрудники полиции подбросили наркотики журналисту «Медузы» Ивану Голунову, в его поддержку выходили самые разные коллеги — от той же «Медузы» до RT или ВГТРК. Когда в Минске год назад задержали российских журналистов, в их поддержку к белорусскому посольству опять-таки вышли коллеги из изданий самого разного спектра.

И как показывает практика, чем больше людей самых разных взглядов солидаризуются вокруг одной проблемы или одного несчастья, тем больше шансов, что ситуацию удастся переломить. И наоборот, чем больше реакция является нишевой, «для своих», тем меньший резонанс она производит и тем меньший эффект даёт высказывание.

Те, кто говорит вам обратное, нагло вам врут и вами манипулируют. Их цель — стать сильнее самим за счёт того, чтобы ослабить вас. И уж точно ваши проблемы их нисколько не волнуют или, по крайней мере, волнуют меньше, чем личные клики и лайки.

Вообще, если почитать совершенно однотипные оскорбления в адрес того же Васюнина, то, даже если убрать анонимных «диванных воинов», невозможно различить, кто именно какую глумливую фразу написал (а человек, про которого написана фраза, напомню, заведомо не мог ответить, так как сидел в ОВД), потому что стайные действия предполагают отказ от индивидуальности. Это ещё называют «пакетным мышлением». Например, в этой логике предполагается, что, если ты поддерживаешь власть и, к примеру, считаешь Крым российским, то тебя абсолютно устраивает ситуация со здравоохранением в небольших городах, ты — фанат ЕГЭ и не прольёшь ни слезинки, когда гибнут дети, которых государство не обеспечивает лекарствами от орфанных заболеваний. И наоборот, если ты не любишь действующую власть, предполагается, что, даже если эта самая власть спасает котёнка из-под машины, то, значит, котёнок был этой самой властью туда сперва подброшен. Индивидуальная же позиция «тут мне лично нравится, тут лично я против» приносится в жертву коллективной эмоции и хождению строем. Порочащие индивидуальные связи подлежат разрыву ради принадлежности к группе адептов добра и мира, какими бы это самое добро и мир не представляла собой данная группа.

Свобода «для своих» — это не свобода, а, наоборот, добровольное заточение себя самого в клетку с единомышленниками. В этой клетке может быть более или менее уютно, кликательно и хайпово. Но клетка остаётся клеткой.

Потому что свобода предполагает сохранение собственной индивидуальности и субъектности с правом для других людей иметь иную индивидуальность и субъектность. И если вы считаете, что у Васюнина не может быть ни того, ни другого, а его условной единственной ценностью является ипотека, деньги или комфорт, то это значит одно: вы судите по себе и тогда не можете удивляться, если вас также обвиняют в отсутствии собственных ценностей и собственной субъектности.

Дальше — больше. Можно задаться простым вопросом. Хорошо, ты мечтаешь о свободной, сильной, богатой России. Но почему борьба за самые добрые ценности вдруг требует от тебя написать вот прямо сейчас гадость про конкретного Васюнина, который, разумеется, имеет много недостатков, но едва ли они угрожают тому, чтобы Россия в будущем была прекрасной. Если грубо — если ты желаешь добра, то почему оно настолько требует ежедневной злобы?

Ну и ещё один тревожный звонок для сторонника любой светлой идеи (повторюсь, неважно, левой, либеральной, патриотической, консервативной или прогрессивной) — это расчеловечивание оппонента и лишение его права на иное мнение и даже на собственную субъектность. Если же оппонент (который назначен на эту толь толпой единомышленников и о котором вы не имеете особого реального представления) попадает в неприятности, то главенствующей реакцией становится хрестоматийное «сама виновата, короткую юбку надела». То есть оппонент из человека, которого можно ругать, жалеть, с которым можно спорить, превращается в некий «биомусор», который сгорит — не жалко. Во имя добра же сгорит.

Многих из нынешних физлиц-иноагентов я знаю, кто-то из них является моими друзьями. И я не буду от них отказываться, потому что это — моя субъектность, мои личные друзья, мои личные взгляды, которые я готова обсуждать исключительно опять же с теми, чьё мнение для меня является важным, но не с толпой незнакомых людей, повторяющих с чужих голосов кликабельное «провокатор» в адрес того же Васюнина.

Наконец, азбучное. Если человек попал в неприятности, то последнее, что должно интересовать, — это его взгляды, место работы или кто его друзья/враги. Или помогай, или пройди мимо (да, у меня есть ситуации, когда прохожу мимо).

Иначе получится бесконечное «сама короткую юбку надела».

— Ты понимаешь, что они-то тебя не амнистируют, — сказал мне как-то один друг-патриот.

Зато я буду в нормальных отношениях со своей совестью.

Быть в нормальных отношениях со своей совестью — это и есть высшая степень свободы. 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top