Flag Counter

Не сотвори себе талиба

Сергей Строкань
Журналист, обозреватель издательского дома «Коммерсант»

Встреча расширенной «тройки» по Афганистану на уровне спецпредставителей России, США, Пакистана и Китая, намеченная на 11 августа в Дохе, станет тем случаем, когда дипломатам не останется ничего другого, кроме как в очередной раз призвать все стороны афганского противостояния «к субстантивным мирным переговорам» и разъехаться, как это происходило и раньше.

Также по теме


«Нет авторитета в народе»: что может ждать афганское правительство после окончательного вывода войск США из страны

Представитель ВС Афганистана подтвердил гибель очередного пилота ВВС страны в результате подрыва автомобиля. Ответственность за атаку…

В то время как сами афганские стороны предпочтут и дальше быть не договаривающимися, а воюющими. Так им привычнее, это больше отвечает их «политической культуре».

Дипломатический консилиум мировых и региональных держав продолжает собираться в разных форматах, это его работа — ставить диагноз и прописывать препараты.

Однако всем уже должно быть понятно, включая самих врачей: Афганистан — это диагноз, который не лечится.

Весь ужас в том, что никто толком не знает, как всё в итоге повернётся в Афганистане и что с этим делать дальше.

Последние события лучше любых заявлений и пространных статей о природе афганского общества, для которого будущее может стать прошлым, иллюстрируют две фотографии.

На одной из них запечатлён самый известный афганский военачальник — дважды герой Афганистана в звании маршала, этнический узбек Абдул-Рашид Дустум.

Облачённый в парадный мундир с золотыми эполетами, на котором почти не осталось свободного места для орденов и других государственных наград, Абдул-Рашид Дустум выглядит грозно и величественно, как и подобает прославленному полководцу Афганистана — страны, где особенно уважают силу.

На другом фото, сделанном уже на днях в стратегически важном афганском городе Шибаргане, расположенном в северо-западной провинции Джаузджан, стоит группа облачённых в разноцветные хламиды вооружённых бородачей в папахах и тюбетейках — эдаких афганских махновцев или басмачей из старого советского фильма «Белое солнце пустыни» с его ставшей крылатой фразой: «Ты зачем убил моих людей, Абдулла?»

В центре группового фото — новый гордый владелец мундира Абдул-Рашида Дустума. Человек с самой большой из всех присутствующих чёрной бородой, ухмыляясь, карикатурно отдаёт честь, показывая, что теперь он и есть новый афганский маршал.

Мундир точно дустумовский, судя по всему, захваченный в ходе ожесточённых боёв за Шибарган, который до последнего обороняли, но так и не смогли удержать правительственные  силы под командованием старшего сына Абдул-Рашида Дустума Ёрмухаммада. Правда, орденов и медалей на маршальском мундире уже нет. Похоже, по ходу дела их спёрли, растащили на память как сувениры или чтобы продать при случае тому, кто хорошо заплатит.

Разношёрстное воинство с автоматами, саблями и ножами, облачённое в национальные одежды, в сандалиях на босу ногу — это и есть те самые непобедимые талибы*.

Та самая сила, с которой не справился весь мир.

Басмачи нашего времени, которые вначале изгнали из страны многотысячный контингент США и НАТО, имевший в своём распоряжении весь арсенал средств для ведения войны ХХ века, а затем стали наносить одно поражение за другим афганским силам безопасности. Хотя у последних — и многолетняя подготовка американскими инструкторами, и вроде бы достаточное количество оружия для ведения боёв на земле, наконец, военно-воздушные силы, наносящие авиаудары по исламистам.

Созданное в медресе — исламских учебных заведениях соседнего Пакистана — в очередную эпоху афганского «смутного времени», во весь голос заявившее о себе в середине 90-х годов прошлого века, свергшее просоветский режим президента Наджибуллы движение «Талибан» успело несколько лет побыть у власти в Кабуле.

Также по теме


В МИД России заявили об ослаблении наступления талибов в Афганистане

Заместитель директора департамента информации и печати МИД России Александр Бикантов заявил, что наступление бойцов радикального…

Пока в 2001 году его не свергла международная антитеррористическая коалиция во главе с США.

Под ударами коалиции режим талибов рассыпался как карточный домик. Если поднять публикации западных СМИ 20-летней давности, то в них сквозит удивление и даже восхищение тем, как это всё у американцев складно получилось.

Тогда никто не мог предположить, что загнанные в пещеры и пустыни, ушедшие в глухое подолье талибы однажды восстанут из небытия и совершат сумасшедший, немыслимый камбэк. Однако это произошло, и для многих остаётся загадкой, как же такое могло случиться, поскольку, по идее, такого быть не должно.

Почему они оказались сильнее и контингента США и НАТО, и афганских сил безопасности, в результате чего мундир Абдул-Рашида Дустума обрёл нового владельца?

На самом деле, история взлёта, падения и нового взлёта талибов — это история Пакистана последних десятилетий с её немыслимыми зигзагами, задолго до появления проекта «Исламского государства»** сделавшего страну плацдармом радикального исламизма и международного терроризма.

Быстрое поражение талибов в войне против международной коалиции во многом предопределило то, что их сдал тогдашний пакистанский лидер — генерал Первез Мушарраф, который был вынужден уступить давлению Вашингтона и встать под знамёна глобальной антиталибской коалиции. Однако дальнейшее развитие событий показало, что именно сдача талибов стала для несостоявшегося пакистанского реформатора началом конца. 

Спустя несколько лет ему пришлось уйти со своего поста и покинуть страну, где ему грозила смертная казнь.

Первыми признаками грядущих потрясений для режима Мушаррафа стали бурные демонстрации протеста на улицах Карачи и других пакистанских городов вскоре после того, как пакистанский лидер заявил о готовности сотрудничать с США.

В то время как официальный Исламабад утверждал, что талибов поддерживают только 15% пакистанцев, по данным  Gallup, сторонников «Талибана» в Пакистане уже тогда было по меньшей мере в четыре раза больше — 67%. И это, в общем-то, неудивительно, учитывая, что пакистанские власти в течение двух последних десятилетий — до прихода Первеза Мушаррафа — поддерживали исламских фундаменталистов.

Помнится, что уже после падения режима талибов тогдашний террорист номер один — лидер международной террористической организации «Аль-Каида»*** Усама бен Ладен — обратился с заявлением к «мусульманским братьям в Пакистане», призвав их объединиться в «борьбе против вторжения американских крестоносцев в Пакистан и Афганистан».

Также по теме


В Пакистане признали ослабление своего влияния на «Талибан»

Влияние Пакистана на «Талибан»* в Афганистане становится всё слабее, заявил специальный помощник пакистанского премьер-министра…

Усама Бен Ладен называл Пакистан «первой линией защиты мусульман в этом регионе». И в этих его словах была своя логика «главного мирового террориста». Ведь именно в Пакистане — стране, выпестовавшей талибов, — во многом должен был решаться исход новой афганской войны. И, шире, всей «глобальной зачистки», начатой после терактов 11 сентября президентом США Джорджем Бушем — младшим.

Запад ждал, что Исламабад займёт по отношению к талибам позицию «я тебя породил, я тебя и убью».

А радикальные исламисты начали свою игру вдолгую, поставив задачей вначале избавиться от пакистанского генерала, которому было не по пути с ними, а затем начать ползучую исламизацию Пакистана и восстановить силы тяжело раненных, но не добитых талибов, помочь им вновь оказаться на коне. 

Сегодня, когда талибы не только позируют в мундире Дустума, но уже залили кровью полстраны, пытаясь восстановить в Афганистане исламистские порядки, есть все основания сделать главный вывод: спустя 20 лет заветы не дожившего до наших дней, ликвидированного в Пакистане Усамы бен Ладена воплощает в жизнь новая генерация террористического интернационала.

Многочисленные источники свидетельствуют, что сегодняшнее противостояние в Афганистане — это никакое не сражение двух сил один на один: басмачи против регулярной армии. На стороне талибов воюют тысячи отлично подготовленных и мотивированных боевиков из Пакистана и государств Ближнего Востока, которые увидели в происходящем в стране новый исторический шанс.

«Талибам помогают иностранные боевики, принадлежащие к различным террористическим организациям, в том числе к «Исламскому государству» и «Аль-Каиде». Их количество достигает 10 тыс.

По своему масштабу это можно сравнить с вторжением. Афганистан не сталкивался с таким на протяжении последних 30 лет», — признал на днях постпред Афганистана при ООН Гулям Исхакзай.

На этом фоне американское издание Foreign Policy на этой неделе опубликовало сенсационный материал, из которого можно сделать вывод, что в треугольнике США — Пакистан — талибы происходит или вот-вот произойдёт новая смена вех.

Также по теме


Афганистан готов дать ООН доказательства поддержки талибов Пакистаном

Афганские власти готовы предоставить Совбезу ООН доказательства того, что Пакистан поддерживает движение «Талибан»*: боевики лечатся…

Формально остающийся ключевым союзником США в Южной Азии и живущий на американские деньги, за прошедшие 20 лет Пакистан сумел доблестно, по капле выдавить из себя те обязательства, которые в своё время опрометчиво взял на себя перед Вашингтоном скрывающийся в эмиграции экс-президент Мушарраф. В статье Foreign Policy, озаглавленной «Как Пакистан может стать худшим врагом Байдена», отмечается, что в отношениях с отбившимся от рук союзником новая администрация США встала перед сложнейшей дилеммой и новым вызовом.

Реализовать мирный план для Афганистана во многом стало нереальным из-за действий пакистанской стороны, продвигающей свой альтернативный сценарий. Этот сценарий состоит в том, чтобы добиться свержения режима президента Гани и превратить Афганистан в пакистанский протекторат, что должно повысить геополитическую капитализацию Пакистана и расширить возможности для борьбы с Индией и, соответственно, для оказания встречного давления на США.

«Пакистан поддерживает наступление талибов. Без логистической поддержки Пакистана талибы не смогли бы вести такое масштабное наступление по всей стране», — заявил Foreign Policy эксперт по вопросам безопасности в Южной Азии Брюс Ридел, работавший старшим советником в администрациях четырёх президентов США. «Пакистанская разведка уже добилась ухода из страны иностранных войск. Теперь её задача состоит в том, чтобы посеять панику в афганском правительстве и силах безопасности», — считает Брюс Ридел.

На этом фоне появляется всё больше свидетельств того, что бок о бок с талибами сразу в нескольких афганских провинциях — Кунаре, Нангархаре, Гильменде, Кандагаре, Газни, Хосте, Логаре, Пактии и Пактике — сражается целая армия пакистанских боевиков.

В частности, речь идёт о террористических группировках «Лашкар-и-Тайба»****, «Джаиш-е-Мухаммад» и «Техрик-и-талибан Пакистан», члены которых проникают в страну из приграничной пакистанской «зоны племён» и пакистанской провинции Белуджистан.

В Исламабаде настаивают: пакистанское влияние на талибов не укрепляется, а слабеет. Посетивший Вашингтон специальный помощник премьер-министра Пакистана по национальной безопасности Моид Юсуф, отвечая на вопрос, есть ли у Пакистана какие-то рычаги, невозмутимо заметил: «Всё меньше и меньше. Когда «Талибан» добивается успехов на поле боя, логично, что рычаги влияния сокращаются».

Всё же звучит слишком уж неправдоподобно.

* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

*** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

**** «Лашкар-и-Тайба» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top