Flag Counter

Москва — Дели — Тегеран: возможен ли союз?

Юлия Юзик
Журналист

В начале недели танкисты 201-й российской военной базы в Таджикистане продвинулись на 200 км вглубь от таджикского Ляура до приграничного с Афганистаном полигона Харб-Майдон (по сообщениям пресс-службы Центрального военного округа).

Теперь российских военных с афганскими талибами разделяет всего около 80 км.

Также по теме


«Хватит сил и средств»: как Россия намерена реагировать в случае дестабилизации на афгано-таджикской границе

Россия продолжит поддерживать Таджикистан в вопросе обеспечения безопасности границы с Афганистаном и построит на ней новую заставу….

Вот что пишет о переброске российских военных танков таджикское издание ASIA-Plus: «В ходе марша экипажи танков Т-72 отработали вопросы боевого охранения колонн, преодоление условно заражённых участков местности, отражение нападения диверсионно-разведывательных групп и ударов авиации «противника»… В настоящее время военнослужащие разворачивают пункты управления, проводят инженерное оборудование огневых позиций и маскировку техники».

Медики дезинфицируют полевые лагеря, проверяют состояние воды и разрабатывают меры профилактики инфекций — словом, всё говорит о том, что Россия и её партнеры по ОДКБ готовы к пессимистичному развитию событий.

К границе с Афганистаном боевую авиацию, бронетехнику и спецназ отправляет также и Узбекистан. Все вместе — Россия, Таджикистан и Узбекистан — с 5 по 10 августа проведут на полигоне Харб-Майдон совместные учения на случай проникновения террористов из Афганистана в Таджикистан.

РФ даже не думает о военном вмешательстве в Афганистан, заверил глава российского МИД Сергей Лавров в интервью Интерфаксу от 21 июля 2021 года. И призвал не путать РФ с СССР или США.

Но тем не менее 22 июля президент РФ Владимир Путин и президент Таджикистана Эмомали Рахмон обсудили ситуацию в Афганистане.

И МИД РФ: «Военные учения в Таджикистане — сигнал центральноазиатским партнёрам на фоне эскалации в Афганистане».

Если Россия не собирается вторгаться в Афганистан (а я уверена, что не собирается и Лавров говорит правду: влезать в Афганистан второй раз — это сильно хуже, чем второй раз наступить на одни и те грабли), то что обсуждают главы стран и к чему они готовятся?

А они ведь готовятся.

Немного поясняет советник президента и представитель хазарейской общины Афганистана Мохаммад Мохакик: «Вдоль северной границы к «Исламскому государству»* собираются боевики из Средней Азии, Китая, Северной Африки, Ближнего Востока и других стран» (РИА Новости).

Заместитель министра иностранных дел РФ Андрей Руденко подтвердил, что северные провинции Афганистана превращаются в горячую точку и там укрепляются боевики ИГ и «Аль-Каиды»**.

  • Военнослужащие во время совместных учений 201-й российской военной базы и сил Таджикистана
  • РИА Новости
  • © Искандар Аминов

А теперь внимание, вопрос: почему они стягиваются именно к северной границе, которая граничит с Центральной Азией? Туда, где уже полным ходом разворачиваются военные учения ОДКБ и стянуты Вооружённые силы Таджикистана, России и Узбекистана?

Проще говоря, весь террористический сброд мира подтягивают туда, где его уже ждут и готовы к встрече с ним? У меня есть своя версия, которую я озвучу ниже, но вы можете написать в комментариях своё мнение.

20 июля во время онлайн-дискуссии в международном клубе «Валдай» директор второго департамента Азии МИД и спецпредставитель президента РФ Замир Кабулов заявил, что Индия не может принять участие в формате расширенной тройки, поскольку не обладает влиянием на движение «Талибан»***, а «формат расширенной тройки с участием России, США, Китая и Пакистана созван исключительно для содействия запуску межафганских переговоров, ведущих к национальному примирению. Там участвуют только страны, у которых однозначное влияние на обе стороны (конфликта. — Ю.Ю.)».

Ведущий российский переговорщик по Афганистану Замир Кабулов считает более прагматичным вести переговоры с Пакистаном, который, собственно, породил «Талибан» и управляет им.

«Индийцы подозревают пакистанцев в стремлении поставить себе на службу Афганистан в качестве стратегического тыла. Пакистанцы же подозревают Индию в том, что они хотят использовать афганские территории для нанесения ущерба интересам Пакистана. Бог им судья. Как говорится, чума на оба ваши дома», — резюмировал не по-дипломатически остро Кабулов.

Позавчера, когда я, несколько озадаченная высказываниями господина Кабулова, готовилась к этой колонке, которая уже была названа так, как вы видите, мне попалась на глаза информационная лента иранской газеты Tehran Times, в которой два последних информационных сообщения были посвящены как раз включению Ирана и Индии в расширенную «московскую тройку» (Китай, США, Пакистан + Россия как инициатор), ведущую свою линию афганского переговорного процесса.

Так-так-так. Значит, всё-таки партнёрство Вашингтона, Нью-Дели, Москвы и Тегерана — не просто мои аналитические домыслы?

«В среду, 21 июля, Россия поддержала включение Индии и Ирана в состав расширенных переговоров «тройки» по Афганистану». А также: «Представитель российского посольства в Нью-Дели Дмитрий Солодов заявил, что включение Тегерана и Нью-Дели «ещё больше обогатит потенциал переговорной группы».

Далее мой оптимизм разделила The Economic Times — деловая газета Индии №1. В номере от 22 июля она пишет: «Россия впервые пригласила Индию на встречу «тройка плюс», на которой будут обсуждаться роль «Талибана» и будущее страны, не имеющей выхода к морю. Кроме того, как известно из достоверных источников, на встречу приглашён Иран».

Эта предполагаемое событие случилось после визита главы индийского МИД С. Джайшанкара в Москву, Тегеран и Центральную Азию.

«На встрече ШОС в Душанбе на прошлой неделе глава МИД Индии Джайшанкар посоветовал талибам придерживаться московского формата и дохийского и стамбульского процессов. Россия остаётся ключевым игроком для выхода из тупика в Афганистане на фоне наплыва талибов и глубоко заинтересована в стабильности страны, поскольку любое распространение террора и экстремизма влияет на государства Центральной Азии с возможностью распространения на российский Кавказский регион», — пишет The Economic Times.

Также по теме


Путин и Рахмон обсудили развитие ситуации в Афганистане

Президент России Владимир Путин обсудил с таджикским лидером Эмомали Рахмоном ситуацию в Афганистане и подготовку к саммиту ШОС и…

И не только Кавказский, добавим мы.

Поэтому серьёзная роль Москвы и включение России в глобальный переговорный процесс с привлечением влиятельных сопричастных Афганистану стран региона не могут не радовать.

Активность индийского МИД связана с тем, что Кабул официально призвал Россию, Индию и Китай помочь в борьбе с терроризмом.

И вот уже 21 июля глава иранского МИД Джавад Зариф проводит переговоры с главой МИД Индии, тема — мирное урегулирование в Афганистане (иранское новостное агентство IRNA).

До этого, в начале июля, министр иностранных дел Индии Джайшанкар посетил Тегеран, чтобы передать послание премьер-министра Индии Нарендры Моди новоизбранному президенту Ирана Ибрагиму Раиси.

Индия — экономический партнёр Ирана, она инвестировала и достраивает иранский порт Чабахар, который, кстати, является конкурентом пакистано-китайскому Гвадару.

На конференции в Ташкенте 16 июля Джайшанкар отметил важность иранского Чабахара как ключевого транспортного транзитного узла — именно Иран и его логистика связывают Индию с Афганистаном и далее — с Центральной Азией (кроме Афганистана, Индии и Ирана, портом будет активно пользоваться Узбекистан).

Для Афганистана, не имеющего выхода к морю, этот иранский порт является важным окном на мировые рынки. Чабахар на сегодня отправляет грузы в Индию, Китай, Таиланд и Малайзию.

В своей предыдущей колонке я задалась вопросом, кто будет помогать Кабулу в сдерживании талибов, если американцы прикрывают афганские вооружённые силы с воздуха до 31 августа, — и всё.

Сегодня картина выглядит яснее. И я предлагаю вам взглянуть на «неочевидные» конструкции военно-политического сдерживания «Талибана» и настоящего мирного урегулирования, которое создаётся параллельно с блистательными дипломатическими раундами и трибунами.

В ней немного другие участники — не те, о которых вы чаще всего слышите по афганской теме в новостях.

Во-первых, сами США и афганское правительство. Вашингтон пообещал $3,3 млрд ежегодно для помощи афганским силам безопасности и армии (издание The Print).

Во-вторых, Россия: она подопрёт север страны вместе с Таджикистаном и Узбекистаном силами ОДКБ и, вероятно, будет помогать в утилизации самого радикального контингента, будь то ИГ, «Аль-Каида» или самые радикальные элементы «Талибана».

Поскольку масштабы подготовки к защите границ столь внушительные, а мобилизация резервистов в Таджикистане — 20 тыс. человек, никаких других мыслей, кроме того что ОДКБ готовится именно к военному сценарию сдерживания, у меня нет.

Похоже, именно Таджикистан (под кураторством РФ) готовится принять на себя серьёзный удар и открыть «северный афганский фронт» для выжимаемых из Афганистана террористов и радикалов.

Также по теме


«Купировать любые провокации»: как Россия укрепляет свою военную базу в Таджикистане на фоне афганского обострения

Российская военная база в Таджикистане будет усилена современной бронетехникой. Об этом сообщил журналистам командующий войсками…

Да, формально МИД РФ и представитель президента РФ по Афганистану работают с талибами и Пакистаном, считая, что талибы будут соблюдать договорённости и не пересекут границы с государствами Центральной Азии. Это правильная и красивая дипломатическая линия: с теми, кто способен к диалогу, мы разговариваем.

Но мы помним, что в то же время наш Совбез работает с афганским правительством и советником президента Афганистана Мохибом, которые активно бомбят север и мобилизуют местное население на «сопротивление на местах».

Это вариант для тех, очевидно, кто настроен не на мирный диалог, а на «всемирный халифат». Их ждут на границе.

В-третьих, Индия: Indian Armed Forces — это 1,4 млн действующего состава военнослужащих, вторая по численности и третья по военному бюджету армия в мире. Очень сильная армия с активным боевым опытом в джунглях, на кашмирском высокогорье и равнине. Между Афганистаном и Индией — план оборонного и стратегического сотрудничества от 2011 года.

На встрече в Ташкенте, о которой я писала в предыдущей колонке, министр иностранных дел Индии встретился не только с нашим Сергеем Лавровым, но и с афганским президентом Ашрафом Гани.

После этого стало известно, что главнокомандующий армии Афганистана генерал Вали Мохаммад Ахмадзай посетит Индию с 27 по 30 июля 2021 года. Во время трёхдневного визита глава афганской армии встретится со своим коллегой — генералом М.М. Нарваном и советником по нацбезопасности Аджитом Довалом.

  • Советник премьер-министра Индии по нацбезопасности Аджит Довал
  • Reuters
  • © Maxim Shipenkov

Примечательно, что Ахмедзай — новый главком, он был назначен президентом месяц назад в ответ на усиление талибов и новую международную ситуацию вокруг Афганистана.

Его визит будет включать оценку ситуации с безопасностью, переговоры по военному сотрудничеству и обучению афганских регулярных сил Индией (в настоящее время около 300 афганских курсантов проходят обучение в Индии и ожидается, что Ахмедзай поедет в Пуну, где расположена Национальная академия обороны, чтобы встретиться с афганскими курсантами). Индия также принимает и лечит у себя афганских военнослужащих, пострадавших в ходе боёв с талибами (Dopolitics.in)

И тут (ну надо же!) именно в эти дни, с 27 по 28 июля, с двухдневным визитом в Индию прилетает госсекретарь США Тони Блинкен.

Его встреча с главой армии Афганистана не анонсирована, но мы-то с вами понимаем, что это одна из целей визита госсекретаря США. А как может быть иначе на фоне вывода американских войск? В Нью-Дели наверняка будет обсуждаться формат поддержки регулярной армии, служб безопасности и законного правительства американцами. Если они не хотят падения Кабула и захвата всей страны талибами. (Кроме того, Блинкен приезжает обсудить подготовку к саммиту Нарендры Моди и Джозефа Байдена в конце года и военно-политическое сотрудничество Нью-Дели и Вашингтона по Quad.)

В-четвёртых, Иран: через свои СМИ («Мехр», «Джомхури Эслами») сообщает, что с «террористами» в Афганистане будет бороться новая бригада «шиитского ополчения» «Хаашд аш-Шиэи», созданная Ираном по образу и подобию знаменитых иракских «Хашд аш-Шааби».

За афганским клоном иракских Сил народной мобилизации стоит нынешний глава сил «Кудс» КСИР Исмаил Каани. Будучи замом Сулеймани, он как раз специализировался по Афганистану и Пакистану, так что Афганистан с ираноязычными племенами, таджиками, шиитскими группами, теми же самыми хазарейцами — его «царство».

«Мехр» пишет, что ядром афганского прокси станет бригада «Фатимиюн», которую Сулеймани и Каани собирали из афганских хазарейцев и натаскали в реальных боевых условиях в Сирии, где они на земле, а Россия с воздуха помогли алавиту Башару Асаду сохранить власть.

  • Шиитская бригада «Фатимиюн»
  • © Wikimedia Commons

Иранские прокси, если посмотреть по Сирии, Ираку, Ливану и даже Йемену, могут оказаться эффективными. Ведь мы помним, что тем самые «Хашд аш-Шааби» были созданы иранцами в Ираке в 2014-м при президенте-демократе Бараке Обаме.

За один день великий аятолла (grand ayatollah) Али Систани в своём скромненьком домишке в иракском Эн-Наджафе в сотрудничестве с Сулеймани «мобилизовал» около 200 тыс. шиитов для борьбы с ИГ в Ираке и Сирии в 2014 году. Военкоматы отдыхают!

В Афганистане те же хазарейцы — третья по численности этническая группа, проживающая преимущественно в центре страны. А уж сколько там «проиранских» таджиков, прикормленных пуштунов и прочих, знает только генштаб КСИР.

Поэтому «иранский» резерв в Афганистане вполне может быть задействован в наведении порядка.

К тому же Россия, Иран, Индия, Афганистан и Центральная Азия входят в коридор «Север — Юг» (альтернатива китайскому «Один пояс — один путь») — 7200 км транспортных и транзитных маршрутов. Но это, правда, уже несколько другая история.

Так что, несмотря на всю парадоксальность, такой необычный треугольник в афганском урегулировании, пусть и не разрекламированный публично, как «тройка» с Пакистаном, может оказаться реально работающим.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

*** «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top