Flag Counter

Сколько стоит суверенитет

Дмитрий Лекух
писатель

Нельзя сказать, что решение Европейского суда юстиции, отклонившего апелляцию Германии, выступавшей против ограничений мощности трубопровода OPAL на 50% согласно Третьему энергетическому пакету, было для отечественного «Газпрома» и его европейских партнёров чем-то уж совсем неожиданным. Более того, к этому решению готовились и чисто технически, и юридически. Но тем не менее разочарования решением суда ЕС ни в Берлине, ни в Санкт-Петербурге, где располагается головной офис «Газпрома», разумеется, никто особенно не скрывал.

Также по теме


«Странная формулировка»: почему суд ЕС отклонил апелляцию Германии об увеличении мощности газопровода OPAL

Европейский суд юстиции отклонил апелляцию Германии на восстановление мощностей газопровода OPAL, которые были ограничены по…

На самом деле всё достаточно просто: согласно требованиям так называемого Третьего энергопакета ЕС, все объекты энергетической инфраструктуры государств Евросоюза должны быть независимы от компаний — производителей электроэнергии или энергоресурсов. Применительно к газопроводу OPAL это выразилось в требовании резервирования до 50% мощностей газопровода для прокачки газа от неких абстрактных «альтернативных поставщиков», что физически и технически невозможно.

Это во-первых. А во-вторых, просто абсурдно как по форме, так и по содержанию самого требования, выглядящего тем более идиотически оттого, что OPAL — это всего лишь трубопроводное ответвление, которое получает газ исключительно по «Северному потоку». И других точек входа у него просто физически не существует.

Что тут можно сказать: тяжба эта, к сожалению, уже далеко не новая.

Напомним, о чём идёт речь.

Ещё в начале сентября позапрошлого, 2019 года Европейский суд юстиции по иску польской компании PGNiG отменил решение Еврокомиссии от 2016 года, расширявшее доступ «Газпрома» к газопроводу OPAL до проектных мощностей, сочтя его нарушающим принцип европейской энергетической солидарности. После этого, согласно решению ЕК, компания-поставщик могла на исключительных правах бронировать 50% мощностей трубы, а помимо этого получать через аукционы с третьими сторонами остальные 50% её транзитной мощности. Что, с точки зрения Еврокомиссии — да и не только её, — было вполне разумным, особенно в условиях тогда ещё только намечающегося острого энергетического дефицита, который сейчас европейский субконтинент начинает уже испытывать, что называется, в полный рост. Для того чтобы понять это, не надо быть семи пядей во лбу, достаточно посмотреть на график заполнения европейских же ПХГ — там сейчас имеются уже вполне очевидные признаки реально надвигающейся катастрофы. Что самое смешное, после решения суда ЕС «Газпром» просто пожал плечами и даже, было дело, сократил поставки на искомые проценты, а вот немцы решительно всполошись: Германия сразу же подала апелляцию на это решение, до завершения рассмотрения которой решение Еврокомиссии об использовании OPAL на 100% оставалось в силе.

Сейчас немцам отказали и в этой апелляции.

Жаловаться больше некуда.

Что тут можно сказать: во-первых, наверное, нужно сразу успокоить как российских поставщиков (хотя они и так спокойны), так и европейских, прежде всего германских, потребителей — ситуация, конечно, неприятная, но не более.

Ничего катастрофического не произошло: снижение загрузки по OPAL и в прошлый раз привело всего лишь к дополнительной загрузке газопровода NEL, являющегося западным ответвлением от «Северного потока». А первого апреля уже текущего, 2021 года под «Северный поток — 2» завершено ещё и строительство дублёра OPAL — газопровода EUGAL. Отличия его заключаются в большей мощности, фактически равной суммарной мощности газопроводов OPAL и NEL — 55 млрд м³ в год. И в другой точке сдачи на границе Чехии — в остальном те же «два предмета», только вид в профиль. Но, так или иначе, возможности для технологического и юридического манёвра для приёма российского газа у германских партнёров «Газпрома», вне всякого сомнения, в подобного рода ситуации остаются даже в текущих условиях. Что, разумеется, вовсе не означает, что немцы не будут судиться или искать какое-нибудь — возможно, «асимметричное» или юридическое — решение дальше: настрой там серьёзный, а немцы народ практичный.

И рано или поздно, но всё равно добьются своего.

Во-вторых, как это ни печально признавать, но мы тут на ситуацию повлиять никак не можем: это спор европейцев между собою, борьба за транзит. Немцы, наши ситуационные союзники в борьбе за энергетические рынки европейского субконтинента, всё равно в ней либо победят, либо у них возникнут очень серьёзные проблемы с вопросами собственной энергетической безопасности. Пока же, отметим это отдельно, как сообщили в Министерстве энергетики Германии, вопрос таким образом не стоит.

Также по теме


В «Газпроме» прокомментировали решение суда ЕС по газопроводу OPAL

В «Газпром экспорте» прокомментировали решение Европейского суда юстиции, поддержавшего позицию Польши с требованием ограничить на…

И, в общем, да, это чистая правда (в конце концов, речь идёт о потенциальном «выпадении» максимум 12,3 млрд кубов, что довольно легко компенсируется): неприятно, в общем-то, повторимся, но далеко не смертельно.

Самое главное тут не само решение Европейского суда — это, скорее, тактические «бои местного» европейского значения. Главное тут другое: отнюдь не случайно большинство аналитиков, с одной стороны, безусловно были уверены в неизбежности достройки «Северного потока — 2». Но, с другой стороны, они были столь же непоколебимо уверены и в том, что борьба за коридоры транспортировки русского газа в Европу будет неминуемо продолжена и после физического завершения работ по обустройству балтийской российско-европейской газотранспортной системы.

Ну так чему же тогда тут удивляться?

Как, собственно, нет ничего удивительного и в том, что основное давление сейчас и идёт, и будет идти не на Россию, а на Германию: и странно было бы, если б немцы этого тоже не понимали и к этому не готовились.

Тут всё просто — давят всегда на «слабейшее звено». А Германия, как это ни парадоксально сейчас прозвучит, в отличие от Российской Федерации, тут выступает как страна с ограниченным суверенитетом. И ограничивает этот суверенитет не только база в Рамштайне, но и различные «европейские институты»: вот через них это «давление на слабое звено», судя по всему, чисто тактически и пойдёт.

И в случае с газопроводом OPAL абстрактное выражение «цена суверенитета» для немцев внезапно обретает и вполне практический смысл: тут её можно даже конкретно в евро посчитать, дело-то не хитрое — упущенная выгода, все дела.

При этом, что самое парадоксальное, Германия ещё и содержит эти «надсуверенные европейские институты», во многом за свой собственный счёт. И этот элемент национального унижения тоже никто не отменял.

Ну а в остальном, безусловно, произошедшее необходимо воспринимать философски: в ближайшие годы таких событий, как в одну, так и в другую сторону, вокруг этого балтийского германо-российского проекта газового коридора будет происходить множество. Ещё раз: как в одну, так и в другую сторону.

Отступление, наступление.

Тактические бои…

Это, в общем-то, к сожалению, нормально: большая «реальная политика», в том числе в энергетике, выглядит именно так. Ну а что касается непосредственно нас, то «Газпром» реагирует на происходящее абсолютно правильно: там «разочарованы созданием искусственных преград для эффективного использования инвестиций в газотранспортную систему Европы». С учётом довольно жёсткого требования президента по приоритету инвестиций во внутренние рынки — вполне понятный и полностью уместный подход. А эти проблемы — проблемы взаимоотношений внутри Евросоюза и их правильного регулирования — должны наши европейские партнёры учиться решать самостоятельно: ничего личного, просто у нас сейчас немного другие приоритеты.

А это не наш вопрос.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top