Flag Counter

ХАМАС, Иран и ракеты

Юлия Юзик
Журналист

C 10 мая 2021 года из сектора Газа было выпущено более 4 тыс. ракет по городским центрам Израиля, включая Тель-Авив, Ашкелон, Ашдод и, конечно, Иерусалим, в результате чего 12 человек погибли и сотни получили ранения. В Газе говорят более чем о 200 погибших. 

Спецкоординатор ООН Тор Веннесланд призвал Палестину и Израиль немедленно прекратить обстрелы.

Но, скажем честно, почти десятидневная война между Палестиной и Израилем (назову произошедшее так) расколола мир надвое.

Канцлер Австрии вывесил израильский флаг на правительственном здании, например, а в Москве прошёл массовый митинг в поддержку Палестины с присутствием на нём политиков. И так везде. 

Я же предлагаю сместить акцент с ХАМАС на более серьёзных акторов и подумать вот о чём.

При понятной радости руководства Израиля от уничтожения объектов и тоннелей ХАМАС нельзя не понимать, что роль движения — лишь отвлечение внимания и не более того.

Но если посмотреть на произошедшее, сменив ракурс наблюдения?

Если увидеть в этом серьёзный тест на выявление слабых мест израильской системы ПВО «Железный купол» и попытку найти её уязвимости?

Если посмотреть на случившееся как на военные учения, подготовку к тому, что следующий удар, уже после переосмысления уязвимости, может быть нанесён, например, с территории Ливана? Или даже Ирана (хотя он всегда предпочитает действовать с территорий своих прокси, свято чтя собственную безопасность)?

«При чём здесь Иран?» — спросите вы.

  • Иранская ракета средней дальности во время военного парада в Тегеране, 22 сентября 2017 года
  • AFP

Столкновения начались, потому что в Аль-Аксе израильская полиция позволила себе лишнее, а суд ущемил права палестинцев и постановил выселиться из своих домов в пользу евреев.

Это давний конфликт между евреями и арабами, палестино-израильский конфликт, вот и всё.

Я так не думаю.

И, что самое удивительное, так же «так не думает» и глава Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Ирана. 

Патетика, хвастовство и цветистость иранской пропаганды зачастую заслоняют смысл сказанного ими. Но если убрать обязательный в тех местах пугающе-распушительный павлиний стиль, то оставшаяся в сухом остатке информация заслуживает серьёзного внимания.

«Сионистам грозит бесконечное поражение из-за угрозы ракетных ударов» — это заголовок иранского издания Mehr от 19 мая 2021 года. В нём главнокомандующий КСИР Хоссейн Салами сделал важное признание.

«После саботажа в Натанзе их ракетный завод был разрушен, нефтеперерабатывающий завод в Хайфе взорван, а самый большой оборонный комплекс под названием «Рафаэль» загорелся. Их система безопасности потерпела поражение», — цитирует издание Салами.

Статистика эффективности работы «Железного купола» довольна высока, но, судя по довольным высказываниям со стороны КСИР, уязвимость «Купола», возможно, найдена.

21 мая 2021 года КСИР (IRGC) презентовал новый дрон, ракетный и радарный комплексы, назвав их «стратегическими достижениями» в сфере обороны. 

БПЛА «Газа» — продолжительность полёта 35 часов, способность нести 13 бомб на расстояние более 2 тыс. км, а также 500 кг различного сигнального и разведоборудования.

Зенитно-ракетный комплекс «9-Day» — полностью иранского производства, так же как мобильная радиолокационная система «Кудс» (Иерусалим), которая может быть быстро свёрнута и развёрнута (видимо, чтобы те же йеменские хуситы или другие hezbollahi, например, могли быстро делать ноги после атак).

Всё это происходит, напомню, во время активных переговоров по возвращению Ирана в «обамовскую» ядерную сделку 2015 года.

А ведь ещё пару месяцев назад в Вашингтоне группа из 140 американских законодателей призывала администрацию Байдена заключить новую всеобъемлющую сделку с Ираном, включающую туда и иранскую ракетную программу. То есть «качала лодку», выражаясь кремлёвским политическим языком.

И именно тогда же спецпосланник Белого дома по Ирану Роб Малли (Rob Malley), о котором я писала ранее, активизировал переговоры по возвращению Ирана в старую сделку 2015 года, где о ракетах нет ни слова.

Их показал сам Иран в середине марта 2021-го по национальному ТВ и каналу КСИР Sepah.

Да что там вспоминать. Как будто в другой вечности был 2018 год, когда «президент США Трамп ясно дал понять, что намерен исправить недостатки ядерной сделки, достигнутой между шестью мировыми державами с Ираном в 2015-м. Поэтому он призвал конгресс законодательно ограничить ракетные и ядерные программы Ирана большой дальности. Президент предупредил, что в случае невыполнения условий расторгнет сделку в мае».

«Чтобы успешно справляться с иранской проблемой, администрация США должна отказаться от внимания к ракетам большой дальности, потому что угроза связана с боеголовкой, а не с дальностью действия ракеты. Следует побуждать европейцев принять уже устоявшийся «золотой стандарт» для борьбы с ракетными программами, способными доставлять оружие массового уничтожения, который существует уже 30 лет, а именно — Режим контроля за ракетными технологиями, который США помогли установить в 1987-м», — писали в знаковой статье от 12 февраля 2018 года в Foreign Policy Авнер Голов и Эмили Б. Ландау.

Американское издание The Bulletin, посвящённое проблеме ядерного нераспространения и мировых угроз безопасности, в статье от 7 апреля 2021 года «Окно для ракетной сделки с Ираном уже закрывается» предложило более скромное требование — зафиксировать предел дальности в 2 тыс. км для баллистических ракет, в том числе путём запрета испытаний. И само себе ответило на него: «Эта мера ничем не обнадёжит соседей Ирана в регионе, никак не решит проблему поступления ракет из Ирана к «Хезболле» в Ливане и хуситам в Йемене и никоим образом не замедлит расширение возможностей Ирана в области крылатых ракет и беспилотных летательных аппаратов. Однако она стала бы для Ирана препятствием в деле разработки комплексов баллистических ракет, способных представлять прямую угрозу Западной Европе и Соединённым Штатам».

Это же издание напомнило, что у Ирана есть восемь типов ракет, которые могли бы подпасть под соответствующие соглашения, но Израиль, ОАЭ и Саудовская Аравия также обладают такими типами ракет — и как, мол, разрубить этот гордиев узел?

И вот тут стоит напомнить кое-какие важные вещи.

В 2017 году тогдашний командующий КСИР Мохаммед Али Джафари сказал журналистам, что аятолла Хаменеи установил предел на дальность ракет свыше 2 тыс. км, потому что ракеты с большей дальностью Ирану и не нужны.

Но в 2019-м тот же Хаменеи произвёл рокировку в КСИР, неожиданно для многих сменив Джафари, выступавшего за ограничения дальности свыше 2 тыс. км, на генерала Хоссейна Салами, критиковавшего Джафари за согласие на накладываемые Западом ограничения дальности в 2 тыс. км. 

Назначение Салами было логичным ответом вот на что. 8 апреля 2019 года Трамп внёс КСИР в список террористических угроз, а 21 апреля 2019-го Салами назначен главой КСИР. 

Его карьера была нетипичной для обычного пути восхождения к вершинам Корпуса стражей. Так, оба его предшественника имели опыт руководства сухопутными войсками КСИР, Салами до этого командовал лишь ВВС КСИР. 

Этим нарушающим традиции назначением Хаменеи подчеркнул смену приоритетов в национальной безопасности — упор на сухопутные войска как традиционный способ ведения войн остаётся в прошлом. 

А он, Хаменеи, смотрит в будущее.

Тогда, в апреле 2019-го, мало кто понял, насколько важно это назначение для всей мировой (подчеркну: мировой — даже не региональной!) безопасности.

Вот что я писала об этой иранской рокировке в КСИР 22 апреля 2019 года: «Это очень важное назначение для всего Ближневосточного региона. И вот почему: дело в том, что новый глава КСИР Салами — специалист по баллистическим ракетам. В 1978-м он поступил на факультет машиностроения Иранского университета науки и технологий, вступил в КСИР во время ирано-иракской войны, а после продолжил обучение и получил степень магистра в области управления обороной». Вот что он сказал 2 февраля 2019 года на Втором иранском канале: «Когда мы ограничиваем радиус действия наших ракет определённым расстоянием, мы делаем это в соответствии со стратегией защиты и сдерживания. Но наша стратегия не является статичной. Она может развиваться в соответствии с поведением других действующих лиц. Что это значит? Это значит, что, если европейцы или кто-либо ещё захочет разоружить ракетную мощь Ирана или ограничить её (как часть какого-то заговора), у нас не будет иного выбора, как сделать стратегический скачок».

Честно говоря, я думаю, это его интервью было неким собственным промоушеном, направленным на главного зрителя — Хаменеи, которому он продемонстрировал отсутствие любых колебаний и «договороспособности» в отношении Запада (чем, по мнению Хаменеи, иногда чересчур грешат руханисты), показав, что именно он — тот, кто сделает ракетную программу Ирана не только остриём копья «оси сопротивления», но и будущей силой, способной подчинить Запад их воле.

В преддверии подписания СВПД в 2013 году Салами продемонстрировал, что игнорирует усилия и тщету руханистской команды переговорщиков с Западом, заявив, что «формула «5 + 1» больше не может противодействовать достижениям иранской нации в области ядерных технологий». «Сегодня мы находимся на пике нашей мощи и делаем последние шаги к победе», — говорил он. И обратился лично к Рухани: «Мы не только не дадим иностранцам разрешения на инспекцию наших военных объектов, мы даже не дадим им разрешения подумать о таком».

После подписания сделки JCPOA в 2015-м в адрес того же Рухани и США: «Мы не вдавались в подробности резолюции, наш долг — расширить нашу власть, и никто не может отдавать нам приказы».

В январе 2020 года на командующего КСИР Салами и командующего ВКС КСИР Али Хаджизаде была совершена мощная атака со стороны тех групп, которые выступали сторонниками ракетного сдерживания и противниками их растущего влияния, — после того как КСИР ракетами сбил гражданский украинский авиалайнер. Через несколько дней после трагедии президент Рухани добился от аятоллы Хаменеи того, чтобы Иран взял на себя ответственность за катастрофу. Я помню то видео, когда Хаджизаде, бледный и серьёзный, выступил под десятками видеокамер журналистов и взял персональную ответственность на себя.

Несмотря на то что руханисты добивались отставки ответственных (Хаджизаде, Шамхани или Салами), Хаменеи демонстративно не тронул никого из них и, более того, взяв небольшую паузу, выступил лично с программной пятничной проповедью в мечети Тегерана, заявив, что, дескать, КСИР — это и есть мощь и надежда исламской республики и даже если они ошибаются, то заслуживают прощения и уважения. После проповеди состоялась молитва, и впервые, наверное, за всю историю исламской республики полный возмущения Рухани прервал молитву раньше духовного лидера, встав с колен и выйдя из помещения. И это перед камерами государственных телеканалов!

Тем самым Хаменеи показал всем — президенту, правительству, коллективному Западу, — что ракетная программа Ирана и люди, создающие её, — для него абсолютный приоритет, который не могут поколебать ни сотни жертв, ни общественное мнение.

Али Хаджизаде, глава ВКС КСИР, который был назначен на эту должность в 2009 году, вспоминает, как перед первой встречей с Хаменеи приготовил ему свой дерзкий план того, как вывести ракетную дивизию Ирана на мировой уровень. Этот план включал в себя развёртывание ракет большой дальности. Хаменеи спокойно ответил ему: «То, что вы хотите сделать, — не мой приоритет. Мой приоритет — это точность».

Так что это только пока речь идёт о стратегии обороны или сдерживания. 

В один момент эта стратегия может поменяться.

А что будет, если иранские ракеты будут направлены на Европу или даже США? Для этого им даже не нужно физически находиться на территории Ирана (хотя там уже выстроен огромный ракетный подземный город, который показывался по национальному иранскому ТВ в марте 2021 года и поражал воображение, — такая вполне себе КНДР Ближнего Востока).

Похоже, что семена, кинутые коллективным Западом в пески Ближнего Востока, дают непредсказуемые всходы. А мы как цивилизация стали слишком беспечны и самонадеянны.

«Однажды флаг Палестины будет поднят в Европе и американских землях», — говорит Салами в том же Mehr. Конечно, мы можем посмеяться и показать ему фигу.

Только в этом-то и наше коренное различие: Иран до поры до времени держит свою фигу в кармане.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.


Добавить комментарий

Top