Flag Counter

Устранить инакомыслие

Кейтлин Джонстоун
Независимый журналист из Австралии

Америке дали попробовать на вкус небольшую порцию собственной пилюли, и СМИ теперь хотят контроля над тем, что позволяется говорить в интернете. Но кому дано решать, чьи комментарии и чьё недовольство считать приемлемыми?

США получили крошечную дозу собственной пилюли в виде бунтующих трамповских фанатиков, которым удалось на некоторое время прорваться в здание американского Капитолия. И теперь «психует» вся страна.

Говоря, что Америке дали попробовать крошечную порцию собственной пилюли, я, конечно же, преувеличиваю. В отличие от кошмарных переворотов и ожесточённых восстаний, регулярно организуемых США в неподчиняющихся странах по всему миру, в данном случае шанс захвата власти был нулевым.

Преувеличением были и слова о том, что участникам беспорядков удалось куда-то там «прорваться». Готовясь к протестам, зная, что они планируются, власти Вашингтона всё равно решили не увеличивать полицейское присутствие. К тому же есть видеоматериалы, судя по которым, полицейские, похоже, сами пропускали протестующих через заграждение. Без столкновений с силами правопорядка не обошлось, однако если вспомнить нескончаемый поток кадров полицейской жестокости, которой сопровождались демонстрации движения «Жизни темнокожих имеют значение» несколькими месяцами ранее, то в данном случае полиция, можно сказать, реагировала относительно мягко.

Как и следовало ожидать, в свете этого сугубо внутриамериканского потрясения обладатели синих галочек в соцсетях завопили о Владимире Путине. И так же предсказуемо с их стороны зазвучали призывы к цензуре в тех самых соцсетях.

В The New York Times вышли две статьи с такими заголовками: «Штурм Капитолия был организован через соцсети» и «Насилие на Капитолийском холме — судный день для соцсетей». И в той и в другой приводятся доводы в пользу дополнительных жёстких ограничений свободы слова со стороны технологических гигантов Кремниевой долины.

Автор первой статьи, журналист NYT Шира Френкель, пишет: «Произошедшее в среду насилие стало результатом работы онлайн-движений, ведущих деятельность в закрытых соцсетях, где люди поверили заявлениям о фальсификациях и о том, что у г-на Трампа украли выборы», — и ссылается при этом на экспертную аналитику знатной манипуляторши фактами Рене ди Ресты, известной по истории под названием «Тулси Габбард работает на Россию». Как обычно, не было никакого упоминания её участия в скандале вокруг фирмы New Knowledge, где речь шла о намерении объявить «ложную тревогу» о российском вмешательстве в выборы сенаторов от штата Алабама.

Также по теме


До окончания президентского срока: аккаунты Трампа в Facebook и Instagram заблокировали на две недели

Действующий президент США Дональд Трамп не сможет писать в аккаунтах в Facebook и Instagram ближайшие две недели, до истечения срока…

«Эти люди действуют из убеждённости в том, что выборы были украдены, — заявила ди Реста. — Продемонстрированы очень даже реальные последствия работы эхо-камер».

«Это яркое опровержение идеи о существовании онлайна и офлайна в качестве двух отдельных миров, а также убеждённости в том, что сказанное в онлайне так или иначе остаётся в онлайне», — добавила она. 

Вообще, конечно, смешно слышать от Френкель такую риторику — риторику, продвигающую идею о том, что нерегулируемое общение в интернете приведёт к кровавым мятежам. Ведь, как недавно заметил один её подписчик в Twitter, в 2018 году она написала статью, в которой осуждала правительство Ирана за ограничение протестующим доступа к социальным сетям во время проходивших тогда демонстраций.

«Социальные сети и мессенджеры приобрели ключевое значение для участников антиправительственных демонстраций по всему миру в качестве инструмента для организации [протестных мероприятий] и донесения идей другим гражданам, — писала Френкель. — Неудивительно, что ограничение доступа к таким технологиям стало такой же важной репрессивной мерой со стороны правительств, как и физическое присутствие полиции».

В другой статье, написанной Френкель в соавторстве с Майком Айзеком и Кейт Конгер, эта мысль продвигается даже ещё более явственно.

«Когда в среду протрамповские протестующие взяли штурмом здание Капитолия и приостановили ход заседания по утверждению итогов голосования коллегии выборщиков, такие социальные сети, как Twitter, Facebook и YouTube, вновь подверглись критике за свою роль в распространении дезинформации и за то, что они стали рупором для президента Трампа», — сообщается в статье. Далее там говорится: «Так что, по мнению давних критиков, среда, когда в Вашингтоне вспыхнуло насилие, стала днём расплаты для этих компаний».

В статье упоминается временная приостановка возможностей американского президента в социальных сетях в связи с тем, что он в своих сообщениях якобы призывал к насилию; после этого перечисляются различные виды дезинформации и идей, связанных с насилием, которые циркулируют на форумах сторонников Трампа.

Как пишет The New York Times, «в среду альтернативные сайты соцсетей были заполнены сторонниками Трампа, которые использовали их для координации своих действий и общения между собой. В соцсети Parler в трендах был хештег #штурмуйКапитолий (#stormthecapitol). Многие сторонники Трампа на этих сайтах также, судя по всему, верили в ложный слух о том, что левое движение «Антифа» виновно в совершении актов насилия на протестных мероприятиях».

«Мы знаем, что усилия компаний социальных сетей по прекращению разрастания экстремизма на их платформах в лучшем случае можно описать лишь как довольно-таки вялые. Свобода выражения мнений не означает свободу подстрекательства к насилию. Это не та свобода слова, которую защищает закон», — сообщил The New York Times Джонатан Гринблатт, глава Антидиффамационной лиги.

Вероятно, в ближайшие дни мы увидим ещё больше статей, призывающих к ужесточению регулирования в области интернет-коммуникаций, чтобы в будущем предотвращать инциденты, подобные тому, что произошёл в среду. 

Сама по себе эта мысль не покажется обычному гражданину чем-то ужасно тревожным. Ведь нет ничего плохого в том, чтобы предпринимать шаги, направленные на предотвращение планов, связанных с насилием и терроризмом, которые готовятся в соцсетях, не так ли?

Но как предсказать, какие протесты будут иметь «насильственный» характер? Как решить, какие именно протесты и политическое инакомыслие подвергать цензуре, а о каких позволять свободно говорить? Просто отдать это на откуп олигархам Кремниевой долины? Или они должны — как это уже было — советоваться с властями? И стоит ли нам вообще здесь доверять одним или другим контроль за тем, какие протесты можно организовывать онлайн, а какие нет?

Ведь властные структуры США, похоже, заинтересованы просто в том, чтобы цензурировать интернет для устранения вообще любого политического инакомыслия.

В 2017 году высшее руководство Facebook, Twitter и Google вызвали давать показания юридическому комитету сената и убедительно порекомендовали им разработать правила, которые «препятствуют сеянию раскола» в США.

Выглядит это ровным счётом так, что правительственные чиновники и силовики говорят медиакорпорациям, что они должны цензурировать в сети общение, которое может поспособствовать каким-либо волнениям, и неважно, насколько они могут быть оправданны.

Доверяете ли вы этим мегакорпорациям-монополистам решать, насколько приемлемо мнение несогласных с чем-то людей? Я не доверяю.

В ситуации, когда Джулиана Ассанжа решением суда несправедливо продолжают удерживать за решёткой, а СМИ всё активнее выступают за то, чтобы ещё сильнее укрепить «имперский» контроль за общественным дискурсом, мы сейчас вынуждены бороться за независимость своего собственного разума.

С другими материалами автора можно ознакомиться на сайте caitlinjohnstone.com или в её Twitter — @caitoz.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top