Flag Counter

«В двух Кубках Стэнли есть и моя заслуга»: Кастерова о характере Малкина, жизни в США и планах на будущее

Решение бросить успешную карьеру на телевидении и переехать в Америку далось тяжело, заявила в интервью RT ведущая «Матч ТВ» Анна Кастерова — супруга нападающего «Питтсбурга» Евгения Малкина. По её словам, хоккеист поставил перед ней жёсткий ультиматум на этот счёт. Анна также рассказала о желании четырёхлетнего сына Никиты пойти по стопам отца, об отношении мужа к болельщикам, а также о самом необычном подарке от Малкина.

  • Instagram
  • © @anna_kasterova

«Муж уже сейчас размышляет о бизнесе»

— В силу собственной биографии я прекрасно понимаю, что такое семья, в которой один из партнёров — профессиональный спортсмен. Насколько хорошо вы осознавали, создавая семью, что значит находиться рядом с человеком, на 100% сфокусированном на своей профессии?

— Если честно, в самом начале отношений с Евгением я просто не понимала, насколько всё это серьёзно для нас обоих и как скажется на моём образе жизни. Но процесс налаживания быта произошёл очень плавно. Пришлось ли чем-то жертвовать? Конечно. У нас если папа днём спит, значит, мы все спим с ним вместе. Если день игры — весь распорядок дня так или иначе подстроен под Евгения. Но поначалу было сложно. Я до 16 лет росла единственным ребёнком в семье, привыкла, что все концентрируются на мне и моих интересах.

— Ломать себя было тяжело?

— Не слишком. Я прежде всего хотела сделать всё возможное, чтобы Евгению было комфортно рядом со мной, чтобы у нас была крепкая семья. Безусловно, мне повезло: наш брак сложился по любви, у нас хороший доход. В целом мы неплохо притёрлись друг к другу, как мне кажется. Но в целом это непросто. Иногда думаю: будь рядом с мужем девочка помягче характером, он бы её подавил.

Также по теме


Травма Кучерова, заявление агента Тарасенко и состав дивизионов: что обсуждают за три недели до старта сезона НХЛ

До старта регулярного сезона Национальной хоккейной лиги остаётся три недели. Руководство НХЛ объявило об изменении состава дивизионов…

— Насколько состоятельной была семья, в которой вы выросли?

— Я из Зеленограда, который до определённого момента считался промышленным городом. Центром этой промышленности был завод электронных технологий «Ангстрем», где мой дедушка работал одним из ведущих инженеров и имел большие привилегии, в частности финансовые. То есть в семье были и икра на Новый год, и какие-то игрушки, подарки, и так далее. Когда в стране произошёл кризис, дед уже был на пенсии и денег, естественно, хватать перестало. Не могу сказать, что мы были на грани нищеты, но отказывать себе приходилось во многом.

— Комплексовали из-за этого?

— Конечно, как любой девочке этого возраста мне хотелось иметь какие-то вещи, но не скажу, что я сильно комплексовала по этому поводу. Скорее, отсутствие денег в определённый момент послужило для меня дополнительным стимулом к развитию.

— Что такое быть сейчас человеком, который может позволить себе абсолютно всё, вплоть до собственных самолётов?

 — Не могу сказать, что мы с Евгением можем всё себе позволить. Сама я никогда не была избалованной девочкой, да и муж, несмотря на свои доходы, всегда умел считать деньги. У нас нет какого-то невероятного парка серьёзных автомобилей, какого-то неоправданного шика. Финансы тратятся исключительно на то, что нужно для жизни.  

— Для многих игроков НХЛ прежнего поколения стала очень знаковой ситуация, которая случилась с Сергеем Фёдоровым, когда он в одночасье остался без копейки, доверившись знакомому бизнесмену. Как считаете, сверстников Малкина подобный вариант пугает?

— Конечно. Например, Евгений, как разумный человек, понимает, что при хорошем раскладе его карьера в НХЛ может продлиться ещё лет пять или шесть. Потом надо будет как-то думать о следующем этапе жизни: где и как зарабатывать, как себя применить, как распорядиться заработанными деньгами. Поэтому уже сейчас муж много размышляет о бизнесе. Не стану называть фамилии, но о том же самом задумываются очень многие известные хоккеисты нашего круга общения.

— Ближний круг вашего общения — это в основном хоккеисты?

— Хоккеисты и приближенные к хоккею люди. Те, кто в какой-то момент оказал нашей семье помощь, где-то в чём-то поддержал, или просто хорошие люди, с которыми приятно общаться и проводить время. У нас небольшой круг общения, но мы его очень ценим.

«Отказаться от работы было сложно»

 

— Вы уехали в США фактически на пике своей телевизионной карьеры. Не было ощущения, что отъездом вы обрубаете себе очень яркую профессиональную жизнь?

— И да и нет. Вопрос относительно моей работы начал подниматься у нас с Евгением спустя где-то полгода после начала серьёзных отношений. Муж может достаточно жёстко себя вести в тех или иных ситуациях и как раз тогда поступил именно таким образом. Я была поставлена перед конкретным выбором: или-или.

— И..?

— Отказаться от работы было сложно. Я зарабатывала достаточно много денег, появлялись интересные проекты, предложения, съёмки, мне всё это нравилось. Но я не просто влюбилась, а мы оба как-то очень отчётливо поняли, что хотим детей друг от друга. Хотим большую и очень крепкую семью. Именно это встало во главу угла. Другой вопрос, что, даже переехав в Америку, все эти пять лет я не закрывала для себя возможность вернуться на экраны. Сейчас очень благодарна всей команде «Матч ТВ» и Тине Канделаки за то, что она предоставила мне такой шанс и проявляет немало лояльности в отношении моего комфортного графика.

— В своё время на меня произвёл впечатление своеобразный клуб энхаэловских жен. Влиться в него оказалось сложно?

— Не сказала бы. Думаю, в первую очередь этому поспособствовали хоккейные заслуги моего мужа. Все изначально понимали, что Евгений — не проходной вариант, не человек, который пришёл на год, а игрок с серьёзным контрактом, причём надолго. Кроме того, я примерно понимаю, как устроены все эти комнаты жён в России. В Америке всё немножко по-другому. Не стану утверждать, что отношения всегда на 100% искренни, но все девочки очень дружелюбны, никогда никто не бывает брошен, любые совместные мероприятия проводятся очень дружно и очень тепло.

— Как вы, кстати, справлялись, когда муж постоянно находился в разъездах, а сын только появился на свет? Кто-то помогал?

— Моя мама не смогла тогда выбраться в Америку по состоянию здоровья, но нам очень помогла мама Евгения, которая прилетела на роды. Тогда как раз начался плей-офф, поэтому Женю мы вообще старались не трогать. Но днём у меня была возможность выспаться — и это само по себе было колоссальной помощью. Я не сумасшедшая мама, то есть нет такого, чтобы носилась с ребёнком, как курица с яйцом. Но первые три месяца к сыну вообще никого не подпускала, не могла даже в душ отойти спокойно.

— Вы чувствуете собственную причастность к спортивным успехам мужа?

— Честно? Да. Мы с ним выиграли (видите, я даже рассуждаю уже такими категориями), мы с ним выиграли два Кубка Стэнли. И конечно, мне кажется, что в этом есть и моя заслуга. В правильном поведении, в поддержке, в мотивации.

— Говоря о Малкине, многие мои коллеги подчёркивают, что он очень прост в общении. В спорте таким людям бывает тяжело, потому что болельщики зачастую воспринимают открытость как приглашение к контакту. Как часто приходится ставить людей на место?

— Жёстких ситуаций не случалось ни разу. Более того, когда Евгений вынужден кому-то отказывать, я вижу, что он до сих пор испытывает при этом некий дискомфорт, потому что искренне ценит болельщиков. Но бывают разные ситуации. Например, когда матч заканчивается, для игроков есть свой выезд, через задний ход стадиона. Многие фанаты, которые много лет болеют за команду, стоят именно там. Но как раз там Евгений останавливается крайне редко. Исключение может сделать только в тех случаях, если стоят дети. Иначе говоря, он за последние годы научился говорить в каких-то ситуациях «нет». Допустим, когда находится где-то с ребёнком.

— Есть поговорка про двух медведей, которые никогда не уживутся в одной берлоге. У Малкина и в клубе, и в сборной имеет место именно такая ситуация. Я имею в виду Сидни Кросби в «Питтсбурге» и Александра Овечкина в сборной.

— Я никогда не слышала от мужа, что его интересы где-то в чём-то ущемили. Да и потом, это же не вопрос, кто лучше играет в хоккей —  Кросби, Овечкин или Женя Малкин. У каждого свои преимущества. Кто-то забрасывает больше шайб, кто-то отдаёт больше пасов, кто-то более техничен, кто-то банально более здоров. У мужа с Сидом всегда были хорошие приятельские отношения, как и с Сашей Овечкиным. Закадычными друзьями их не назвать, но никаких, даже мелких конфликтов я не припомню. Более того, мне иногда кажется, что всем троим очень повезло в этом плане. Здоровая спортивная конкуренция на таком уровне помогает не расслабиться, поддерживать свой уровень, стремиться к большему. То, что рядом находятся такие топ-игроки, как Сид и Саша, лично я расцениваю как дополнительный ключ ко всем успехам Евгения.

— Для Павла Буре много лет оставалось огромной душевной раной, что он дважды добивался медалей на Олимпиадах, но так и не сумел стать чемпионом Игр. Малкин играл на Олимпийских играх трижды, но в Пхёнчхане, где сборная России наконец добралась до золота, его не оказалось в составе. Это больная точка?

— Последнее олимпийское поражение — в Сочи — произошло как раз в тот момент, когда мы с Евгением сблизились. Иначе говоря, я наблюдала за развитием всей той ситуации лично. Зная своего мужа, ни капли не сомневаюсь, что на тех Играх он сделал всё, что от него зависело, и всё, на что был способен. Но, к сожалению, хоккей — это командная игра. Был определённый тренерский штаб, была команда, с определёнными игроками, с расстановкой этих игроков. Что было сделано правильно, а что нет, я не знаю, сейчас по этому поводу можно говорить всё что угодно. Но в моральном плане это была очень тяжёлая ситуация для Жени, за которой последовала сильная депрессия. Потому что олимпийское золото, олимпийская медаль — это один из самых желанных трофеев в жизни любого профессионального спортсмена. Этой медали в коллекции Евгения, при всех его регалиях, очень не хватает.

«Отец для Никиты — главный авторитет»

— Вы очень красивая женщина, к тому же довольно активны в соцсетях. Муж не ревнует?

— В большинстве случаев он ведёт себя так, будто не ревнует.

— А на самом деле?

— Я даже как-то спрашивала об этом. И услышала в ответ: мол, а с чего ревновать, если нет повода? Но вообще Евгений — это человек, который очень много держит в себе. Никогда лишнего слова не скажет.

— Но вы сами чувствуете ту грань, за которой, как говорится, секир-башка?

— Конечно. Но, во-первых, я реально не даю повода. За шесть лет нашей совместной жизни с моей стороны не было ни одной ситуации, которая могла бы как-то пошатнуть степень доверия между мной и мужем. Мне никто другой не интересен.

Также по теме


«Иногда тяжёлые времена полезнее лёгких»: Ягр о коронавирусе, спортивном долголетии Дацюка и погоне Овечкина за Гретцки

Для спортсмена возраст не имеет значения, если у него есть талант, любовь к своему делу и желание трудиться. Об этом в интервью RT…

— В одном из интервью вы сказали, что не можете позволить себе сниматься в мужских журналах. Почему?

— Это было сказано довольно давно, когда я только начинала свою карьеру на телевидении и мне хотелось, чтобы людям было интересно то, что я говорю, а не то, как я выгляжу без одежды. Хотелось показать, что всё-таки претендую на определённый уровень интеллекта. Мне это было важно.

— А потом случился журнал Maxim?

— Главный редактор Александр Маленков одно время прямо насел на меня с этой просьбой. Мол, давай сделаем красивую фотосессию, Женя точно не будет против. Но муж сказал «Нет». Тогда журнал пошёл другим путем. Они предложили большое интервью Евгению, на которое тот согласился. Я тогда даже подколола: мол, хоть кто-то в нашей семье снялся в журнале Maxim. Он, помню, удивился и спросил: «А что, ты до сих пор хочешь там сняться?» В общем, мы договорились, что сделаем фотографии, но с условием, что утверждать их буду не я, а Евгений. Так всё и сложилось с той съёмкой.

— Какая вы хозяйка?

— Вы знаете, я очень люблю готовить. У меня бабушка из Украины. На лето она всегда меня увозила к своей маме — моей прабабушке. А на Украине кашеварят так, что дым коромыслом стоит, на всю деревню. Я всё это видела и много чего в этом плане впитала. У меня и отец хорошо готовил.

— В вашей семье есть какое-то любимое блюдо?

— Жене очень нравятся сибасы, запечённые с травами, и куриные сердечки в сметанном соусе. В остальном всё стандартно: паста, отбивные, котлеты…

— За весом вашему мужу следить приходится?

— Конечно. С одной стороны, у него очень серьёзные тренировки, после которых в обязательном порядке баня, массаж. С другой — с возрастом держать вес становится сложнее. Поэтому мы сдали специальные анализы, чтобы выяснить, каких продуктов не должно присутствовать в рационе, чтобы не замедлять метаболизм. Мне, как выяснилось, нежелательно есть яйца, Евгению — глютен. Поэтому все пасты у нас без глютена, хлеб и всевозможные десерты — тоже.

— Какой вы видите свою жизнь через пять-шесть лет? Будет ли это в Америке или в России. 

— Это, к сожалению, сложный вопрос, на который пока у нас нет ответа, несмотря на то, что я привыкла заранее планировать. Наверное, в первую очередь, всё будет зависеть от деятельности Евгения. Ну, и от интересов детей.

— Детей?

— Сейчас у нас один сын, но мы с мужем хотим, чтобы детей в нашей семье было больше.

— Никита в свои четыре года чем-то занимается?

— Помимо хоккея?

— Неожиданный вопрос. Хотите сказать, что сын уже стоит на коньках?

— Ещё как! Это как раз нормально, поскольку он с рождения растёт в этом антураже. Везде хоккей, если не играет папа, значит, играет кто-то другой. Когда нет матчей в НХЛ, мы смотрим Кубок Гагарина, или какие-то моменты других игр. Все гости так или иначе связаны с хоккеем, дома куча атрибутики. Первыми игрушками были маленькие клюшечки, шайбочки. Не говоря уже о том, что отец для Никиты — главный авторитет. Сын очень сильно на него ориентируется.

— А если несмотря на всё это Никита не захочет стать хоккеистом?

— Пока мы не делаем никаких далеко идущих прогнозов. На данный момент хоккей сыну очень нравится. Женя в него очень много вкладывает в этом плане. И вы знаете, ни разу ещё не случалось, чтобы сын сказал, что не хочет идти на тренировку, не попросил вместо клюшки теннисную ракетку или что-то ещё. Так что даже в его возрасте это совершенно осознанный выбор.

— Какие-то семейные традиции у вас за годы совместной жизни сложились?

— У нас в этом плане всё довольно странно. Мы отмечаем, конечно, годовщину регистрации брака, точнее, вспоминаем о ней, но настоящим семейным праздником считаем 20 февраля — день, когда мы встретились в Сочи уже после окончания Игр и решили больше не расставаться. Для нас это самый романтичный день в году. Один раз жутко поругались накануне и одна только мысль, что мы можем не успеть помириться, была для меня тогда совершенно невыносима.

— Новый год или Рождество?

— Новый год, конечно. Другой вопрос, что мы живём в Америке, где существуют определённые командные и житейские регламенты. Поэтому на Рождество мы украшаем дом, как это делают американцы, дарим подарки, ходим в гости, приглашаем гостей к себе…

— Какой самый внезапный подарок делал вам муж за время совместной жизни?

— Тигр. Это было связано всё с той же годовщиной, 20 февраля. Мы тогда ещё не жили вместе. Женя играл в Америке, я же, находясь в России, использовала каждую возможность прилетать в Питтсбург. У нас никак не получалось провести этот день вместе, и вдруг мне позвонил помощник Евгения: «Аня, я сейчас возле вашего дома, вы не могли бы спуститься? Женя попросил подписать кое-какие документы». Спустилась вниз и вижу, что в подъезде сидит самый настоящий живой тигр. И баннер над ним: «Нам 1 год!». С тех пор я мужа так и называю — мой Тигр.

Фирменный семейный рецепт от Анны Кастеровой:

Куриные сердечки нужно очистить от плёночек и сосудов. Можно пассеровать их и овощи по отдельности, но мне нравится, когда всё готовится вместе, чтобы мясо получилось максимально нежным и впитало больше сока овощей. Для этого я заливаю очищенные и промытые сердечки небольшим количеством кипятка с добавлением оливкового масла, минут через 15 добавляю в жаровню натёртые на крупной тёрке морковь и лук. Ещё через 10—15 минут ввожу оставшиеся ингредиенты: сметану, в которую для более нежной консистенции соуса добавлено небольшое количество не слишком жирных сливок. Последний штрих — перец, соль и специи по вашему вкусу. Готовое блюдо посыпать мелко нарезанным укропом. В качестве гарнира идеально подойдёт картофельное пюре. Приятного аппетита!

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top