Flag Counter

Прилетит друг-волшебник

Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

То, что вынужденное безделье многих миллионов, пребывающих в карантине, не способствует ни их личному благосостоянию, ни общему хозяйственному положению, понятно и всеми принимается как очевидность. Слов «как потопаешь, так и полопаешь» никто не отменял, а при массовой стреноженности особенно не потопочешь. С этим никто не спорит, и ежедневно принимаются какие-то меры поддержки населения и бизнеса. Может быть, недостаточные — а откуда взяться достаточным? Но уж какие есть.

Также по теме


Правительство готовит новые меры поддержки экономики

Правительство занимается разработкой третьего и четвёртого пакетов мер поддержки бизнеса, заявил глава Минэкономразвития Максим…

Однако нас учили, что кризис открывает новые возможности, и оппозиция намерена использовать эти возможности по полной. Когда призывы давать — и давать щедро, как если бы у правительст«»ва был в руках рог изобилия, откуда сыплются свежеотпечатанные ассигнации, — исходят от политиков левого толка, а равно и от борцов неопределённой ориентации, это понятно. На их месте так поступил бы каждый, а ответственность никогда и не была сильной стороной таких политиков.

Но с требованиями щедрой раздачи теперь выступили и эксперты, ещё вчера по своим воззрениям скорее приближавшиеся к Скупому Рыцарю. Три беглых профессора — С.В. Алексашенко, один из творцов дефолта 1998 года, С.М. Гуриев, экспертировавший надёжные схемы ЮКОСа и полностью их одобривший, и В.Л. Иноземцев, занимавшийся бизнесом и впавший в неоплатные долги, а теперь скрывающийся от кредиторов за границей, — решили помочь России полезными советами. Вместе с хором экспертов из ВШЭ и подобных учреждений они презентовались от имени фонда «Либеральная миссия», а теперь намерены регулярно выступать под виртуальной крышей закрытого на карантин «Ельцин Центра».

Хотя послужной список выступающих не внушает особого доверия, но, учитывая завет председателя Мао «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ», почему бы и нет. За столом никто у нас не лишний.

Смущение, однако, вызывает не столько даже прошлое новоявленных друзей народа, сколько их нынешняя страстность. Люди, прежде отличавшиеся неумеренным бюджетобесием, теперь исповедуют столь же неумеренное вертолётобесие, т. е. теорию «вертолётных денег», которые правительство должно раскидывать с воздуха ковровым образом: «Антикризисные меры, объявленные российским правительством на данный момент и составляющие в общем объёме около 2,5% ВВП, мы считаем недостаточными… Возможно, необходимы «ковровые», а не заявительные выплаты по модели временного «безусловного дохода». Лучше раздать деньги даже тем, кто мог бы без них обойтись, чем столкнуться с (как минимум) двукратным ростом реально не имеющих работы».

То есть вольт на 180 градусов. Видные экономисты, вероятно предвидя удивление, поясняют, почему Савл обратился в Павла: «Призываем правительство не готовиться к прошлой войне: меры экономической политики, использовавшиеся для борьбы с предыдущими кризисами, могут оказаться в данном случае не только не полезными, но и вредными».

То, что бюджетобесие, предусматривающее жёсткое перекрытие денежного крана (а экономику хоть волки кушай), прямо губительно, уже давно говорили многие. Но резкое открывание крана на полную по методу ковровых бомбардировок ассигнациями может тоже оказаться вредным.

В январе 1923 года Франция и Бельгия оккупировали Рурский регион Германии — её промышленное сердце, где добывалось 72% угля и производилось более 50% чугуна и стали. Власти Германии объявили тактику пассивного сопротивления и взяли на себя выплату заработной платы рабочим Рура. Те самые вертолётные деньги. Которые привели к окончательному переходу германской инфляции в галоп. К сентябрю 1923 года, когда канцлер Штреземан объявил об окончании пассивного сопротивления, каравай хлеба, кружка пива etc. стоили миллиарды марок.

Так что, давая советы космического масштаба, стоит всё-таки быть тщательней. «Прилетит друг-волшебник в голубом вертолёте и оставит мне в подарок пятьсот эскимо» — это хорошо, но что будет после этого с экономикой — большой вопрос.

Вероятно, это вообще свойство либеральных экономистов, способных действовать исключительно по принципу «Когда горит дом, о разбитых стёклах не думают». То они предлагают резать ржавой пилой без наркоза, то, напротив, лечить болезнь лошадиными дозами морфия — но всегда с поразительной безоглядностью.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top