Flag Counter

«Нет даже состава преступления»: московский врач оказался в белорусской колонии из-за купленного в Италии сувенира

Московский врач Вячеслав Спиридонов оказался в белорусской тюрьме из-за сувенирного мешочка декоративной конопли, купленного в Италии. Исходя из надписи на самом пакетике, содержание в нём наркотических веществ настолько мало, что субстанция не может оказывать психотропного эффекта, рассказал очевидец произошедшего Дмитрий Судаков, друг Спиридонова. Однако, по словам Судакова, в Белоруссии отсутствует понятие минимально допустимого количества наркотического вещества — уголовная ответственность наступает вне зависимости от веса или концентрации изъятого наркотика.

  • © Фото из личного архива

Суд в Белоруссии приговорил московского врача-лимфолога Вячеслава Спиридонова к трём годам лишения свободы из-за мешочка декоративной конопли, купленного в сувенирной лавке в Милане. Вячеслав Спиридонов и его спутники зашли в тот магазин, когда были в автомобильном путешествии по Европе в октябре 2019 года. Пакетик, как уверял он, купили «ради прикола», чтобы потом показать друзьям.

Как рассказал RT Дмитрий Судаков, друг Вячеслава, который был с ним в момент задержания Спиридонова на границе Белоруссии, на упаковке конопли из Италии было написано, что её содержимое легально, не является наркотическим веществом, поскольку содержит лишь незначительное количество ТГК (тетрагидроканнабинол — составляющая марихуаны, оказывающая психотропный эффект) и не может привести к наркотическому опьянению при употреблении.

31 октября россияне завершали свой европейский автотур и собирались въехать в Белоруссию, чтобы через её территорию вернуться в Россию. При пересечении границы их машину остановили сотрудники погранслужбы. В тот момент мужчины даже не вспомнили о сувенирном мешочке из Милана. По словам Дмитрия Судакова, они были абсолютно уверены, что проблем из-за сувенира не возникнет.

«Пакетик мы купили, чтобы показать друзьям в Москве. Содержание ТГК там составляло менее 0,2%, — пояснил  Дмитрий. — Это совершенно микроскопическая доза, и, чтобы от неё получить какой-то наркотический эффект, нужно съесть килограмм этой травы, наверное».

Нарушения при задержании

Вячеслава и двоих его спутников задержали. Поначалу, по словам Судакова, белорусские пограничники говорили, что их отпустят на следующий день.
При этом следственные действия уже велись. Мужчина утверждает, что никаких протоколов о задержании и актов об изъятии вещественных доказательств составлено не было — а это грубое нарушение.

«Даже этот самый мешочек использовать как вещдок и представлять его потом на суде было незаконно, потому что нет никакого акта об изъятии, нет протокола», — пояснил Дмитрий.

По его мнению, сотрудники белорусской погранслужбы намеренно вводили россиян в заблуждение, не рассказывая о начале следственных действий, чтобы задержанные не требовали вызвать адвоката. Только во время допроса, который тоже проводился без составления протокола, Вячеслав и его товарищи наконец поняли, насколько всё серьёзно. 

«Вячеслава отправили в изолятор временного содержания, а затем в СИЗО. Поговорить с мужем мне не удавалось — в Белоруссии с заключёнными допустима только переписка. Ответы из СИЗО идут очень долго. Уже полгода у меня не было нормальной связи с мужем», — рассказывает жена Спиридонова Екатерина.

Экспертиза, суд и приговор

Вещество, изъятое у Вячеслава, отправили на экспертизу — в нём обнаружили содержание ТГК. Этого эксперту оказалось достаточно — в исследовании даже не указано, какова концентрация ТГК в изученном образце. Белорусское законодательство не предусматривает такого понятия, как «минимально допустимое количество наркотических веществ» — то есть наказание не зависит от веса или концентрации наркотика в изъятой субстанции. При этом в беседе с RT Дмитрий подчеркнул, что в белорусских супермаркетах свободно продаются различные изделия из конопли.

«В нашей экспертизе, которую делал независимый эксперт, указано, что из любой конопли невозможно вывести ТГК на 100%, — объясняет Судаков. — То есть в конопле и продуктах из неё, свободно продающихся в Белоруссии, точно так же содержится ТГК, но за это не привлекают к уголовной ответственности, а моего друга посадят в тюрьму на три года за такую же микроскопическую дозу, как в легальной продукции из конопли».

По словам Судакова, привлечённый стороной защиты независимый специалист нашел в общей сложности 15 нарушений, допущенных при исследовании изъятой у Вячеслава конопли. Например, при анализе эксперт взял в десять раз больше конопли и в десять раз меньше раствора, чем предписывает методика. Дмитрий подчёркивает, что это могло быть сделано с целью найти хотя бы минимальное содержание ТГК — чтобы подвести обвиняемого под нужную статью УК.

 «В суде эксперт прямо заявил, что использовал бы любой способ, лишь бы в этой траве найти хоть какое-то содержание ТГК. Несмотря на это, суд не счёл нужным затребовать проведение дополнительной экспертизы», — рассказал мужчина.

Результаты апелляции

В январе суд в Бресте приговорил Вячеслава к трём годам колонии, признав виновным в контрабанде и хранении наркотиков. Сторона защиты обжаловала это решение. Рассмотрение апелляции проходило два дня — 27 и 31 марта. К сожалению, адвокат Спиридонова не смог предоставить RT никаких комментариев касательно апелляции и самого процесса, сославшись на строгие нормы о неразглашении, действующие в Белоруссии.

  • © Фото из личного архива

Екатерина Спиридонова, ссылаясь на адвоката, рассказала, что во время процесса в отношении её мужа суд допустил огромное количество нарушений и «исходил из сложившейся системы, при которой, человек если попал в тюрьму, то там и остаётся». 

«Адвокат убеждён, что Вячеслава вообще должны были отпустить, поскольку нет даже состава преступления», — отметила Екатерина.

На обжалование приговора она специально приехала из Москвы. Екатерина — детский врач-реаниматолог, спасает недоношенных детей в родильном отделении одной из московских больниц. После возвращения из Белоруссии женщина обязана соблюдать двухнедельный карантин, сейчас она не может работать. Но в Москву Екатерина вернулась, так и не узнав решение по апелляции — суд взял неделю на раздумья.

«Апелляция прошла ужасно. Обычно решения выносят в тот же день. Так как у нас сильная защита, было просто забавно смотреть на лица судей в коллегии, такое чувство, что им стыдно за то, что они сделали. На заседании ведь сидит консул, уважаемый человек, сидят репортёры», — возмущается Дмитрий Судаков.

По его словам, одной из претензий стороны защиты к решению суда первой инстанции было использование нормативного акта, срок действия которого истёк в 2017 году.

«На суде, когда читали замечания нашего адвоката на восьми листах, судья вообще не зачитала второй пункт, который был очень важен для стороны защиты. В итоге адвокат зачитал его сам — пункт касался того, что суд первой инстанции основывался на нормативном акте, который устарел в 2017 году», — подчёркивает Дмитрий.

Тем не менее решение суда было оставлено практически без изменений. Единственное, что поменяли в приговоре — убрали пункт о конфискации автомобиля Дмитрия, на котором мужчина пытался пересечь белорусскую границу, когда его задержали.

Три года в белорусской колонии

В России Спиридонова ждут не только его жена и пятилетний сын, но и пациенты. Вячеслав — врач-лимфолог, его клиника использует уникальную методику, чтобы помогать людям, страдающим от весьма редкого заболевания.

«Стоит отметить, что Вячеслав со своей клиникой немало работал и с белорусским Минздравом, как раз обучал медицинских специалистов в Белоруссии своей методике. Сейчас клиника Вячеслава на грани закрытия: сотрудники оттуда увольняются, огромные долги и кредиты», — признаётся Дмитрий Судаков.

  • © Фото из личного архива

Супруга Спиридонова Екатерина утверждает, что её муж никогда не употреблял никакие наркотики, много занимался спортом. Его арест и уголовное преследование нанесли сильный удар по всей семье.

«Тяжело сейчас во всех аспектах: муж — это стопроцентная моя опора. Пришлось брать на себя все финансовые дела. Но тяжелее всего, конечно, с сыном — они с отцом всегда были очень близки. Сыну пять лет, слово «тюрьма», конечно, не произносится, но я сказала, что папа находится в Белоруссии. Сын иногда слышит, например, песню, которую они с папой вместе слушали, начинает грустить», — рассказывает Екатерина.

Женщина беспокоится, в каких условиях будет содержаться её муж в белорусской колонии. По её словам, существует способ перевести Вячеслава из белорусской в российскую колонию, однако это длительная процедура, а из-за ситуации с коронавирусом она может затянуться на неопределённый срок.

«Когда я видела мужа в первый раз на свидании, он выглядел очень плохо, — переживает Екатерина. — Спрашиваю: почему ты такой бледный? Оказывается, с прогулками там тяжело, выпускают очень редко, сейчас вот из-за коронавируса тоже не выпускают, его и на последнее заседание суда не привозили. Но он утверждает, что у него на самом деле всё хорошо, ни на что не жалуется — не хочет, чтобы я волновалась».

Друзья Спиридонова опубликовали петицию в его поддержку с требованием освободить московского врача. На момент публикации она собрала более 700 подписей.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top