Flag Counter

Московский диалог

Андрей Рудалёв
Публицист, писатель, литературный критик

Произошло ожидаемое: здравый смысл победил. Символично, что состоялось это в Москве. Она показывает, как можно и нужно договариваться. Сирийский Идлиб не стал поводом для ухудшения российско-турецких взаимоотношений, хотя и были такие опасения. Поднял серьёзную дискуссию — это да, но кто сказал, что будет легко…

Также по теме


«Выходить на приемлемые решения»: Россия и Турция договорились о режиме прекращения огня в Идлибе

Лидеры России и Турции по итогам почти шестичасовых переговоров в Москве согласовали документ по урегулированию в сирийской провинции…

Итоги шестичасовых переговоров в российской столице общеизвестны: лидеры двух стран договорились о прекращении любых боевых действий по линии соприкосновения, создаётся коридор безопасности, а также начнётся совместное российско-турецкое патрулирование. Путин и Эрдоган подтвердили, что очень ценят отношения двух стран, которые, по словам турецкого лидера, сейчас находятся на пике. Эскалации конфликта не будет. Турецкий президент отметил, что признаёт территориальную целостность Сирии, а также выразил готовность и дальше противостоять террористической угрозе.

При этом важно, что всё это вовсе не происходило за спиной сирийской стороны. Отмечено, что Путин сообщит Асаду результаты переговоров Москвы и Анкары.

Как всё это будет реализовываться — увидим. Но сам визит Эрдогана в Москву показал, что все разговоры о важности турецко-российских связей — вовсе не спекулятивная риторика. Говорить об уступках той или иной стороны, а также дипломатической победе другой едва ли стоит. Меморандум по итогам переговоров обозначил как раз совместную работу по недопущению разрешения конфликтной ситуации силовым путём.

Вообще-то произошедшее — важный пример того, как надо работать с серьёзным кризисным материалом, где только спичкой чиркни… А вот не надо чиркать, надо умерить амбиции и работать в связке.

Суть конфликта понятна: Турция наращивает своё влияние в приграничной сирийской провинции, где есть протурецкое население, в том числе через поддержку определённых местных группировок. Власти Сирии продолжают очищать страну от расплодившихся всевозможных вооружённых формирований, тем более что террористические организации здесь вновь активизировались. Правительственные войска столкнулись с вооружёнными формированиями «оппозиции», поддерживаемыми Турцией, где находились турецкие военные. Через это и пошёл обмен «любезностями» с жертвами как с турецкой, так и с сирийской стороны. Отсюда и все различия в восприятии произошедшего. Анкара и Дамаск разошлись по разным сторонам ринга. Москва тут вовсе не рефери, а старается переформатировать диалог с формата ринга.

В российской столице произошла сенсация, но, надо сказать, вполне ожидаемая: конфликт, который вполне мог принять характер полномасштабной войны, остановлен. Опечалило произошедшее лишь силы, жаждущие срыва переговорного процесса, а также серьёзного ухудшения отношений России и Турции, которые за последние годы прошли многие бури, но от этого лишь упрочились. Уж очень многим мировым интересантам и игрокам они что бельмо на глазу и путают все карты, особенно в стараниях по созданию зон конфликтов и кризисов.

Также обращает внимание то, что на фоне обострения ситуации в Идлибе пошло массированное злорадство по поводу турецко-российских взаимоотношений.

Дескать, вот и вся любовь… Выработалась позиция высокомерного наблюдателя, почёсывающего брюхо и лузгающего свои псевдоинтеллектуальные семечки перед экраном всемирной паутины. Этот наблюдатель жаждет интриги и шоу, ему нужны «гладиаторские бои» в любой сфере, поэтому главный принцип: чем хуже, тем лучше, прикольнее. Мало того, у него ещё и претензии на статус высшего и всеведущего судии имеются, правда, всё в том же безнадёжно мещанском рассоле.

Также по теме


В Госдуме оценили итоги переговоров Путина и Эрдогана

Член рабочей группы Госдумы по связям с парламентом Сирии, депутат Дмитрий Белик прокомментировал в беседе с RT итоги переговоров…

Наблюдатель этот отстранённый, пребывающий в своём обывательском коконе и как-то уж откровенно жаждущий неприятностей своей стране, чтобы у неё всё обвалилось, после чего можно было бы изречь: «мы же говорили!». Он и страну хочет подстроить под собственный формат комфорта, чтобы никуда не высовывалась и сидела в своей хате с краю. Нечто из разряда клинического, впрочем, к подобному фоновому шуму злорадства уже начинаешь привыкать, возникает он по любому поводу. Такая вот весьма своеобразная форма проявления гражданской позиции. Скорее, кликушеская.

Важный урок российско-турецкого диалога состоит и в преодолении стереотипного мышления. Мол, позиционируемая дружба двух лидеров должна быть бесконечным и непрекращающимся мгновением знаменитого снимка Брежнева и Хонеккера. «Друг Билл» и «щас спою» — такой тоже формат дружбы был. Или бесконечно всеми мировыми лидерами обожаемый Михаил Сергеевич, впавший в зависимость от этого обожания и от бесконечных аплодисментов, переходящих в овацию в его честь…

Во всей дружбе российского и турецкого лидеров приоритет — всё-таки национальные интересы стран. Дружба не выше и не подменяет их, а является фундаментом для диалога и понимания. Это большая и многотрудная работа, в которой иногда партнёра нужно деликатно направлять в русло этой самой дружбы, особенно если в ситуацию вмешиваются сторонние акторы.

В этой связи очень любопытное наблюдение сделал глава думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий, просмотрев американскую прессу за ночь после шестичасовых переговоров в Кремле.

«Выводы в публикациях делаются очевидные, но… для Соединённых Штатов не всегда лицеприятные. «Ясно, что США остались не у дел» — один из заголовков американских медиа, и весьма ценно, что он появился не в России, а в Вашингтоне. Ведь все дни эскалации в Идлибе США активно ставили Москву и Анкару на порог открытой войны. Прекрасная и такая удобная возможность столкнуть в Сирии тех, чьё плотное сотрудничество некоторых так раздражает», — написал депутат.

Переговоры и договорённости в Москве показали, что мы всегда можем найти точки соприкосновения, как бы кому ни хотелось другого. Собственно, это и сказал российский президент: «Мы не всегда согласны с нашими турецкими партнёрами в оценках происходящего в Сирии, но каждый раз в критические моменты, опираясь на достигнутый высокий уровень двусторонних отношений, нам до сих пор удавалось находить точки соприкосновения, так произошло и в этот раз». Это и есть плоды и реальные результаты нынешнего российско-турецкого партнёрства. Вроде всё это простые вещи, но их также необходимо осознать.

Надо понимать, что реализация договоренностей пойдёт далеко не просто, уж слишком сильно затянут сирийский клубок противоречий, часто превращающийся в капкан. Но, опять же, есть понимание: угроза российско-турецкого похолодания крайне болезненна для обеих стран. Подобная прагматика станет отличным мотивирующим фактором для совместного патрулирования в зоне конфликта.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top