Flag Counter

Иранский политический вирус 

Юлия Юзик
Журналист

Новые данные, опубликованные в пятницу, 28 февраля, Министерством здравоохранения Ирана, шокируют: 388 заболевших и 34 умерших — это плюс 143 человека за минувшие сутки.  

Но это ещё не всё. До полудня сегодняшней субботы новые данные: плюс 205 новых заболевших и девять умерших за 12 часов. Итого уже 593 заболевших — поразительная динамика. 

Госсекретарь США Майкл Помпео на встрече с журналистами «выразил обеспокоенность» происходящим в Иране.

«США крайне озабочены информацией о том, что иранский режим не представил жизненно важные подробности по поводу вспышки коронавируса. По данным на понедельник, Иран уступал лишь Китаю по общему числу лиц, скончавшихся в результате заражения коронавирусом. Все страны, включая Иран, должны сообщать правдивую информацию о коронавирусе и сотрудничать с международными организациями, занимающимися оказанием помощи», — заявил Помпео.

Конечно, никакого сотрудничества Ирана с США не предвидится: хотя бы потому, что за попытки передавать в Иран важнейшие лекарства для онкобольных (они тоже попали под санкции) граждане Ирана получали в США тюремные сроки. Однако особенность иранского коронавируса не только в поразительно большой летальной статистике. 

Ни в одной стране мира вирус не убивал политиков и государственных деятелей в таком количестве, как в Иране. Если в китайской Ухани первые заболевшие были работниками местного рыбного рынка, то в Иране самый большой улов у вируса — в парламенте.

Первым известным заболевшим стал заместитель министра здравоохранения Ирана Ирадж Харирчи, который накануне объявления о своём диагнозе попал под телекамеры государственных телеканалов во время (здесь горький сарказм) пресс-конференции, посвящённой тому, что коронавирус в Иране под контролем и враг не пройдёт. Он потел, тёр лоб салфеткой и кашлял так, что стоявший рядом официальный представитель правительства Али Рабии чуть не упал в обморок, а женщины-чиновницы суеверно натягивали хиджаб на нос. 

Уйдя на домашний карантин и размещая в социальных сетях бодрые селфи о своём здоровье, Харирчи уже стал героем иранских комиксов о героической борьбе иранского народа с заморским вирусом (он — в центре).

Следующими пострадавшими госчиновниками стали глава комитета по национальной безопасности меджлиса (парламента Ирана) Моджтаба Зульнур и Ахмад Амирабади Фарахани, представитель Кума в парламенте, военный офицер КСИР. Бодрый с виду Зульнур в белой чалме объявил, что его тест на коронавирус положительный, через видео и выразил надежду, что сможет поправиться, а вот Фарахани, как пишут иранские СМИ, даже узнав, что болен, продолжал посещать парламент.

Несмотря на то что первый случай заражения коронавирусом в Иране был объявлен 19 февраля, буквально за неделю он охватил всю иранскую политическую элиту.

Причём вирус не различает политическую принадлежность — добрался и до реформистов. Следующей заболевшей стала вице-президент Ирана по делам женщин и семьи Масуме Эбтекар — известный либеральный политик, чей сын живет в США. На фото в иранских СМИ она на больничной кровати в окружении навещающих её коллег — и все без масок. Видимо, иранцы относятся к опасному вирусу легче.

Дальше — больше. Китай в рамках дружбы и взаимопомощи поставил Ирану первую партию тестов на коронавирус, и депутатов в обязательном порядке принудили сдать анализы. Из 30 прошедших тест депутатов парламента у четырёх вирус был обнаружен, сообщил Али Вакили, член парламентского президиума. Итог: работа парламента остановлена на неопределённый срок, и принятие бюджета на следующий год тоже переносится.

Первая смерть иранского политического деятеля: в четверг, 27 февраля, от болезни, вызванной коронавирусом, скончался Сайед Хади Хосровшахи — один из основателей исламской республики, представитель Хомейни в Министерстве исламской ориентации, основоположник экспансии исламской республики, создатель Исламского центра в Риме, бывший посол Ирана в Ватикане и Египте.

Вторая: сегодня подтвердили смерть Мохаммада Али Рамезани — молодого политика, только что выигравшего выборы в новый меджлис от провинции Гилян.

Со стороны кажется невероятным массовое поражение коронавирусом именно среди политического истеблишмента.

Но, возможно, причина в том, что вирус, по официальной версии, был принесён в Иран через религиозный и паломнический центр страны — мечети города Кума, оттуда распространился в Тегеран и далее. А пятничные проповеди в мечети Тегерана, например, — занятие, обязательное для иранских чиновников.

Иранский сегмент интернета тревожно обсуждает последнее видеообращение Хаменеи, в котором он выглядит уставшим и не совсем здоровым. Правая рука его почти не двигается, а рядом с левой видна трубка, похожая на медицинское приспособление, что породило волну спекуляций и беспокойства, так как Хаменеи в разгар эпидемии голосовал на своём избирательном участке и проводил встречи с большой аудиторией. Достаточно рискованно, если учесть, что столько министров и депутатов больны.

Школы, университеты страны в эти дни закрыты. На борьбу с вирусом брошены силы армии — на производстве Министерства обороны по приказу командующего армией генерала Али Хатами в день изготавливают по 20 тыс. литров дезинфицирующего раствора, которым обрабатывают улицы, метро, транспорт, школы, мечети и больницы.

Министр здравоохранения Ирана Саид Намаки обратился к нации с предупреждением о том, что следующая неделя — самая тяжёлая в активизации вируса (видимо, имеется в виду 14-дневный инкубационный период), и попросил народ Ирана сплотиться в борьбе с вирусом и быть бдительным.

«Число больных людей на этой неделе вырастет, так как все наши лаборатории используют теперь китайские тесты для выявления коронавируса. Мы надеемся, что сможем контролировать этот вирус», — сказал он.

Позитивное в иранской истории только то, что болеют все одинаково — и богатые, и бедные: эпидемия охватила и мобилизовала все слои общества.

А на помощь братскому народу Ирана прибыла команда медиков из Китая (кстати, все в масках) — об этом сообщил сегодня посол Китая в Иране Чан Хуа. Так что скоро в этой истории возможен новый поворот.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.


Добавить комментарий

Top