Flag Counter

Дмитрий Бабич: Егор Жуков не «сэкономил» бы, оставив Крым постмайданной Украине

Дмитрий Бабич: Егор Жуков не «сэкономил» бы, оставив Крым постмайданной Украине

24 января 2020, 18:20

Современное поколение либеральной оппозиции своим мышлением категорически отличается от поколения своих предшественников. Люди, подобные Алексею Навальному, Егору Жукову и их единомышленников, преследуют исключительно шкурные интересы. Об этом в интервью ИА «Новороссия» заявил политолог, публицист, обозреватель агентства «Россия сегодня» Дмитрий Бабич.

Накануне в эфире радио «Эхо Москвы» ведущий Егор Жуков, осужденный на три года условно за участие в летних антиправительственных беспорядках, в беседе с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским обвинил российское правительство в «аннексии» Крыма и развязывании войны в Донбассе.

ИА «Новороссия»: Как Вы можете оценить такое «беспокойство» либеральных, оппозиционных СМИ касательно «потерянных денег» в связи с воссоединением Крыма с Россией?

Дмитрий Бабич: Заявления Жукова, прозвучавшие в эфире, достаточно типичны,  сенсации здесь нет. Мы каждый день слышим по «Эхо Москвы» и в ряде других, даже более влиятельных СМИ, типа газеты «Ведомости» или радио «Коммерсант», те же самые мысли. Такие тезисы проскакивают постоянно. Если речь идет о Крыме, то почему-то говорят с сарказмом и слышно это ироничное отношение: «Зачем нам эта обуза, если из-за нее мы потеряли деньги и получили санкции Запада?».

Я профессионально наблюдал отношения России с США и Евросоюзом с начала 90-х годов. В то время я уже закончил университет, владел тремя языками и следил за всеми событиями касательно этой темы по западным источникам, а не только по российским. Прежде всего, что я хотел бы сказать в ответ на заявления Егора Жукова в его же логике разговора: если бы не было ситуации с Украиной, то санкции все равно были бы. Напряжение стало нарастать задолго крымских событий.

Я напомню, что инициатором революции на Украине был именно Запад. Любой человек, который потратит 5-10 минут своего свободного времени (а сейчас благодаря интернету можно зайти в тогдашние газеты, посмотреть хронологию событий), — любой такой человек увидит, что сигнал к революции на Украине, к «майдану» дал Запад. Поводом стало продолжавшееся целый год до майдана противостояние по поводу ассоциации Украины с Евросоюзом. Тогда ЕС и США очень жестко давили на украинское правительство, чтобы оно подписало эту самую ассоциацию. Янукович, как президент, имел полное право отказаться от подписания этого документа и за несколько дней до самого подписания он это сделал. Он сказал, что не будет этого делать, потому что это приведет к большим экономическим затратам для Украины. Он имел полное право это сделать, но тем не менее, это было представлено как предательство, как «потакание» России – ну, вы знаете весь звучавший тогда на Западе и в нашей либеральной прессе бред. В итоге мы знаем, что произошло на Украине — вооруженный переворот, в котором погибло больше людей, чем во многих вооруженных переворотах в разных странах мира, в том числе в презираемой нашими либералами Латинской Америке. 38 одних полицейских и огромное число гражданских лиц. Это был настоящий вооруженный переворот в Киеве.

Если бы даже переворот не состоялся, то санкции и напряженные отношения между Россией и Западом были бы все равно. То, что между нами пока поддерживаются какие-то экономические отношения, связано в первую очередь именно с тем, что Евросоюз пока не может себе позволить забыть об одной шестой части суши. Я нарочно говорю именно в такой формулировке — «одна шестая часть суши», хотя Россия составляет одну девятую. Просто ресурсы того же Туркменистана, Казахстана, газовые и нефтяные потоки из Средней Азии и Закавказья по-прежнему идут в значительной части через Россию. Поэтому Запад не может о нас забыть. Особенно Европа: для ЕС забыть о России – это значит лишиться ресурсной базы. Если посмотреть на карту, то можно увидеть, что ЕС — это большой полуостров. Пространство от Балтийского до Черного морей – это, на самом деле, его начало, «перемычка», связывающая с огромной Евразией. В целом же географически ЕС – это лишь малая часть огромного континента Евразии, большую часть которого составляет Россия. И природные ресурсы этого континента находятся как раз больше не на европейском полуострове, а именно в Евразии — именно Ямал, Сибирь и так далее. Отрезать себя от этих ресурсов ЕС пока не может. Поэтому санкции, которые вводятся против нас, ограничены.

Не было бы ситуации с Крымом – санкции были бы в любом случае, ухудшение отношений было бы в любом случае, и об этом не раз говорил министр Лавров. Запад искал для этого повод. Без крымских санкций еще мощнее был бы задействован тот самый «Закон Магнитского», согласно которому рассматривались дополнительные экономические санкции против России. Безусловно, и без Крыма  были бы конфликты и противоречия с Западом по Сирии. Я напомню, что к 2014 году, когда произошел «майдан», война в Сирии уже шла три года, и в устойчивости правительства Асада свергавшие его США и ЕС винили именно Россию. Даже про намного активнее действовавший Иран говорили меньше. Запад добивался ссоры с Россией.

ИА «Новороссия»: Была ли эта ссора неизбежной?

Д.Б.: В целом, конфликт ЕС и США с Россией является частью общей стратегии Запада по расширению своего влияния, своей нынешней идеологии в мире. Это не только Россия, это и Ближний Восток, и Китай – посмотрите, как ухудшились отношения Запада с этими странами. Обратите внимание на торговые войны Китая с США: антироссийские санкции Запада — это детские игрушки по сравнению с тем, какие потери несет мировая экономика от торговой войны США с Китаем.

Запад от этой переделки мира несет огромные убытки, но он ее продолжает.

То есть на самом деле никакие деньги Егор Жуков нам бы не сэкономил, если бы оставил жителей Крыма и сам полуостров в распоряжении таких людей, как Яценюк, и самое главное, таких людей, как нацист Тягнибок. Я напомню, что партия «Свобода»* Тягнибока представляла четверть первого постмайданного правительства Украины. В программе «свободовцев» была записана ликвидация автономии Крыма. Поэтому мы людей бы потеряли в Крыму, а деньги, о которых так переживают коллективные «Егоры Жуковы», мы бы не приобрели и не «сэкономили». Просто население Крыма стало бы «нелюбимым ребенком» у нового, радикально экстремистски националистического правительства Украины.

ИА «Новороссия»: Можно ли причислить к свободе слова высказывания, подобные тем, что сделал Жуков и допустимы ли они в публичном пространстве?

Д.Б: На этот счет у меня следующее мнение: я выступаю за свободу прессы. Так, как было до Горбачева, — быть не должно. Ведь развал Советского Союза произошел во многом потому, что люди многие годы были отрезаны от критической информации об СССР. Они настолько долго были изолированы от этого, что, когда крайне негативная информация о советском периоде стала поступать во время перестройки, этой информации безраздельно верили. Верили просто потому, что соскучились по негативу, надоели официальные славословия. Это примерно то же самое, как долгие годы держать людей в темноте, а потом вдруг бросить их под палящее солнце. По опыту исламской революции в Иране, по антикоммунистическим восстаниям в Венгрии 1956 или в Румынии 1989 года иы знаем: если отрезать человека от его веры, рвать его связь с предками, то в какой-то момент она может вернуться очень сильно, бурно. К слову, вера к нам как раз довольно бурно и вернулась и сейчас мы даже переживаем некоторую стабилизацию после мощного притока новообращенных христиан начала 90-х годов, когда впервые за многие годы была разрешена религия.

Возвращаясь к вопросу о Жукове — я выступаю за свободу слова, за свободу мнения, но против того, чтобы в крупных СМИ с госфинансированием и особенно в правительственных кругах позволялось доминировать пораженческим, антироссийским настроениям. Например, сейчас бывший министр экономики России Максим Орешкин, который переходит в администрацию президента, поехал в Давос. Там на него с вопросами напал Билл Браудер — основатель фонда Hermitage Capital Management, тот самый человек, из-за которого на нас накладывали санкции по поводу «списка Магнитского». Браудер – космический  негодяй. Он был самым настоящим олигархом. Браудер приехал в Россию с 46 миллионами чужих денег в 1996-м и уехал из страны с двумя миллиардами долларов в 2005-м. Его в России ждут в суде — против него есть уголовные дела, начиная от уклонения от налогов до убийств. И вот этот человек, чувствуя себя абсолютно уверенно, задает Орешкину наглые вопросы, вроде таких, как «Почему Россия такое мафиозное государство?» И Орешкин в свою очередь жалким образом ему отвечает: «Во времена «Дела Магнитского» меня не было в правительстве, я ничего не знаю, у нас хорошая статистика». То есть он говорит все это вместо того, чтобы твердо сказать: «Ты – негодяй! И тебя ждут в суде, а не в Давосе!». Как можно допускать, чтобы министры так слабо защищали законность своей страны? Ни в какой стране на Западе такого не бывает.

Нашего президента Владимира Владимировича Путина на Западе обвиняют в диктаторских замашках, в русском национализме. Однако о каком национализме может идти речь, когда либералы назначаются на все важнейшие должности? Когда назначаются люди, которые мямлят и неспособны сопротивляться явному наглому западному давлению? То же самое, только в большем объеме, происходит в средствах массовой информации. СМИ как бы соревнуются, кто обиднее объявит патриотизм немодным и ненужным прежде всего в молодежной среде. Это происходит абсолютно открыто. Конечно, эту ситуацию надо как-то исправлять, менять — это ненормально для любой страны.

ИА «Новороссия»: Если сравнить предыдущее поколение либералов и нынешнее, можно ли найти отличия между ними?

Д.Б.: «Сегодняшнее поколение либеральной оппозиции хуже своих предшественников. Как правило, они имеют меньший объем знаний в вопросах, например, русской культуры, русской истории. Да, возможно, они отлично пользуются гаджетами, интернетом, но провал в таких знаниях, которые должны быть у человека, что называется, в оперативной памяти, в голове — просто колоссальные. Это манкурты. Я напомню роман Чингиза Айтматова «И дольше века длится день», где молодого человека захватили в плен и лишили памяти, держа его голову в мешке из верблюжьей кожи. От невыносимой боли он лишался памяти, забывал своих родителей и все, что было с ним в жизни. Он становился манкуртом — рабом, лишённым собственной воли и безгранично покорным не родителям и не вере отцов, а тому, кто его кормит. Вот такого типа люди и вербуются сейчас в оппозицию.

Старшее поколение либеральной оппозиции было все же немного другим. Напомню таких людей, как, например, убитый либерал Сергей Юшенков, как Алесь Адамович — человек, который боролся за демократизацию Советского Союза и собирал митинги в Москве. Этих людей все-таки можно было назвать патриотами. Они искренне заблуждались, например, насчет Запада, но их желания, их мечты все же были направлены на то, чтобы сделать нашу страну счастливее, принести ей добро. Они не исходили из шкурных интересов. Добро для России в их понимании — это в том числе и территориальная целостность страны, и свобода. Их желания были «для» страны, а не «против».

А вот у Егора Жукова мышление очень простое: зарплата, квартиры, условия жизни – это важно. Все остальное – разговоры. И ради зарплат и квартир можно отдавать куски территорий, объявлять своих предков, которые воевали в Великую Отечественную войну, пособниками такого же режима, как и нацистский. Вот на это они все способны. Старшее поколение либералов, на мой взгляд, на это точно не было способно. Тот же Ельцин при всех его недостатках все же не был таким примитивным эгоистом, каким является Алексей Навальный, хотя они похожи даже по манерам. А уж Егор Жуков, объявляющий себя либертарианцем, то есть сторонником почти полной ликвидации государства, — это даже по сравнению с популистом Навальным регресс. Другое мышление было все-таки, в другом направлении мыслили либералы прошлых лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top