Flag Counter

Счастливый Новый Год из далекого советского прошлого — Олег Царев

31.12.2019 – 17:00

Экс-депутат Верховной Рады Олег Царев вспоминает в интервью изданию Украина.ру свой самый интересный и необычный Новый год, а также желает, чтобы в следующем году для Донбасса наступила определенность

— Олег, вспомните самый счастливый Новый год, который вы встречали в своей жизни?

— Каждая встреча Нового года с семьей — счастливая. Каждый год, когда мы собираемся вместе, это счастье.

— А какое празднование было самым необычным?

— Необычная встреча Нового года у меня была, когда я учился в школе. По-моему, в классе то ли в седьмом, то ли в восьмом. Мы со старшими ребятами-альпинистами поехали в Яремчу, курортный городок в Ивано-Франковской области.

В советское время поезда под Новый год на Карпаты ходили каждые 20 минут. Мы перепутали, сели раньше, не в тот поезд. Долго искали, где разместиться. Шли с рюкзаками вдоль купе, заглядывая вовнутрь.

Напросились посидеть в купе в компании незнакомых девчонок. До сих пор помню одну из них. Красавицей ее назвать нельзя, хотя у неё было выразительное лицо. Самое главное, она как будто полностью преобразилась, когда взяла гитару в руки. Девочка пела песни Высоцкого.

Не люблю, когда перепевают Высоцкого. Старательно хрипят. Хотят, чтобы было похоже на него. Но любая копия хуже оригинала. Девушка пела совсем по-другому. Она пела не с меньшей экспрессией, чем автор, но это была женская экспрессия. Когда она взяла в руки гитару, она превратилась в красавицу. Сколько лет прошло, а я помню ее до сих пор.

Мы сначала планировали посидеть у девчонок до следующей станции, и потом выйти и подождать тот поезд, на который у нас были билеты. Но потом махнули рукой на тесноту и остались.

Когда приехали в Яремчу, разделились — наша компания, четыре парня, двинула в Карпатские горы. Мы поднимались на Петрус. Ребята были опытные, с прекрасной спортивной подготовкой, несмотря на рюкзаки, вверх они практически бежали. Я с трудом за ними успевал. Смеясь, они называли себя снежными барсами.

Где-то на середине пути нас застала вьюга. Дальше метра не было видно ничего. Но мы все равно продолжали подъем. В итоге — сбились с пути. Мы шли на метеостанцию, но, блуждая по горам, чудом наткнулись на пастушью колыбу. Это такой домик, где живут пастухи летом. Что-то среднее между сараем и маленькой избушкой.

В колыбе были заготовлены дрова и имелась печка. Но трубы не было. Дым от печки уходил под крышу. Мы растопили огонь, чтобы разогреть принесенную с собой еду и высушить одежду. Пар от одежды смешался с дымом от очага и выедал глаза. В нашей компании я был самым высоким. Мне от дыма доставалось больше всех.

Мы разложили припасы, включили маленький приёмник и встречали наступление Нового года по очереди на разных часовых поясах нашей большой Родины. Отметили приход Нового года в Европу. Уснули только под утром.

Утром, открыв дверь, пришлось зажмуриться. Ярко светило солнце. На небе не было ни облачка. Синее небо и горы в снегу. Очень красиво. Снег искрился под солнцем. Мы достали из рюкзаков полиетилен. Бросили на него вещи, сели сами и, как на санках, покатились друг за другом вниз, используя ледорубы для торможения.

— А что, вас родители отпустили в таком возрасте в горы встречать Новый год?

— Да. Мама меня отпустила.

— А самому старшему в вашей компании сколько было?

— Самый старший уже учился в аспирантуре.

— Как будете встречать этот Новый год?

— Точно с семьей, это у нас традиция. Три варианта. Или останемся в Ялте, или поедем на Красную Поляну под Сочи. Или созвонимся с президентом Южной Осетии и поедем вместе в Архыз кататься с гор.

— Что ждете от 2020 года?

— Я когда-то для себя понял, что жизнь идет, и ставить для себя какие-то грандиозные задачи — заработать денег или добиться какого-то карьерного роста — после пятидесяти можно, но это не обязательно. Достаточно того, что мы живем и себе не изменяем. Главное, что наши дети растут, и у них все хорошо.

Так получилось, что я имел отношение к тому, что произошло на Украине и в Донбассе, поэтому очень бы хотел, чтобы эта ситуация в 2020 году разрешилась. Люди Донбасса уже шестой год находятся в подвешенном состоянии, и очень хотелось бы, чтобы в следующем году наступила какая-то определенность.

В Донецке в сам пик вооружённого конфликта на Новый год мы раз за разом включали «Белла Чао», песню гарибальдийских партизан. Она была созвучна тому, что мы чувствовали в тот момент. Ложилась на душу. Но повторюсь, самый лучший Новый год тот, который ты встречаешь с семьей.

Читайте также: Россия загнала ПАСЕ в жёсткие рамки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top