Flag Counter

Переходный возраст: 30 лет назад в экономиках стран бывшего соцлагеря началась «шоковая терапия»

В 1989 году в экономиках Восточной Европы стартовал переход от социализма к капитализму. С распадом СССР аналогичные реформы начались в России и СНГ. На пути к рынку государствам предстояло пройти через болезненную «шоковую терапию», которая сопровождалась падением ВВП, ростом инфляции, безработицы и бедности. С помощью западных денег страны бывшего соцблока смогли относительно быстро пережить кризис, в то время как Россия и постсоветские республики столкнулись с затяжной рецессией. Спустя 30 лет государства Восточной Европы по-прежнему во многом живут за счёт дотаций Евросоюза. При этом России удалось достичь полной финансовой независимости.

  • Приватизация / Очередь за продуктами в Варшаве
  • © РИА Новости / Gettyimages.ru

В конце 1980-х — начале 1990-х годов экономики бывшего СССР и Восточного блока начали переходить к рыночному механизму. Либерализация цен, приватизация и создание частной собственности — эти меры должны были повысить производительность труда и эффективность предприятий.

Первые радикальные экономические преобразования начались в Польше в 1989 году. После распада СССР реформы стартовали в России и СНГ. Переход к рынку оказался болезненным: все государства столкнулись с падением производства, галопирующей инфляцией, безработицей и девальвацией нацвалют. Именно так 30 лет назад в бывших социалистических экономиках началась «шоковая терапия».

«Реформы должны были решить проблемы, связанные с изъянами социалистической системы. Ошибки в централизованном планировании и государственном регулировании цен, мягкие бюджетные ограничения, низкая производительность труда и неэффективность государственной формы собственности. Всё это отражалось в бесконечных очередях, повсеместном дефиците товаров народного потребления и невысоком качестве продукции», — пояснил в разговоре с RT профессор кафедры экономики РЭШ Валерий Черноокий.

Также по теме


Время перезагрузки: 20 лет назад в России произошёл дефолт

17 августа 1998 года правительство России объявило технический дефолт по долговым обязательствам страны. Безудержный рост госдолга,…

По словам экономиста, серьёзным вызовом на пути к реформам стал разрыв производственных связей между бывшими коммунистическими странами и падение цен на нефть. Кроме того, после распада СССР и Югославии ситуацию осложнили начавшиеся вооружённые конфликты и гражданские войны. Как считает эксперт, в тех условиях «шоковая терапия» оставалась единственным способом для быстрого перевода экономик на рыночные рельсы.

«В основе политики «шоковой терапии» лежала концепция так называемого «Вашингтонского консенсуса»: резкий шок от либерализации экономических условий будет недолгим, а потом начинётся нормальное развитие», — рассказал в беседе с RT заведующий лабораторией Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Александр Абрамов.

Начало реформ спровоцировало массовый экономический спад в государствах. Например, в 1992 году ВВП стран Восточной Европы снизился на 11,4%, России — на 14,5%, Украины — на 9,7%, Белоруссии — на 9,6%, Узбекистана — на 11,1%, а Грузии — на 45%. Такие данные приводит Международный валютный фонд (МВФ).

«Рыночные реформы были довольно болезненными во всех странах социалистического блока. Вне зависимости от выбора — «шоковой терапии» или постепенных реформ — все эти государства прошли через высокую инфляцию, падение производства и доходов населения, рост безработицы и неравенства», — вспоминает Валерий Черноокий.

Согласно подсчётам МВФ, в 1992 году инфляция в восточноевропейских странах подскочила до 890%. В России показатель составил 1570%, Белоруссии — 970%, а на Украине — 1210%.

В 1990-е годы уровень безработицы в Польше поднимался до 16,4%, в Словакии — до 16,5%, Литве — до 14,6%, Казахстане — до 13,5%, а в России — до 13%. 

«Шоковая терапия» не только экономически ударила по людям, но и физически, утверждают эксперты Евразийского банка реконструкции и развития (ЕБРР).

«Социальные, экономические и физические издержки реформ были настолько существенны, что люди, родившиеся в начале переходного процесса, в среднем на 1 см ниже ростом, чем те, кто родился чуть раньше или позже этого периода», — говорится в исследовании ЕБРР.

На пороге кризиса

Процесс прохождения реформ заметно отличался в разных странах. По словам Валерия Черноокого, некоторые государства Центральной и Восточной Европы относительно быстро преодолели кризис. При этом в России и большинстве республик бывшего СССР экономические потрясения растянулся вплоть до конца 1990-х годов.

«Эталонным примером успешного проведения «шоковой терапии» часто называют Польшу. Принятый в 1989 году «План Бальцеровича» в первые годы реформ привёл лишь к кратковременному, хотя и довольно болезненному, спаду выпуска продукции и всплеску инфляции. При этом уже в 1992-м польская экономика возобновила рост, а к 1996-му вышла на предкризисный уровень», — отметил Черноокий.

Валерий Черноокий добавил, что аналогичным образом ситуация развивалась в Чехии, Венгрии, Словакии и странах Балтии.

Ускоренные темпы «шоковой терапии» в восточноевропейских государствах экономисты во многом связывают с финансовой помощью Европы. Так, МВФ выделил Польше стабилизационный кредит на более чем $1,7 млрд. Кроме того, в 1991 году Парижский клуб кредиторов списал 50% долгов Польши правительствам стран Запада. В 1994-м такое же решение принял и Лондонский клуб кредиторов.

  • Митинг в Вильнюсе
  • AFP
  • © STF

«Кроме европейского финансирования в странах Центральной и Восточной Европы была значительно выше политическая поддержка реформ. В России же реформаторы постоянно находились в борьбе с коммунистами и «красными директорами». Поэтому процесс реформ то останавливался, то снова набирал обороты», — добавил Валерий Черноокий. 

Впрочем, после дефолта 1998 года экономика России полностью вышла из кризиса и начала расти рекордными темпами. В 1999-м ВВП страны увеличился на 6,4%, а в 2000-м — на 10%. Примечательно, что экономики Восточной Европы в среднем показали низкие значения — 4% и 7,3% соответственно. Об этом свидетельствуют данные МВФ.

Любопытно, что в уже 2002 году уровень безработицы в России сократился до 8%. При этом в Польше показатель, напротив, ускорился до 20%.

«Среди стран СНГ Россия стала одним из самых удачных примеров прохождения реформ. Мы сумели в очень сложных условиях переходного периода — без денег и серьёзных союзников — создать рыночную экономику. Похожая ситуация была только в Казахстане. Другие бывшие республики СССР проводили реформы медленнее и с оглядкой на Россию», — считает Александр Абрамов.

Экстремальный уровень

После преодоления тяжёлых кризисов бывшим соцстранам удалось перейти к рынку, нарастить темпы роста ВВП, остановить гиперинфляцию и сократить безработицу. Но только 44% граждан этих государств сократили разрыв в доходах с развитыми экономиками, отмечают эксперты ЕБРР.

По последним подсчётам ЕБРР, ещё пять лет назад у 23% граждан бывших социалистических государств уровень доходов был ниже, чем в 1989 году.

Согласно исследованию ЕБРР, одним из главных вызовов для государств остаётся разрыв между доходами самых богатых и самых бедных слоёв населения. Например, в Польше, Словении, Латвии, Венгрии, России и Туркменистане показатель заметно превышает средний уровень. При этом наиболее высокий разрыв зафиксирован в Литве, а самый низкий — в Таджикистане, Узбекистане и Киргизии.

Во многих странах Восточной Европы до сих пор встречается экстремальная бедность. Речь идёт о людях с доходом менее $1,9 в день. По оценке Всемирного Банка, в Польше и Венгрии доля таких граждан составляет 0,5%, в Литве и Латвии — 0,7%, в Болгарии — 1,5%. В России, Белоруссии и Казахстане экономисты организации зафиксировали отсутствие экстремальной бедности.

«Высокий уровень бедности в странах бывшего соцблока частично связан с политикой «шоковой терапии». Реформы сократили долю промышленного сектора, и государства по большей части стали аграрными. Производительность труда упала, люди уезжали за границу в поисках выгодной работы. До сих пор мы наблюдаем колоссальный поток эмигрантов из этих стран, особенно из Литвы», — рассказал RT заместитель декана факультета мировой экономики и политики ВШЭ Андрей Суздальцев.

Новая зависимость

В 2017 году Польша получила от Евросоюза в виде дотаций около €12 млрд, но направила в европейскую казну только €3 млрд. Власти ЕС выделили Венгрии более €4 млрд, при этом отчисления страны в евробюджет составили €820 млн. Об этом говорится на официальном сайте Евросоюза.

Несмотря на дотации ЕС, бюджеты Польши и Венгрии уже 24 года подряд остаются дефицитными. Такие данные приводит Организация стран экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Отрицательная разница между доходами и расходами государственной казны вместе с растущими дотациями из Брюсселя сопровождается ростом госдолга восточноевропейских стран. По последним подсчётам Евростата, уровень долговой нагрузки в Венгрии составляет порядка 68,2% ВВП, в Польше — 48,1%, Словении — 67,7%.

Андрей Суздальцев подчеркнул, что Россия выгодно отличается от государств, которые в своё время быстро прошли «шоковую терапию». По данным Минфина, сейчас госдолг страны составляет 15,1% ВВП, профицит бюджета — 2,7% ВВП (на 2018 год).

«В нулевые годы Россия вышла на очень самобытную финансовую национальную политику. Специфика экономики и экспорта, значительная часть которого — это энергоносители, вынуждает нас внимательно относиться к своим возможностям. Сегодня колебания цен на сырьевых рынках заставляют нас формировать профицитный бюджет и создавать резервы, не полагаясь при этом на кредиты и помощь извне», — заключил Андрей Суздальцев.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top