Flag Counter

Борис Межуев: Участники нормандского саммита постарались избежать имиджевых потерь

11 декабря 2019, 9:40

В понедельник, 9 декабря в Париже на саммите «нормандской четверки» встретились президент России Владимир Путин, президент Франции Эммануэль Макрон, президент Украины Зеленский и канцлер Германии Ангела Меркель. Стороны провели ряд двусторонних встреч, затем приступили к совместному обсуждению повестки саммита. Позже прошла двусторонняя втреча российской и украинской стороны, после чего стороны вновь собрались за рабочим ужином, а затем выступили с итоговой пресс-конференцией.

Участники нормандского саммита прежде всего старались избежать имиджевых потерь. Были согласованы новые договоренности, способствовать выполнению которых обязались стороны. В целом же, ничего прорывного не произошло. Об этом в беседе с ИА «Новороссия» рассказал философ и политолог Борис Межуев.

«Надо признать, что европейские партнеры отказались поддаваться требованиям Украины и Зеленского – в частности по пересмотру формата отношений. Речь идет о Минских договоренностях и формате нормандского взаимодействия – они отказались подключать американцев, а ведь на этом настаивала Украина. Вместе с тем, это не привело к конфликту, хотя он назревал. Зеленскому удалось сохранить лицо. Можно сказать, что он добился ничьей, хотя это, безусловно, не совсем то, на что он надеялся. Тем не менее, он добился каких-то более выгодных результатов по транзиту газа, чем изначально предлагала Россия. Важный момент для всего этого формата — договоренность встретиться через четыре месяца и продолжить обсуждение.

Стороны договорились об обмене пленными по формуле «всех установленных на всех установленных» до 31 декабря, определили три новых точки разведения сил. Также, судя по заявлениям, прекращается силовой шантаж Донбасса со стороны Украины. Для России нормандский саммит стал очень удачным, даже несмотря на все минусы: неприятное решение WADA (9 декабря исполком WADA отстранил российских спортсменов от участия в международных турнирах. Речь идет обо всех соревнованиях, включая Олимпийские игры и чемпионаты мира — прим. ред.), которое неудачно совпало со встречей в Париже. Отметим, что в совместном коммюнике отсутствуют абсолютно обязывающие формулировки. Однако это все мелочи. Европейцы, и особенно президент Франции Эммануэль Макрон, дали понять, что они нацелены на деэскалацию конфликта в Донбассе — эскалация не нужна, в том числе и та, которая была бы со стороны Украины. В этом смысле альтернативы мирному процессу нет.

Подобного рода переговоры вряд ли приведут к окончательным договоренностям в ближайшее время — очевидно, что этого не случится. Однако становится понятно, что движение в этом направлении продолжится. Это хороший знак, учитывая, что нормандского саммита не было с 2016 года. Порошенко явно не желал выполнять Минские соглашения. В данном случае стороны вновь собрались, признались, что будут следовать «формуле Штайнмайера» и двигаться в заданном направлении. Как они это сделают — никто не понимает. Скорее всего, никак», — высказал свое мнение эксперт.

Зеленского сейчас ждет не самая завидная роль, — продолжает спикер. — На него будет сыпаться вал критики, исходящей от радикальных элементов.

«Зеленский фактически оказался оторван от радикальной публики. Уже появилось выступление Авакова, который сделал заявление, противоположное мнению Зеленскому. Сейчас, конечно, начнется война «сливов». Российская и украинская стороны — начнут этим заниматься, интерпретируя события с выгодой для себя. Это уже рабочий момент. Пропаганда обеих стран будет заниматься своими делами.

Мне кажется, для России это положительный момент в той степени, в какой она ставила перед собой те или иные задачи. Можно, конечно, спорить, насколько эти задачи обоснованы — может быть, мы хотели чего-то большего. Однако если мы рассматриваем те цели, которые ставила перед собой Россия — она добилась того, чего хотела», — подчеркнул Борис Межуев.

Важно отметить роль принимающей стороны саммита. Сейчас Эммануэль Макрон испытывает серьезный прессинг со стороны западаных элит. Что касается Меркель, то ее амбиции ясны — ее политическая карьера находится на излете.

«Поскольку главная фигура во всей этой истории — Эммануэль Макрон, все зависит от прочности его политических позиций. Ему оказывают сильнейшее сопротивление внутри страны — я такого не помню со времен 1968 года (когда меня еще не было на свете). Такого не было очень давно — Макрон сквозь сопротивление пытается идти своим путем. Это, конечно, свидетельство сильнейшего межэлитного конфликта внутри Запада. Если курс, который сейчас олицетворяет Макрон, удержится и стороны будут заинтересованы в сохранении с ним коммуникации, то встреча состоится. Зеленский и Путин поймут, что нужно продолжать идти этим путем, ведь он единственный возможный в рамках европейского пространства.

Если позиции Макрона ослабнут, то ситуация может измениться. Меркель уже уходящая фигура, ее не следует рассматривать как серьезного игрока. Однако надеемся, что Макрон сохранит свои позиции и встреча состоится. Что будет на этой встрече — пока что сказать сложно. Все понимают, что подобные встречи — дипломатический пат и никакого решения нет. «Формула Штайнмайера» — это, конечно, прекрасно. Однако все понимают, что она нереализуема по внутриукраинским причинам. Значит, надо искать какие-то шаги для того, чтобы встречаться. Может быть, захватить пару пленных, чтобы договориться об их обмене — дать хоть какой-то символический образ продвижения процесса. В этом смысле, поддержание такого процесса важнее, чем какие-то результаты, — отмечает политолог.

Киев всеми силами старается снять с себя ответственность, — считает эксперт. — Может сложиться ситуация, когда бдительность остальных стран-участниц ослабнет и Украина сможет, например, вовлечь американскую сторону в переговорный процесс

«Пока мы создаем иллюзию продвижения — у сторон пропадает желание воевать, они стремятся — торговать. У этого процесса должен быть важный политический патрон: им является президент Франции. Если он резко ослабнет, то возникнут большие соблазны подключить американцев. Украина страстно этого желает.

От Украины зависит очень многое. Скорее всего, с ее стороны будут провокации — если их количество будет зашкаливать, то процесс будет идти тяжело. Меня напрягает таинственная роль Авакова — это неуходящая фигура, которая воплощает украинского deep state (теория, согласно которой в США существует скоординированная группа государственных служащих, влияющих на государственную политику без оглядки на демократически избранное руководство, — прим. ред.). Очевидно, что он не заинтересован в выселении Зеленского. Возможно, он и способен каким-то образом сорвать будущие переговоры. Во всяком случае, я бы этой фигуры опасался. Наверное, он ни один такой — там много чего существует.

Сейчас Украина для Соединенных Штатов Америки — головная боль. Когда-то это может измениться — Америка может начать политику противоположную Макрону, нацеленную на эскалацию конфликта, на провоцирование — это она делала в предыдущие годы», — резюмировал Борис Межуев.

 

Комментарии по теме:

Андрей Пургин: За деревьями увидеть лес, или Разнообразные эмоции по итогам Парижского «сидения»

Выдохнули. Именно это сделали сегодня ночью многие тысячи разных людей. Кто-то вздохнул с облегчением, кто разочарованно, кто-то удивленно хмыкнул.

Александр Малькевич: Зеленский расписался в своей беспомощности руководить страной

Сам факт проведения встречи — это шаг вперед. Одновременно с этим интересно было наблюдать за поведением украинской делегации, которая постоянно пыталась «слить» ход переговоров. Интересно будет за ними наблюдать и дальше, после возвращения в киев, где их ждут радикалы.

Александр Артамонов: После саммита в Париже велика вероятность обострения в Донбассе

О том, что Киев абсолютно не готов к прекращению боевых действий говорит множество факторов.

Дмитрий Родионов: В Париже Зеленский не показал из себя ничего

Договорились договариваться», как это обычно и бывает в таких случаях. Зеленский продемонстрировал всему мировому сообществу, что он президент Украины, что ему 42 года и что он не лох. В общем-то на этом его «успехи» и заканчиваются.

Леонид Крутаков: Переговоры в Париже показали, с кем хочет договариваться Европа и кто этому мешает

Вполне вероятным исходом вчерашних переговоров по газу, при определенном вмешательстве Европы, может стать временное продолжение транзита газа через Украину на прежних условиях.

Павел Кухмиров: Нормандский формат. Что это было?

Все принятые на встрече решения означают ничего. Плохо ли это? Нет. Это хорошо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top